Блог Страна Russia. Петербург после взрыва

  • 4 апреля 2017
  • kомментарии
Охрана в метро Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption В день после взрыва петербуржцы вернулись в метро

Что-то случилось: это было очевидно.

Мы со студентами сидели в университетской аудитории и обсуждали английскую повесть, которую мы только что прочитали. Потом все телефоны, в том числе и мой в кармане, начали звонить и вибрировать почти беспрерывно.

Я свой сначала игнорировал, это же было во время занятия, но студенты начали перешептываться, а это совсем не типичное поведение для этой приличной группы.

Я услышал только фрагмент одного разговора, но этого хватило.

- Боже, взрыв был в метро.

- Где?

- У нас.

Я, конечно, досрочно закончил своё занятие и скорее написал своим родителям и сестре в Шотландии, которые, как оказалось, уже беспокоились и писали мне на WhatsApp, и студенты делали то же самое.

В это время мы ещё сидели вместе, и они передавали друг другу (и, соответственно, мне тоже) разные "утки" из сетей о многих других ужасных случаях: что автобус где-то взорвался, что бомбы были на других станциях ("Озерки", "Чёрная Речка"), и так далее.

Нам всем было очень страшно - как будто везде в городе бомбы взрываются. В этом проблема с сегодняшними нашими круглосуточными СМИ и социальными сетями: сомнительная информация появляется потоком, и много всего оказывается ложным.

Я зашёл также в "Фейсбук". Раньше я не мог и предположить, что мне в Санкт-Петербурге придется нажать на чрезвычайную кнопку "я в безопасности", но вчера, в день взрыва в метро, я ее нажал.

Сегодня у нас на работе говорят, что это было вопросом времени, и что такой большой город, как Санкт-Петербург, просто не мог избежать подобного теракта. Пожалуй, но всё равно, ты живёшь и работаешь в этом городе, каждый день пользуешься метро и вообще не думаешь, что когда-нибудь этот кошмар может коснуться тебя. Это бывает в других городах, но не здесь.

Много вопросов осталось у меня. Почему ещё невозможно предотвращать такие теракты? Зачем они установили эти рамки у входа на каждой станции метро, они вообще работают? Почему это всё произошло в три часа дня, а не в час пик, когда в метро ещё больше народа? Но главная эмоция, разумеется, это скорбь. Скорбь по тем, кто вошёл в то же самое метро, в которое я сам каждый день вхожу, но не вышел.

Сегодня утром я опять вошёл в метро, как всегда. Полицейский был у входа (обычно их на "Пролетарской" я не вижу), он подозвал меня и потребовал сказать ему, что я несу в своем рюкзаке.

Я начал открывать рюкзак, но он мне приказал: "Просто словами скажите". Я ответил, что это ноутбук, и он пропустил меня. Раньше меня на входе этой станции никогда не проверяли, а я пользуюсь ей каждый день.

Спускаясь по эскалатору, я вспоминал рассказ своей мамы, которая была в лондонском метро вскоре после терактов 2005 года. Она рассказывала, правда, со стыдом, как, увидев мусульманку в вагоне, вышла обратно на платформу и подождала следующего поезда (который в Лондоне вряд ли мог быть без мусульман).

Вот как ужасные теракты влияют на нас - мама у меня рациональная, разумная женщина, но в такой атмосфере даже она растерялась. Я решил, что ничего подобного делать не буду.

Вагон был тише, чем обычно. В восемь часов утра у меня на "Пролетарской" обычно мало шансов сесть, но сегодня мест было много. Я не могу сказать, что мне было спокойно - по пути на работу я думал только о вчерашнем взрыве. Но в общем, всё было как обычно, все были спокойными.

Город, я думаю, реагирует очень правильно. Люди активно помогают друг другу добираться до дома, общественный транспорт и даже такси были бесплатными. Мой друг сегодня по пути на работу на машине набрал людей, которым страшно было пользоваться метро.

Со студентами сегодня утром мы обсуждали, как мы должны вести себя в ответ на этот теракт. Немного нервничать, наверное, это неизбежно. Но студенты мне напомнили одну очень известную английскую фразу - "keep calm and carry on" (сохраняйте спокойствие и продолжайте). Скорбим, конечно, но продолжаем.

Нил Мартин родился и вырос в Шотландии, сейчас он преподает английский в Санкт-Петербургском университетеим. Бонч-Бруевича

Новости по теме