Блог Пастухова. Общаясь с Трампом, Путин впервые почувствует себя европейцем

  • 14 ноября 2016
  • kомментарии
Трамп и Путин Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Ложь может быть оружием, а может быть страстью и способом существования

Избрание Дональда Трампа президентом Америки, помимо всех прочих глобальных политических вызовов, ставит в повестку дня кремлевской политики довольно специфический психологический вопрос, ответ на который не очевиден: как вести дела с человеком, который способен лгать еще более изощренно и напористо, чем это привыкли делать в самом Кремле?

Это курьезное и даже анекдотичное обстоятельство может создать в отношениях между Россией и США большую неопределенность, чем при Обаме и всех предыдущих президентах.

Ложь как оружие

Ложь вообще, и в политике в частности, и в XXI веке заслуживает того, чтобы ей посвящали трактаты.

К сожалению, ложь оказалась неистребимым спутником политики, и поэтому является общераспространенным явлением.

Но отношение к ней и масштаб явления в разных политических культурах разные.

В общем и целом честность формально признавалась в рамках западной политической культуры добродетелью, и поэтому ложь была загнана здесь в подполье.

Ее распространение имеет на западе партикулярный характер. Здесь много и разнообразно лгут в частной жизни, но разоблаченная публичная ложь чревата самыми негативными последствиями, в связи с чем политики предпочитают быть осторожными.

Не так обстоит дело в России. Ее политические руководители рассматривают ложь как допустимое оружие борьбы слабого против сильного.

В этом есть какая-то скифская традиция борьбы степи с цивилизацией. Обмануть сильного, обхитрить, использовать публичную ложь как инструмент достижения своих экономических и политических целей не является чем-то зазорным. Напротив, это что-то вроде военной доблести (учитывая, что русские ощущают себя сегодня в состоянии войны со всем миром, такой подход представляется весьма естественным).

Собственно весь феномен "гибридной войны" России на Украине и в Сирии выстроен именно на этом.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption А потом Путин сообщил о самой удачной операции российской армии в Крыму

Путин не испытывает никакого дискомфорта, сначала заявляя, что в Крыму не было и нет ни одного российского солдата, а через год - солируя в фильме, повествующем о самой удачной операции российской армии все в том же Крыму.

Россия то ли ведет, то ли не ведет войну в Донбассе, то ли вводит, то ли выводит войска на Ближнем Востоке.

Это удивительная способность кремлевских политиков лгать, глядя прямо в глаза, зачастую ставит их западных и особенно европейских партнеров в тупик и заставляет пасовать назад, а, значит, достигает цели.

Но в скором времени все может измениться для России в худшую сторону.

Ложь как страсть

Несмотря на свою уникальную способность к публичному лицедейству, Путин вне публичной сферы зарекомендовал себя достаточно честным партнером, умеющим держать слово и нести неформальные обязательства.

Пользуясь русским сленгом, можно сказать, что он в полном смысле слова "понятийный человек". Закон и формальные ограничения имеют для него не очень существенное значение, а вот правила и обычаи поведения в узком кругу близких ему людей им чтутся неукоснительно.

В целом, это нормальная черта крестьянской культуры, которая ограничивает действие норм морали узким кругом "своих", допуская любые отклонения от нее в отношении чужих. В этом смысле Путин вполне имманентен своему народу.

Эта моральная гибкость до сих пор давала Путину огромные тактические преимущества в общении с его европейскими коллегами, обремененными разного рода комплексами и ограничениями воспитанного человека.

С тех пор как он, предположительно, пришел к выводу, что имеет дело с людьми, на которых нельзя полагаться и которые являются для него "чужими" (этот перелом, судя по всему, произошел в период с 2008 по 2012 года), он стал выигрывать у европейцев одну партию за другой.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Путин стал выигрывать у европейцев одну партию за другой

"Минский", "Нормандский", "Женевский" форматы переговоров не оставляют интеллигентным европейским политикам никаких шансов на успех. Путин самозабвенно манипулирует общественным мнением, как в России, так и на Западе, меняя правила по ходу игры, называя белое черным и наоборот, отрицая очевидное и утверждая невероятное.

Приход к власти Трампа способен свести все эти преимущества на нет. У руля самого мощного в мире государства оказался представитель весьма специфической бизнес-культуры, чуждой ограничений, обычно свойственных профессиональным публичным политикам.

Судя по находящейся в открытом доступе информации о деловой карьере Трампа, ложь сопровождала его в течение всей сознательной жизни.

Но в отличие от Путина, для него ложь - это не столько оружие, сколько страсть и способ существования.

"Беспредел" против "понятий"

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption У руля самого мощного в мире государства оказался представитель весьма специфической бизнес-культуры

В отличие от Путина, для Трампа нет ни формальных, ни - что гораздо важнее - неформальных ограничений.

Трамп, похоже, готов делать со своим словом при любых обстоятельствах все, что угодно: забыть, взять обратно, продать заново, но по другой цене.

Он, надо полагать, поклянется Путину в любви 10 раз и 10 же раз обманет его без всякого зазрения совести. Он сам умеет глядеть прямо в глаза, не моргая, и расчетливо нести при этом ахинею.

Но, в отличие от Путина, он не делит людей на своих и чужих: он готов "кинуть" любого.

Путин безразличен к закону - на том месте, где у европейцев расположено "правосознание", у него, похоже "слепое пятно". Но Трамп может оказаться индифферентен и к закону, и к понятиям, которые в системе ценностей Путина играют огромную роль.

Путин может оказаться в отношениях с Трампом в положении русских криминальных авторитетов старой формации, столкнувшихся с новым поколением лидеров, отрицающих традиции старого воровского мира так же, как и закон. Это будет война "беспредельщика" против "понятийщика".

Тот дискомфорт, который все эти Олланды, Меркель и Кэмероны ощущали в общении с Путиным, теперь предстоит ощутить самому Путину.

Преимущество, которое обычно хулиган имеет перед интеллигентным студентом в темной подворотне, растворилось. Не исключено, что впервые за свою политическую карьеру Путин сумеет прочувствовать, что он европеец, хоть и русский...

Новости по теме