Вепсы Ленинградской области: люди земли, озера и леса (часть 2)

Фото Дмитрия Ермакова Правообладатель иллюстрации Dmitri Ermakov

Фотограф и режиссер-документалист Дмитрий Ермаков рассказывает о встрече с вепсами из Ленинградской области - историческим народом, численность которого не превосходит сейчас шесть тысяч человек.

Эти фотографии были сделаны в деревне под называнием Вонозеро (ударение на первый слог) и ее окрестностях, в 300 км к востоку от Санкт-Петербурга, на краю Ленинградской области. Большую часть года здесь живет всего около 20 человек. Но при этом деревня, странным образом, едва ли не Мекка всей вепсской культуры, или, скорее, субкультуры.

Фото Дмитрия Ермакова Правообладатель иллюстрации Dmitri Ermakov

Некогда известные как летописная весь, этот народ, вепсы, то водил дружбу, то вел раздоры с Великим Новгородом.

Насколько можно судить из скупых слов Нестора и последующих источников, весь-вепсы не были особенно воинственными, но в многочисленности их можно было не сомневаться.

Сейчас же слово "вепс" незнакомо даже многим жителям Петербурга и Ленобласти. Но если вепсы не вели кровопролитных войн, куда они делись? Сбежали в Финляндию с войсками Маннергейма или были депортированы Сталиным?

Фото Дмитрия Ермакова Правообладатель иллюстрации Dmitri Ermakov

Как выясняется, кровавых депортаций не было. Вепсы, которые и без того, живя много веков среди русских, изрядно с ними перемешались, попали под сталинскую программу принудительной ассимиляции, коснувшуюся многих коренных народов.

Если при Ленине выпускали даже буквари (лично видел экземпляр) и учебники на вепсском языке, то при "эффективном менеджере" вепсская речь стала порицаться как пережиток кулацкого прошлого.

А когда, уже в 60-е, местным колхозникам выдали паспорта, они все стали русскими. Причем в большинстве случаев по собственному искреннему желанию.

Фото Дмитрия Ермакова Правообладатель иллюстрации Dmitri Ermakov

Что до Маннергейма, то хотя об этом здесь не говорят, но часть вепсов как родственный финнам народ ушли воевать против советской власти на сторону Суоми.

Впрочем, Вонозера и других оятских вепсов это, скорее всего, мало коснулось. Зато часть из них, увы, полегла в войне с немцами. А кто-то попал и под беспощадную руку НКВД.

В итоге большинство вепсов уже считают себя русскими и едва помнят родной язык, но несколько островков традиционной культуры сохранились.

Фото Дмитрия Ермакова Правообладатель иллюстрации Dmitri Ermakov

Интерес к своей традиции местные подогревают туризмом, приглашая в Тервеничи (соседнее с Вонозером село, где сейчас находится музей) круизных пассажиров и паломников, заезжающих в монастыри Приладожья и Карелии.

И всё же вепсы, хотя внешне мало отличимые от петербуржцев, сохранили в глубине своих глаз некую частичку древней финно-угорской истории.

"Вепсскость" скорее проявляется в делах житейских: люди здесь открытые, гостеприимные, хотя при этом очень спокойные и не склонные к бурному проявлению эмоций.

Вепсы - люди земли, озера и леса. Возможно, именно поэтому они до сих пор сохранили язык, прабабушкины платья, рецепты еды, которая, кстати, несколько отличается от русской. Например, пекут здесь в основном из ржаной муки, а не из пшеничной.

Фото Дмитрия Ермакова Правообладатель иллюстрации Dmitri Ermakov
Фото Дмитрия Ермакова Правообладатель иллюстрации Dmitry Ermakov

"В 93-м мы [в Вонозере] создали музей вепсской культуры, - рассказывает 79-летняя вепсянка Антонина (на фото выше). - Так сложилось, что здесь, в деревне, вепсы живут, а в других местах уже не очень по-вепсски говорят".

Отец Антонины говорил по-вепсски, но в деревне ее матери, Надпорожье, была принята русская речь. "Стеснялись говорить, - рассказывает она. - Вся деревня по паспорту русские была. Хотя умели говорить-то по-вепсски. Нас это в школе, ой, чухари там".

Музей вепсской культуры Антонина и ее единомышленники открыли в бывшем киноклубе в Вонозере, но с тех пор он переехал в Тервеничи.

"И вот первый праздник вепсский провели здесь в 93-м году, люди со всего района приехали, из Винниц, Петрозаводска, кто откуда. Праздник получился отличный, на все сто, и вепсские частушки пели, кадриль плясали. Пиво наварили, по-вепсски олуд. Сейчас эти бабушки умерли уже. А как праздник-то назовем? Я и говорю, просто из головы взяла: Вонозерская земля, Энарне Ма. А теперь это название уже брендом стало среди вепсов".

"Мы ездили по разным местам, гармонист у нас был просто мастер, как-то норвежцы в Лодейное приезжали, мы с ними общались. Толя Максимов, гармонист наш, как взял свою гармошку, так все эти норвежцы покидали свои баяны да пошли как в пляс. Нас чуть ли не на руках в автобус внесли. Он уж года два как ушел".

Фото Дмитрия Ермакова Правообладатель иллюстрации Dmitri Ermakov

В небольшом, стоящем "на краю мира" Вонозере (название действительно означает "вон озеро" - его широкую гладь видно из деревни) нет асфальтовых дорог, треть домов заброшена и печально поет прохладный ветер.

Автобус ходит сюда из райцентра, Лодейного Поля, дважды в неделю. Магазин работает неполный день. Мобильная связь без специального усиления ловит плохо, то и дело обрываясь. Но здесь царит необъяснимое душевное тепло и уют.

Эти качества привлекли в Вонозеро нового жителя - Александра, который переехал сюда из Санкт-Петербурга.

Фото Дмитрия Ермакова Правообладатель иллюстрации Dmitri Ermakov
Фото Дмитрия Ермакова Правообладатель иллюстрации Dmitri Ermakov

"Надоел город. Суета, соседи сверху долбят, соседи сбоку заводят собак по четыре штуки, ну представьте - через квартиру постоянный лай… ну да ладно, это их проблемы. На улице [шумно] - Выборгское шоссе, трамваи, летом рокеры. Окна открыты, грохот стоит. А здесь тихо, покой. Природа, тайга", - говорит Александр.

Александр переехал недавно, живет на частные сбережения от прошлой рабочей жизни. Он посадил овощи в огороде, занимается рыбалкой и ходит за грибами.

"Петербург - ну, в гости съездить, и всё. К сыну, к соседям бывшим, к знакомым. Отвезти, привезти что-то, дары природы. Грибов много, сын с девушкой приезжали, набрали целую гору, завязали в плащ - получился такой человечек немаленький. Посадили потом на плечи и несли".

Фото Дмитрия Ермакова Правообладатель иллюстрации Dmitri Ermakov
Фото Дмитрия Ермакова Правообладатель иллюстрации Dmitri Ermakov

"Общение с жителями как происходит - в магазин пришел, с людьми поздоровался, ну а что им не признать [меня] - народу не так много здесь, - продолжает Александр. - Дачники - те не особо общаются, а местные жители - каждый новый человек, видимо, для них интересен".

"Вепсы - люди хорошие, открытые, местный праздник у них отличный. Бывает, говорят на своем, но это меня не смущает. Люди как люди".

Дмитрий Ермаков - фотограф и режиссер-документалист. Его аккаунт в "Инстаграме"- @kerooakc

Новости по теме