Блог Яны Литвиновой. Глашатай и наковальня: за кого голосуют на границе Англии и Шотландии?

  • 26 мая 2017
  • kомментарии
Глашатай
Image caption "Все на выборы!" глашатай на севере Англии прокричал по-русски

Перед всеобщими выборами, предстоящими в июне в Британии, журналисты Русской службы Би-би-си Яна Литвинова и Бен Тавенер путешествуют по стране. В этом блоге - путевые заметки Яны.

"Гретна Грин! Не Гретна!" - Линда сорвалась с места и прервала Бена, который только начал задавать вопрос работникам знаменитой кузницы, в которой вот уже более 200 лет женят тех, кому невтерпеж.

"Гретна там, - Линда махнула рукой куда-то в сторону античных мехов, - это - новая деревня, а мы - Гретна Грин! Нас весь мир знает под этим именем!"

В своих странствиях мы наконец-то добрались до Шотландии, но до этого была еще остановка на севере английского графства Йоркшир.

Начался день с посещения города, с названием которого можно встретиться в любой англо- или франкоязычной стране: Ричмонда.

В синем царстве

Image caption Ричмонд, Северный Йоркшир: уютный, симпатичный, за тори

Йоркшир в очередной раз продемонстрировал нам, что является не только самым разнообразным графством по количеству ландшафтов, но и не отстает и по количеству политических крайностей.

На юге безраздельно царствует красный цвет лейбористов, тогда как север упрямо синеет холодным консервативным пламенем.

(Написала и задумалась, что это они, Уэльс с Йоркширом, сговорились что ли? Или им просто нравится политическое разделение по принципу компаса? Хотя вполне может быть, что это все - случайные совпадения).

Ричмонд оказался городом небольшим, туристическим и очень симпатичным. Мы с Беном опять разделились по интересам, и я отправилась разговаривать с владелицей кондитерской, тогда как Бена ждал городской глашатай.

Сладкий рай

Хозяйку кондитерской звали Хезер. Когда в ее уютное помещение ввалилась наша орава с камерой, треногой, микрофонами и прочими необходимыми для съемок причиндалами, ни хозяйка, ни ее подручные и бровью не повели.

К счастью, время, как говорил Винни-Пух, было ни то, ни сё: "Завтрак уже давно кончился, а обед еще и не думал начинаться", и кроме нас в небольшом помещении сидела только одна пожилая пара, допивавшая свой чай.

Признаться, я до сих пор не понимаю, как операторам и продюсерам удается выходить сухими из воды. Все то время, пока Бен и Фил передвигали столы, просили поставить на облюбованную поверхность чашки покрасивее, а выбранные нами торты и плюшки разложить на этажерке, я стояла с хозяйкой, и попеременно то отпускала ей комплименты, то извинялась за учиненный переполох.

Image caption Уточню: за все съеденное и выпитое мы честно заплатили

К чести Хезер, она была совершенно спокойна.

Да, конечно, она голосует за тори, как и все в округе. Почему?

"Потому что они лучше знают, что делают, и помогут нам выйти из ЕС. Да, я голосовала за "брексит", потому что считаю, что мы небольшая, но успешная страна, и вполне можем справится и сами по себе".

На этом месте я все-таки не выдержала и спросила, а как же, мол, ваши, можно сказать, земляки с юга? Вы их хоть за своих-то считаете?

Хезер слегка улыбнулась: "Ну, они там сами по себе, а мы - тут тоже такие, как есть. Мы привыкли полагаться исключительно на самих себя".

Поскольку защита чести южан никак не входила в мои обязанности, я решила задать еще один вопрос с подковыркой: "Скажите, а что должно произойти, чтобы вы проголосовали за лейбористов?"

Хозяйка честно задумалась. "Не знаю, - протянула она, - ну, если они сумеют доказать, что понимают, как себя вести... да и то вряд-ли. И вообще мне очень нравится Тереза Мэй. Она волевая женщина и явно знает, что делает".

После интервью наша команда азартно набросилась на торт. Какое-то время вся четверка издавала нечленораздельные звуки, которые выражали крайнюю степень кулинарных восторгов.

"Я уже умерла, - не выдержала я, - не слишком аристократично облизав ложку, - и я почти в раю! Хезер, я никогда в жизни не ела подобного лимонного торта с безе! А кофейный - это вообще полный экстаз!"

Видимо, мой искренний восторг сработал, и перед уходом мне вручили рецепт кофейного торта, обещав потом по имейлу прислать и рецепт безе. Я честно обещала ответить рецептом "Киевского".

На всякий случай уточняю, что за все съеденное и выпитое мы честно заплатили.

Самый настоящий живой глашатай

Расставшись с любезной хозяйкой, мы отправились на вторую встречу. Бену удалось договориться с официальным городским глашатаем, который обещал с нами поговорить, и даже в нашу честь произнести им самим сочиненные стихи.

Это у него функция такая, выходить на главную площадь города в костюме XVIII века с колокольчиком и начинать выкрикивать приветственные речевки на злободневную политическую тему.

Надеюсь, господа, вы осознаёте эпичность беновского подвига? Ну где вы еще найдете интервью, взятое у официального городского глашатая, который специально для нас написал, а потом и громко на всю площадь прокричал следующий текст:

"Выборы в Британии назначены, Ура!

Все партии готовятся, пришла, пришла пора!

Жилье, здоровье, "брексит", что у кого болит,

Но знаю я, что леди пройдет на Даунинг-стрит!"

Простите за неадекватность перевода, ну уж как получилось, так получилось. Закончив выборную речевку, глашатай громко позвонил в колокольчик и прокричал по-русски (Бен его долго тренировал): "Все на выборы!"

