Принцесса на мотоцикле: как последней из Романовых удалось выжить в СССР

Зимний дворец в Петербурге Правообладатель иллюстрации ТАСС/Александр Николаев

На днях исполнилось 99 лет убийства царской семьи.

Ходят слухи, что в 2018 году, к 100-летней годовщине, подлинность их останков признает, наконец, Русская православная церковь. Поживем - увидим.

Мао Цзедун, при всем его радикализме, не только сохранил жизнь последнему китайскому императору Пу И, но и сделал его членом Политического консультативного комитета КНР - органа декоративного, но это как если бы Николай II при Сталине был депутатом Верховного Совета.

Большевики истребляли Романовых так же последовательно и беспощадно, как нацисты евреев. Ни один царский родственник, даже дальний, из их рук живым не вышел, хотя большинство из них были совершенно аполитичными людьми.

Кое-кому удалось спастись. В Объединение членов дома Романовых на сегодня входят 38 человек в 11 странах.

Согласно указу Александра III от 24 января 1885 года "Об Императорской Фамилии" никто из них права не великокняжеский титул не имеет, и называть их следует князьями императорской крови либо просто князьями Романовыми.

Но одна представительница династии прожила жизнь в СССР. Как выразился однажды по иному поводу Александр Солженицын, это "было подобно явлению против физических законов".

Разумеется, чудо стало возможным лишь потому, что об ее происхождении не знали. При этом она отнюдь не пряталась, а являлась довольно-таки известным человеком, можно даже сказать, знаменитостью.

Чтобы понять, кем была эта женщина, и почему ей выпала невероятная судьба, надо отправиться в далекий 1874 год.

Скандал в августейшем семействе

В России правил Царь-Освободитель Александр II.

Душой либеральных реформ считался его брат, великий князь Константин Николаевич, а оплотом "ретроградов" - государыня Мария Александровна. Говорили о "партии императрицы" и "партии Константина", или, по месту проживания последнего, "партии Мраморного дворца".

После покушения Каракозова влияние Константина упало. Тщетно напоминал он венценосному брату его собственные слова: "Ни слабости, ни реакции". Александр был вне себя: я дал свободу, а в меня пулями? При отце пикнуть не смели!

Вторым человеком в государстве стал шеф жандармов Петр Шувалов, хитрый царедворец и убежденный консерватор, которого льстецы величали Петром IV.

Еще один ключевой персонаж: 24-летний первенец Константина, нареченный в честь деда Николаем. Двухметровый красавец, светский шалопай, искатель приключений, кумир "золотой молодежи", любимец старших Романовых, которого в семье звали Николой, а в гвардии - "украшением правого фланга".

Участвуя в среднеазиатском походе, он хотел ночью забраться со своим адъютантом по веревочной лестнице в гарем хана Хивинского - генералы с трудом остановили.

И тут в Петербурге объявилась Фанни Лир (настоящее имя Харетт Блэкфорд) - танцовщица, если же называть вещи своими именами, кокотка высокого полета из Нью-Орлеана.

Америку она находила для себя слишком пуританской и подвизалась в Старом Свете. Насмотревшись в Ницце на русских вельмож, заключила, что в далекой северной империи водятся деньги, и отправилась на берега Невы.

С Николой Фанни познакомилась на маскараде. Вскоре он хвастался перед приятелями распиской: "Клянусь никогда ни с кем не говорить и не видеться без дозволения моего августейшего повелителя. Объявляю себя душой и телом рабою русского великого князя".

Должно быть, она хохотала в душе, подписывая диковинную бумагу, поскольку покорным рабом сделался сам Николай. Вскоре события пошли по известному сценарию: слезы, расспросы, признание в крупном карточном проигрыше, угроза лечь в постель с богатым стариком, если любимый ее не выручит.

Потерявший голову молодой человек потребовал у родных денег, а получив отказ, выковырял бриллианты из оклада родительской венчальной иконы.

Как водится, заподозрили слуг, но через три дня полиция обнаружила камни в ломбарде. Заложил их адъютант Верновский, напарник Николы по несостоявшейся вылазке в гарем.

