Блог Яны Литвиновой. Заповедник для богатых бездельников, или Как выбрать будущую alma mater

Унивеситетская шляпа, диплом и стопка книг Правообладатель иллюстрации iStock
Image caption Выбор учебного заведения может оказать огромное влияние на дальнейшую жизнь молодого человека. Как выбрать так, чтобы не ошибиться?

Вообще-то, "где учиться?" - это далеко не праздный вопрос. Если все идет по плану, то дети имеют тенденцию вырастать и выбирать профессию, которую где-то надо получать.

Давным-давно я дала себе страшную клятву, что не стану наступать на горло их песням и что единственное, против чего я восстану, - это карьера рок-певицы или киноактрисы.

Со своими взглядами я ознакомила своих дочек-близняшек лет шесть назад, и тогда обе крошки выразили полное понимание и уверили меня, что сцена, микрофон и слава их совершенно не интересуют.

Вот уже много лет, как мне пришлось с сожалением признать, что ни Оксфорд, ни Кембридж нам не светят, точные и естественные науки надо обходить стороной, а характер обеих таков, что представить их сидящими целый день в офисном помещении я просто не могу.

Эти условия существенно сужали круг возможных занятий, тем более, что мне никак не удавалось понять, к чему же у них душа лежит?

Танцы, дети, психология

Правообладатель иллюстрации iStock
Image caption Как оказалось, танцы являются важным подспорьем в работе с детьми, у которых аутизм

Со старшенькой, вообще-то, все было проще: с младых ногтей она подбирала (и продолжает подбирать) всех "несчастненьких". Более того, она, по совершенно непонятной для меня причине, обожает маленьких детей. И еще животных. Во втором случае я ее вкусы вполне разделяю.

Ребенок долго метался между заботой о бессловесных тварях и человеческих детенышах. К тому же в это уравнение надо было еще как-то впихнуть любовь к танцам, которая поглощала ее все больше и больше.

Наконец дитя мне торжественно сообщило, что хочет заниматься танцами как терапией для детей, переживших психологическую или физическую травму.

Поскольку в моей голове слова "университет" и "танцы" не сочетались вообще никак, я слегка запаниковала. Ребенок успокоил меня, что все это очень даже существует, и более того, этому обучают в высших учебных заведениях, правда, их немного, но она их уже все нашла, и все, мол, будет хорошо, дорогая мама, не волнуйся.

Наша служба и опасна и трудна…

Правообладатель иллюстрации iStock
Image caption Вот это все, это - не криминология, это - криминалистика. Криминология, насколько я поняла, изучает психологические и социальные аспекты совершения преступлений

Затем на авансцену выступила вторая крошка. В один прекрасный день, когда я расслаблялась со спицами и каким-то американским детективом, ребенок зашел в комнату с озорным выражением на лице, которое неизменно означает, что сейчас меня чем-то огорошат.

"Как ты думаешь, - дитя, не спросив разрешения, прервало погоню отважных сотрудников ФБР за очередным серийным убийцей, и плюхнулось на диван, не очень заботясь о судьбе моих конечностей. - Мне подойдет работа в полиции?"

Привыкнув ничему не удивляться, я критически оглядела собственного ребенка и осторожно спросила: "А ты готова подчиняться приказам и патрулировать улицы?"

Ребенок патрулировать улицы не хотел, а хотел изучать криминологию и работать в нашем британском аналоге ФБР - NCA, помогая ловить террористов и убийц. Менее кровавые преступления ее просто не интересовали.

Университет университету рознь!

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Университет - это образование, друзья на всю жизнь и дальнейшая карьера

Выбрав профессии, девицы стали выбирать и потенциальные учебные заведения. Университеты так называемой Расселовской группы - то есть самые крутые и престижные - нам не подходили вовсе (уровень отметок требуется существенно выше, нежели они могут реально получить). К счастью, в Англии полным полно заведений попроще, которые дают вполне приличное образование, а для привлечения студентов устраивают дни открытых дверей.

На первые мероприятия такого рода они отправились самостоятельно. Я прекрасно знаю, что на эту рекогносцировку принято брать с собой родителей, но не настаивала, честно говоря, надеясь, что как-нибудь пронесет. А не вышло!