И последняя пикантная подробность: глашатай говорил на безупречном королевском английском с аристократической ленивой четкостью гласных, а в прошлой жизни был членом городского совета, мэром и профессиональным архитектором.

Кузнец - делу венец!

Image caption По легенде, кузнец может на веки соединить не только куски раскаленного железа, но и два любящих сердца

Оставив за спиной такой разнообразный в политическом плане Йоркшир, мы двинулись на северо-восток, в Шотландию.

Нашей самой первой остановкой стал и самый первый город в восточной части английско-шотландской границы: Гретна Грин.

Всебританскую известность город приобрел в середине XVIII века, когда в Англии поменялись законы, регулирующие браки, тогда как шотландцы упрямо цеплялись за старые обычаи.

Англичане решили, что молодежь совсем распустилась, не слушается родителей, и ее надо как-то приструнить. По этому поводу вступать в брак без согласия старших можно было только после 21 года, да и после этого возраста требовалось трехразовое оглашение предстоящего венчания в местной церкви, либо специальная брачная лицензия, выдававшаяся коллегией адвокатов "Докторс Коммонс".

В Шотландии же можно было венчаться в церкви, но вообще-то было вполне достаточно в присутствии свидетелей сказать, что, мол, хочу взять его своим мужем, а я ее - своей женой, и все, брак заключен.

Кошмаром строгих родителей и незадачливых опекунов стало то, что в Англии брак, заключенный таким неортодоксальным образом, считался вполне законным.

Нетерпеливые парочки, которым почему-то отказывали в согласии на "совет да любовь", косяками повалили в Шотландию

Гретна Грин в ту пору и деревушкой-то даже не был, а, скорее, был постоялым двором на столбовой дороге, при котором для удобства путешественников была и кузница.

Кузнец, как вполне уважаемый член общества, для роли своеобразного работника ЗАГСа подходил идеально, а все шотландские браки в Англии стали презрительно называть "браком над наковальней".

Женитьба как бизнес

Image caption Скоро Бен узнает, зачем нужен молоток

Разумеется, потом вся эта история обросла множеством легенд. Говорили, что кузнец был выбран не случайно, а потому, что точно так же, как он соединяет вместе куски раскаленного железа, может он навеки соединить и два любящих сердца.

Но вообще-то это были романтические выдумки более позднего времени, а вначале кузнец был просто удобен, потому что кузница его стояла буквально у самой границы, но уже с правильной стороны.

Самое любопытное, что традиция "браков над наковальней" существует до сих пор. Церемонии поводятся в той самой исторической кузнице над старой наковальней, хотя никто не может поручиться, что это именно та самая, изначальная свидетельница множества скоропалительных браков.

Нашими собеседниками в Гретна Грин стали Энн и Эндрю, муж и жена, проводящие свадебные церемонии и являющиеся по совместительству смотрителями местного музея, а также одна из сотрудниц компании, организующей подобные браки - Линда.

Показательная пара

Эндрю с Энн заслуживают отдельного и подробного разговора. Ну, в деталях о них вам расскажет Бен, я же только отмечу, что они являются идеальным примером британского единства и европейской общности: Энн - англичанка, Эндрю - шотландец, а познакомились они в Германии на каком-то фестивале волынщиков.

Вместе они уже более тридцати лет, и только в прошлом году поженили около 1800 пар. Говорят, что в этом году их будет еще больше.

Напоследок Энн продемонстрировала, как именно проводится церемония. Произнеся речь, что вот, вы теперь вместе, как кольца в цепи, соединенной кузнецом, она лихо стукнула молотком по наковальне. Бен, который по ее наущению ранее возложил руки на наковальню, изображая обоих новобрачных сразу, от неожиданности довольно высоко подпрыгнул.

Энн весело рассмеялась: "Все боятся! - сказала она с гордостью, - Главное, это стукнуть молотком как можно ближе к рукам жениха и невесты, но при этом никого не задеть. Мы еще никого не покалечили!"

О политике и Энн, и Эндрю говорить отказались.

Шотландка, британка, европейка

Image caption А вот и мы с Линдой: она искренне не понимает, почему ей приходится выбирать

Линда была гораздо более разговорчивой.

Да, она на прошлых выборах голосовала за победившего кандидата. Да, им оказался консерватор, единственный консерватор, попавший в палату общин от Шотландии. Нет, она категорически против независимости, но и из ЕС уходить не хочет.

На мой вопрос, кем же она себя ощущает - шотландкой, британкой, европейкой, - Линда ответила, что не понимает, почему ей надо выбирать.

"Да, - сказала она, - я горжусь, что я - шотландка, но я также ощущаю себя и британкой, и жительницей Европы тоже. Я не понимаю, почему это все надо как-то делить".

"Времена меняются, и пока что совершенно непонятно, чем закончится это противостояние. Я уверена, что нам придется проводить второй референдум о независимости. И даже в первый раз - это был страшный выбор. В конце концов, членов парламента мы выбираем на пять лет. Не понравится, - сменим. А уход из ЕС, выход из Британии, это уже навсегда. Я бы очень хотела знать, чем все это закончится, но, к сожалению, не могу".

В гостиницу мы вернулись как-то подозрительно рано: еще не было и семи часов. На улице у входа сидела невеста (или уже жена) в белом платье с голыми плечами и нервно курила. Рядом сидел угрюмый жених (или уже муж). Создавалось впечатление, что они не уверены в правильности принятого решения.

В политике отыграть назад часто бывает гораздо сложнее, чем развестись после скоропалительного брака.

Завтра поедем дальше, на север. Из красно-синего царства английской политики мы попадаем в необозримо желтое поле шотландских националистов. В интересные времена живем, господа...

Вы также можете следить за приключениями журналистов Би-би-си на страницах Бена Тавенера в Twitter и Instagram.

Новости по теме