Блог Андрея Рогачевского: письмо счастья из самой счастливой страны

  • 5 апреля 2017
  • kомментарии
Дом в Норвегии Правообладатель иллюстрации Andrei Rogatchevski
Image caption Как живется в самой счастливой стране мира?

Недавнее известие о том, что Норвегия - самая счастливая страна мира по результатам World Happiness Report 2016, застало меня врасплох. Неужели я, сам того не подозревая, живу в земном раю? И что думают по этому поводу сами норвежцы? Я решил провести свое мини-исследование.

Вышеупомянутый рейтинг стали составлять с 2012 года после резолюции ООН, призвавшей страны руководствоваться данными об уровне счастья при принятии политических решений. Исследования в 155 странах мира проводит международное агентство Gallup.

Уровень счастья оценивают по следующим шести параметрам: ВВП на душу населения, продолжительность жизни, социальная поддержка в случае необходимости, доверие к бизнесу и властям (в обратной пропорции к коррупционной составляющей), свобода при принятии жизненно важных решений и щедрость (т.е. пожертвования на благотворительность).

Россия заняла в рейтинге 49-е место, а Великобритания - 19-е. На последнем, 155-м месте, находится Центральноафриканская Республика.

Лично я очень рад за Норвегию. Но при этом не могу игнорировать тот очевидный факт, что выражения лиц в норвежском общественном транспорте, особенно в часы пик, трудно назвать умиротворенными.

Поэтому я спросил своих норвежских знакомых на условиях анонимности, согласны ли они с выводами рейтинга счастья за минувший год в отношении Норвегии, чувствуют ли они себя счастливыми и руководствуются ли при определении уровня собственного счастья шестью перечисленными выше критериями.

Счастье? Везение? Результат работы?

Хотя моя выборка респондентов не так многочисленна, как у агентства Gallup, я старался, чтобы были представлены лица всех полов и возрастов, за исключением несовершеннолетних, и чтобы у всех опрошенных был опыт жизни за рубежом, для перспективы извне.

Несколько человек мне не ответили. Надеюсь, это не потому, что они глубоко несчастны и не желают признаваться в этом посторонним.

Мнения остальных можно суммировать так.

Никто не отрицает, что Норвегия - сравнительно безопасная страна благодаря относительно гармоничному социальному устройству и низкому уровню коррупции. (Норвегия на шестом месте из 176-ти во всемирном Индексе восприятия коррупции за 2016, Россия на 131-м, а Великобритания - на 10-м.)

Но не все респонденты уверены, что слово "счастье" - самое подходящее для того, чтобы описать то, что они чувствуют, проживая в Норвегии.

Один респондент, 50-летний мужчина, предлагает употреблять слово "везение", поскольку от человека не зависит, в какой стране ему довелось родиться.

В то же время, по мнению другой респондентки, успешность норвежской системы свидетельствует не столько о счастье или везении, сколько о том, как норвежцы в течение нескольких десятилетий работали над развитием своего общества.

При этом никто из моих респондентов не приписывает заслугу по достижению первого места в рейтинге счастья правоцентристскому правительству Эрны Сольберг, пришедшему к власти в 2013 году.

Виновниками торжества скорее считают социал-демократов, доминировавших в послевоенной норвежской политике. Они, по мнению многих, и создали такие экономические, социальные и политические условия, в которых люди в общем и целом довольны жизнью.

В частности, многие мои респонденты благодарны стране за возможность получения бесплатного высшего образования (право на таковое, между прочим, распространяется и на иностранцев) - а данный фактор, по всей видимости, рейтингом счастья не учитывается.

Маленькая страна - маленькие проблемы?

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Безнаказанно поставить палатку где угодно - это ли не счастье?

Несколько респондентов также указывают на близость норвежцев к красивой природе и возможность безнаказанно ставить палатку даже на частной норвежской земле - как на обстоятельство, которое помогает отвлекаться от жизненных проблем.

Многие норвежцы проводят досуг за длительными поездками и прогулками по горам в поисках запоминающихся видов. А это способствует гармонизации самоощущения, но никак не отражается в параметрах рейтинга счастья.

Кроме того, учитывая небольшие размеры страны, люди чувствуют, что могут непосредственно влиять на принятие разнообразных решений. А удаленность ее от горячих точек помогает воспитывать миролюбивые и добрососедские чувства.

Достучаться до норвежского премьер-министра, если очень надо, якобы гораздо проще, чем можно себе вообразить. А уж с норвежским министром иностранных дел, например, я и сам, бывало, находился в одной университетской аудитории, и его никто не охранял.

Однако один респондент (30-летний мужчина) сказал мне не без сарказма, что когда он возвращается домой в Норвегию из бывшего СССР, норвежцы напоминают ему хоббитов из страны Шир: маленькое общество с маленькими проблемами, которые много обсуждаются. В таком обществе, наверное, не так легко быть аутсайдером.

Вообще говоря, из параметров, по которым измеряется уровень счастья, практически полностью исключена частная жизнь. С одной стороны, это понятно: субъективное ощущение индивидуального счастья очень изменчиво, иногда даже в течение дня, и перевести подобное ощущение в объективные цифры крайне трудно.

С другой стороны, без учета частной сферы невозможно объяснить, почему, скажем, в Исландии и Финляндии, в рейтинге счастья за 2016-й год занимающих третье и пятое места соответственно, такой высокий уровень самоубийств.

По данным ВОЗ за 2012-й год о самоубийствах, они были на 35-м и 33-м местах из 170-ти. (Россия на 14-м , Норвегия на 81-м, а Великобритания - на 105-м.)

Чувство неловкости

Мои респонденты не стали абстрагироваться от частных аспектов собственной жизни, говоря об уровне счастья в Норвегии в целом.

Одна 30-летняя дама, на момент публикации рейтинга счастья временно находившаяся за пределами Норвегии, заявила мне, как бы шутя, что только благодаря ее отсутствию Норвегия наконец опередила Данию, занимавшую в рейтинге первое место почти все предыдущие годы.

А еще один респондент признался, что его делает счастливым возможность заниматься тем, что ему нравится больше всего - языками и музыкой. Можно смело предположить, что если он такой возможности лишится, никакой сказочно высокий норвежский ВВП ему ее не компенсирует.

Но, пожалуй, самой любопытной чертой ответов моих респондентов было общее чувство неловкости от результатов рейтинга. И опасения, что те норвежцы, чье знакомство с другими странами и культурами оставляют желать лучшего, воспримут эти результаты как доказательство превосходства норвежцев над прочими нациями. И станут смотреть на эти культуры и нации свысока.

Между тем, как недавно написал один норвежец в газете The Guardian, "я сомневаюсь, что мы самые счастливые люди в мире. Греки, американцы и латиноамериканцы всегда производили на меня впечатление более счастливых. Они свободнее, раскованнее и способны быть сами собой, как будто они живее, что ли. <…> Греки <…> смотрят друг другу в глаза, когда поют песни о любви, а кубинцам <…> не нужен алкоголь, чтобы получать удовольствие от танцев".

Так что уровень жизни - далеко не все и не главное, что требуется для полного счастья. Ну, а если счастья по-прежнему хочется, а греко-кубинский рецепт не срабатывает, предлагаю перепостить этот мой блог всеми доступными вам средствами как можно большему количеству потенциальных читателей - "и будет вам счастье"!

Андрей Рогачевский - профессор русской литературы и культуры в Университете Тромсё, Норвегия

Похожие темы

Новости по теме