Любительница несчастненьких и танцев захотела посетить университет города Бат и потребовала, чтобы я ее сопровождала. Разделить компанию вызвалась и вторая сестра.

Две стороны одного города

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Въезд в Университет Бата. Место серьезное

Бат - город знаменитый, очень красивый и не обиженный ни туристами, ни студентами. Я еще сильно удивилась, зачем это мы поедем в Бат, потому что университет там вроде бы вполне приличный и требует совершенно другого уровня академического интеллекта.

Оказалось, что этот сравнительно небольшой город может похвастаться сразу двумя университетами. Один так и называется "Университет Бата", и в нем учатся серьезные и способные юноши и девушки, а второй носит сомнительное название "Университет Бата-курорта", и о его существовании мало кто подозревает.

Как вы понимаете, нам понадобился именно курортный вариант.

С самого начала в этой поездке все складывалось из рук вон плохо. Поскольку поезд до Бата от Лондона идет почти два часа, мы решили поехать накануне. Как назло именно в эти выходные что-то у них там произошло на путях, и вместо двух часов мы ехали четыре.

Во-вторых, и тут вина совершенно моя, поскольку я решила, что в Бате только один университет, то поначалу мы прибыли совсем не туда. Видимо, для того, чтобы студенты престижного и сомнительного Бата никак не перемешивались, университеты расположены на прямо противоположных концах города (хоть диаметр линейкой проводи).

В-третьих, курортный Бат вообще обосновался за городом, и до него ходит один единственный автобус с интервалом в полчаса.

Когда мы, наконец, добрались, моему удивленному взору предстала совершенно неправдоподобная картина.

Образование в загородном поместье

Правообладатель иллюстрации Charley Schlichter
Image caption То самое элегантное современное здание посередине поместья

Университет располагался в самой середине совершенно идиллического английского пейзажа с безукоризненными лужайками и элегантным загородным поместьем в стиле классицизма. Картину дополняли пруд с лебедями, парковые постройки, претендующие на статус античных руин (это было очень модно на рубеже XVIII и XIX веков) и мирно пасующиеся вдалеке овцы.

Посередине этой иллюстрации к роману Джейн Остин почему-то было впихнуто небольшое и очень элегантное современное здание с большим количеством окон и деревянных панелей. В здании как раз и располагались основные аудитории.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption И вид с ближайшего холма

Следующим культурным шоком оказался состав потенциальных абитуриентов. Привыкнув к лондонскому разнообразию цветов кожи, языков и религий, я стала судорожно озираться, пытаясь найти хоть одно этническое меньшинство.

Через полчаса безуспешных попыток пришлось признать, что таковым являюсь именно я.

"Приличные люди"

Парковка была забита дорогими (но не "нагло дорогими") машинами. Из них выходили безупречно одетые мамы и папы (стиль "smart casual", то есть дорогие джинсы и дорогой пиджак клубного типа), за которыми следовали не менее безупречные отпрыски. Забудьте о бесформенных майках, мешковатых штанах, кольцах в носу и прочих признаках подросткового бунта.

Правообладатель иллюстрации iStock
Image caption Вот так примерно они все там и выглядели. Хоть бери, снимай и на рекламный плакат

Девушки демонстрировали миру скромность поведения и обманчивую простоту причесок, которая достигается очень дорогими шампунями и гораздо более дорогими парикмахерами. Молодые люди выглядели, как реклама хороших манер из учебника по этикету. Во мне тут же проснулся антропологический интерес, и, отстав от своей парочки, которая активно обсуждала достоинства и недостатки жилья, предоставляемого студентам, стала прислушиваться к разговорам других семей.

Сделав вид, что мне в ботинок что-то попало, я тормознулась у высокого дерева (не сильна в ботанике, но, кажется, это была криптомерия). С другой стороны от ствола невероятно элегантная мама с плохо скрываемым раздражением говорила своему сыну, что поскольку он не удосужился заниматься как следует - и вообще пребывает в идиотской уверенности, что из него вырастет будущий Лоренс Оливье, - это место ничуть не хуже других, а, пожалуй, и лучше, потому что тут хотя бы "приличные люди" (decent people). Молодой человек угрюмо молчал.

