Блог Страна Russia. Приходите красить детский сад

  • 21 апреля 2017
  • kомментарии
Кисточка и краска Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Зачем красить хорошо и надолго?

Из департамента образования Москвы пришла директива: покрасить детский сад. Помогать вызвали родителей, в тихий час. "А старую краску не зачищать?" - спросил Пьер, выдавая европейский подход. Возникли и другие вопросы.

Татьяна Дюлу: "Мама, вы завтра должны обязательно все покрасить!" - хором сказали пятилетние дочки, когда я приехала вечером забирать их из сада.

Воспитатели уточнили: родители должны прийти и помочь красить все, что имеется на территории сада - от веранд и скамеек до качелей и горок.

"А зачем сейчас красить детский сад? - спросил у меня вечером Пьер. - Там же дети!"

"Потому что весна, - сказала я. - Весной у нас всегда все красят - это традиция".

Руководство сада, правда, пыталось убедить директора школы, к которой относится наше дошкольное отделение, перенести покраску хотя бы на май: в Москве сейчас холодно, идут дожди, ничего не высохнет, дети не смогут гулять.

Но директор все равно велел красить и даже сказал, что проверит лично. А в департаменте образования Москвы, откуда и пришла директива, дали срок - до 20 апреля. Иначе саду грозит штраф - 30 тысяч рублей.

Пьер Дюлу: Чтобы получить разрешение на отгул во Французском лицее, где я работаю, мне нужно заполнить специальную форму, указать дату, время и причину. Я просил освободить меня на три часа. Когда я принес бумагу на подпись, заместитель директора удивленно спросил:

"А зачем вам красить детский сад?"

"Я не знаю, - честно признался я. - Но если не покрасить - у сада будут проблемы".

"Очень странно", - сказал мой начальник, но бумагу подписал: я так редко прошу отгулы, что в лицее знают — если прошу, значит очень надо.

На следующий день мы надели на себя то, что не жалко, и в час дня подъехали к саду — воспитатели как раз должны были уложить детей спать.

По аллее, ведущей к воротам, шли другие родители. Вместе мы походили на толпу нищих — все оделись так, чтобы испорченные вещи не жалко было выбрасывать.

Кстати, воспитатели просили так же одевать в сад и детей в течение какого-то периода: краска долго не высыхает, детей во время прогулки полностью изолировать от покрашенных объектов не удается, так что порча одежды неизбежна.

Правообладатель иллюстрации Tatiana and Pierre Dulout
Image caption Ничего не поделать, родители отпросились с работы и пришли красить

Татьяна Дюлу: У ворот всех встречала приветливая женщина, но вид у нее был уставший.

"Большое вам спасибо, что приехали нам помочь. Меня зовут Светлана, я завхоз. Идемте, я дам все, что нужно".

Светлана привела нас к небольшому сараю.

"Вы не заходите, не заходите, стойте на улице, не надо этим дышать, - она зашла внутрь, из сарая на нас пахнуло резким запахом краски. - Мне, конечно, тоже нельзя этим дышать — после операции живу с одним легким. Но что поделаешь..."

Светлана выдавала каждому родителю банку с краской, кисточку и перчатки.

"Мы пытались объяснить директору школы, что не надо сейчас красить, но он нас не слушает. Вообще, с тех пор, как сады объединили со школами, у нас сплошные проблемы. Школа нас всерьез не воспринимает. Они считают, что мы - это горшки, а они - ЕГЭ", - сказала завхоз.

Когда подошла очередь Пьера получать краску, Светлана спросила:

"Так, папочка, вы бы что хотели покрасить?"

"Мне все равно", - мрачно ответил Пьер, и тогда она сама открыла банку.

"Так, это у нас какой цвет, что-то я не пойму?" - Светлана отшатнулась от резкого запаха, потом принялась размешивать палкой мутную жидкость. - Ага, синенькая, очень хорошо! Ну, папочка, понятно, как красить, да? Там, где уже синее, красим синим. Потом синюю баночку поставите вон туда, за веранду, я вам другой цвет принесу. Хорошо?"

"А старую краску не зачищать?" - спросил Пьер, выдавая европейский подход.