Потрясенный отец разговаривал с сыном три часа. "Никакого раскаяния, ожесточение, фанфаронство, и ни одной слезы", - записал он в своем дневнике.

Глава столичной полиции Федор Трепов (тот самый, в кого через четыре года выстрелит Вера Засулич), прямолинейный верноподданный служака, постарался замять случившееся. Но Шувалов позаботился, чтобы позорный поступок молодого повесы сделался всеобщим достоянием.

Специалист по истории русского терроризма и дореволюционных спецслужб Анджей Иконников-Галицкий полагает, что красотка с самого начала находилась под контролем жандармов и сознательно или втемную использовалась в интриге против великого князя Константина.

Недруги Романова-либерала уже потирали руки, приговаривая, что "человек, воспитавший вора, не может давать советы государю".

В конечном итоге Константин сохранил влияние. Шувалов уехал послом в Лондон, Фанни Лир выдворили из России.

Неугомонный изгнанник

Николу объявили душевнобольным и отправили подальше с глаз сначала в Умань, затем в Оренбург, где он отколол новую выходку - венчался "неравнородным" браком с дочерью местного полицмейстера Надеждой Дрейер.

Сослали еще дальше - в Ташкент, лишили титула великого князя и звания полковника. Но денежки - 200 тысяч рублей в год - переводили исправно.

Под именем князя Искандера он жил в особняке, где сейчас находится дом приемов МИД Узбекистана. Заказывал в Париже фраки, купил хлопкоочистительный завод, построил первый в Ташкенте кинотеатр. Занимался рытьем каналов и археологией - нашел древнее оружие и золотые украшения. До старости крутил романы, при живой жене появлялся на людях с 15-летней дочерью казачьего урядника.

От Надежды Дрейер у Николая Константиновича был сын Александр, принятый в Пажеский корпус. В свое время он женился, и в 1916 году в ташкентском особняке родилась его дочь Наталья.

Принцесса на мотоцикле

Николай Константинович успел послать приветственную телеграмму Временному правительству, а 4 января 1918 года умер - еще не старым, но, в свете дальнейших событий, вовремя.

Александр воевал у белых, эмигрировал, вывезти семью не сумел.

Его жена уехала в Москву, где ее никто не знал, и вышла замуж за некоего Николая Андросова, который дал свою фамилию ей и падчерице.

Бешеная кровь деда, которого та не помнила, сказалась на выборе профессии. Наталья Андросова стала мотогонщицей по вертикальной стене. Прервала спортивно-артистическую карьеру только на время войны, когда работала водителем полуторки.

В годы "оттепели", когда ей уже перевалило за 40, она продолжала блистать в Парке Горького. Там стояла огромная деревянная бочка, и Наталья Андросова каждый день совершала по 15-20 заездов - удерживаемая центробежной силой, взбиралась по спирали наверх и снова спускалась на землю.

Она жила в полуподвале на Старом Арбате, и звалась в кругах московской богемы королевой Арбата. Состарившийся, но не потерявший шарма Вертинский целовал ей руку, молодые Галич, Вознесенский, Евтушенко и Межиров посвящали стихи, сосед по дому Юрий Казаков сделал прототипом главной героини одного из рассказов.

Наталья Александровна, для пущей конспирации звавшаяся по отчиму Натальей Николаевной, была замужем за режиссером "Мосфильма" Николаем Досталем. Два ее пасынка стали известными кинодеятелями. А своих детей не имела. Возможно, сказалась профессия: ей случалось падать и получать серьезные травмы.

Встретившийся с ней в конце 1980-х годов историк и писатель Эдвард Радзинский уверял, что сразу узнал знакомые по портретам фамильные голубые глаза прапрадеда Николая I.

17 июля 1998 года 82-летняя женщина присутствовала на погребении царственных родственников в Петропавловском соборе Петербурга. А ровно через год умерла, по словам любящего символичность Радзинского, "будто отказавшись уйти из века, где была похоронена их династия".

Новости по теме