Какой-то папа, который изо всех сил старался выглядеть демократично (получалось довольно плохо, потому что в качестве камуфляжа он выбрал плащ английской фирмы Aquascutum, цена которого может с легкостью приближаться к 1000 фунтов), с явным удовольствием говорил своей дочери, что при университете вроде бы есть прекрасная конюшня.

Потом я выяснила, что с конюшней вышел небольшой прокол, потому что в бывших стойлах теперь располагается один из корпусов студенческого общежития, а не породистые скакуны.

Преступник не виноват, виновато общество

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Виновато общество и социальная несправедливость?

Оставив любительницу танцев на мастер-классе, мы с потенциальным борцом с правонарушениями отправились на лекцию по криминологии.

Где я с большим удовольствием оказалась свидетелем наглядной иллюстрации того, что Лондон - это не Англия.

Место у микрофона занял молодой человек, который в этой аудитории выглядел также органично, как пахнущий навозом фермер на великосветском балу.

В нем без труда угадывался читатель газеты Guardian (любимая газета либеральной интеллигенции), голосующий за партию либеральных демократов, и большой сторонник Евросоюза.

Почему он принял должность завкафедрой в этом конкретном университете, так и осталось тайной. Молодой человек сообщил нам, что несколько месяцев как перебрался сюда из Лондона, что криминология - это наука социальная, что нельзя рассматривать преступника в отрыве от среды, в которой он вырос, и что вообще преступления - это социальное зло, вырастающее на почве финансового неравенства и расслоенного общества.

На этом месте он, правда, спохватился и сказал с кривой улыбкой, что мы вправе не разделять его взгляды, у нас свободное общество, поэтому он своих оценок студентам не навязывает, а, напротив, предлагает им с собой спорить.

А, может быть, дважды два действительно пять?

Правообладатель иллюстрации iStock
Image caption А для профессора из Милана самым интересным оказались психологические связи мафиозной семьи

Честно говоря, я к любым "социальным" наукам отношусь с долей скепсиса, отдавая себе отчет, что если в математике дважды два всегда четыре, то в гуманитарных дисциплинах оно может быть и пять, и шесть, в редких случаях - семь, но точно не девять.

О том, что одно и то же социальное явление можно объяснить как социальным неравенством, так и дурным характером конкретного человека, тоже никто не спорит.

Так что криминология, в зависимости от лектора, с одинаковой долей вероятности может стать как призывом к революции, так и приглашением к упражнениям в психологии. Лично мне гораздо больше нравится второй вариант.

Признаться, я с некоторым облегчением вздохнула, когда мой потенциальный криминолог сообщила мне, что этот университет на нее впечатления не произвел. Любительница танцев осталась довольна.

Каков лектор, такова и программа

Правообладатель иллюстрации iStock
Image caption Публика в Винчестере оказалась гораздо более разнообразной

В правоте своих мыслей по поводу гуманитарных наук я еще раз убедилась, когда через пару месяцев сидела на лекции по криминологии уже в другом университете в городе Винчестер (древней столицы Англии в графстве Хэмпшир).

На сей раз завкафедрой оказался импозантным итальянцем с небольшим брюшком, лысиной, бородкой и дизайнерским галстуком. Как выяснилось, свою научную карьеру он начинал в Милане. С большим азартом он рассказал нам о сложных социо-культурных связях в преступных группировках и важности, которую играет психология в борьбе с мафией. Итальянец произвел на мою дочь очень приятное впечатление, и университет Винчестера занял первое место в списке наших приоритетов.

Публика, хотя ей и было далеко до лондонского разнообразия, все-таки была гораздо более разношёрстной, а топография местности (по непонятной причуде архитекторов весь кампус располагался на довольно крутом холме), уверили крошку, что гиподинамия ей не грозит.

География разрастается…

Правда, до окончательного выбора нам еще далеко: в перспективе еще Чичестер на юге и Ливерпуль на севере. С нетерпением жду новых антропологических открытий.

Яна Литвинова - ведущая ТВ-новостей Русской службы Би-би-си

Новости по теме