Как за попыткой переворота в Турции следила курортная Анталья

Попытка переворота в Турции Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption За ночными событиями в Анкаре и Стамбуле внимательно следила вся Турция, в том числе и туристы на курортах

Переворот? Какой переворот? Примерно так отреагировал на мой вопрос о событиях прошедшей ночи официант в ресторане гостиницы в Анталье, где всего несколько дней назад начался наш семейный отдых.

Либо его английский был не на уровне, либо ему был дан строгий наказ с туристами на такие острые темы не говорить, предположила я.

Первое, что бросилось нам в глаза после приезда из Лондона - это то, что гостиничный комплекс явно не был заполнен до отказа.

"На прошлой неделе здесь было 1200 гостей, отмечавших окончание священного месяца Рамадан, - рассказала одна из сотрудниц гостиницы. - А теперь опять тишина".

Нам тишина как раз и была нужна, но оказалось, что расслабляться было рано.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Громкие политические события редко затрагивают курортные зоны напрямую

Прошлой ночью я не могла оторваться от экрана телевизора, который внезапно потух где-то в четвертом часу утра.

Переключала с Би-би-си на многочисленные турецкие каналы. В какой-то момент ведущий канала TRT зачитал официальное заявление от лица заговорщиков о захвате власти, причем выглядел при этом очень нервным. В этот момент стало понятно, что дела плохи.

Через некоторое время телеканал прекратил вещание. Появилась надпись VIDEO YOK - нет, мол, картинки. Но вскоре он возобновил вещание.

Турецким я не владею, но все-таки это тюркский язык, многие слова понятны мне без перевода. Остальное пыталась переводить в интернете.

Зато знаю теперь, как выглядит заставка "срочная новость" на турецком. Из кадров, которые постоянно крутили многие каналы, особенно запомнился танк, окруженный толпой людей.

Некоторые из них забрались на него и пытались открыть люк. Один из них - в красных шортах, которые чуть не сползли с него, когда он лез на танк - особенно негодовал, и, судя по всему, не испытывал особого страха.

Еще один кадр - встреча на мосту толпы с флагом Турции и военных, которые стреляли в воздух, также до сих пор стоит у меня перед глазами.

До этого я поместила в "Фейсбуке" фото с экрана, где президент Эрдоган давал интервью по FaceTime. Такое случается не каждый день.

В памяти всплыл Михаил Сергеевич и ГКЧП. В Анкаре и Стамбуле гибли люди.

Правообладатель иллюстрации Reuters

Однако утром в гостинице обстановка была совершенно противоположной моему ночному настроению.

Туристы неспешно пили свежевыжатый апельсиновый сок, кто-то собирался на экскурсии, кто-то шел с детьми на пляж.

В лифте две молодые женщины, которых я приняла за туристок из самой Турции, заверили меня, что все уже позади.

На мой вопрос, в безопасности ли их родные в Анкаре и Стамбуле, одна из них сказала, что родом из Ирана, и что у нее в стране ситуация не лучше.

Человек средних лет, с которым я разговорилась за завтраком, оказался ювелиром, который часто бывает в России и странах бывшего Союза.

"Мы вышли на улицы не для того чтобы защитить Эрдогана, - сказал он. - Мы вышли, чтобы защитить демократию. Нам не нужна помощь военных. Мы справимся сами. Турции не нужна гражданская война".

Ульрика, которая приехала сюда из небольшого немецкого городка с детьми и группой друзей, сказала мне, что отменила визит к глазному врачу, чей офис был за пределами гостиничного комплекса.

Она попросила, чтобы мы не упоминали о попытке переворота перед ее десятилетним сыном. "Мы не хотим его беспокоить", - сказала она.

Только накануне Ульрика высказала мне все, что она думает об "эгоистичной Британии, решившейся на "брексит".

"У нас в городе столько беженцев, мы их всех принимаем и помогаем, чем можем. А вы-то чего испугались?" - говорила она, пытаясь выдержать спокойный тон.

Сегодня эти разговоры кажутся чем-то из далекого прошлого.