"Да ну что вы, что вы! - Светлана замахала руками. - Прямо поверх старой, нам же только обновить".

Правообладатель иллюстрации Tatiana and Pierre Dulout
Image caption "Пусть лучше родители жалуются, чем сад оштрафуют"

Пьер Дюлу: Мы выбрали фронт работ - стоявшие на отшибе, у самого забора, синий стол и две зеленые скамейки - и принялись за дело. Старались держать банки подальше от себя и иногда задерживать дыхание: запах у краски был ужасный.

Я красил и думал о том, чем должны дышать бедные дети, два раза в день выходящие на прогулку. Кроме того, было понятно, что этот жуткий запах, за несколько часов уже пронизавший всю территорию сада, все равно проникал внутрь двухэтажного панельного здания, даже при закрытых окнах. Так что дети неизбежно им дышат, даже находясь в группах.

Воспитателей мне тоже было жалко: уложив детей спать, они должны идти на улицу красить площадки вместо того, чтобы отдохнуть.

Возникали и другие вопросы. Почему, например, нельзя подождать до лета, когда, во-первых, в саду гораздо меньше детей, и во-вторых, краска быстрее сохнет на солнце.

И главное, почему нельзя купить краску хорошего качества, без запаха, которой не так вредно дышать и которая не облупится, как эта, спустя уже несколько месяцев?

Но Светлана объяснила нам, что на предложение купить финскую краску директор школы даже повысил голос и сказал, что финская слишком дорогая. К тому же, никому не надо, чтобы краску выделяли раз в несколько лет. Пусть плохого качества, зато - каждый год.

Татьяна Дюлу: Несколько раз из здания сада выходила заведующая - миловидная женщина средних лет. Она смотрела, как движется работа и иногда вполголоса давала указания воспитателям. "Так, девочки, по машинке еще раз пройдитесь, и у песочницы левый бортик забыли..."

К родителям она подошла лишь однажды, в самом начале. Рассказала, что и сама пыталась убедить директора школы перенести покрасочные работы. "Я ему говорю - у вас же тоже дети, сами знаете, что они все перепачкаются, пойдут жалобы от родителей". А он мне: "Пусть лучше родители жалуются, чем сад оштрафуют".

Когда она вышла в очередной раз, в глазах ее была тревога: "К нам едет директор! Хочет посмотреть, как мы покрасили сад!"

Пьер Дюлу: Услышав это, я предложил оставить одну веранду непокрашенной — пусть, мол, директор лично поставит заключительный аккорд. Но заведующей было не до смеха. Она взяла кисточку и стала помогать воспитателям.

Спустя четверть часа к калитке подъехал мерседес, из него вышел молодой полный мужчина. Сначала он придирчиво оглядел черный забор, который аж блестел от свежей краски - один из родителей едва успел слезть со стремянки.

Правообладатель иллюстрации Tatiana and Pierre Dulout
Image caption Скоро это забор заблестит новизной на радость директору

Затем директор направился по аллее в глубину сада. "Работаем, работаем", - тихо сказала заведующая и пошла ему навстречу.

Мы спокойно продолжали красить свой синий стол. В какой-то момент директор дошел до нашей стороны сада, постоял прямо у меня за спиной и, ничего не сказав, быстро пошел обратно.

А я вспомнил один день из своей армейской жизни, было это 25 лет назад, я тогда проходил службу в городе По на юго-западе Франции. Там до сих пор дислоцируется мой 5-й вертолетный полк армейской авиации.

Однажды мне пришлось в срочном порядке красить площадку перед парковкой — назавтра ожидали приезд высокого начальства.

"Дюлу, задача понятна? Приступайте!" - сказал мне командир. "Да, мой капитан!" - ответил я, взял ведро с желтой краской и принялся за работу.

Краска, как сейчас помню, тоже пахла ужасно. Командир стоял рядом и смотрел, как я старательно вывожу на асфальте желтые линии — место, где парковка должна быть запрещена.

Думаю, ни он, ни я и представить себе не могли, что спустя четверть века мне пригодится полученный опыт, и холодным апрельским днем я буду красить в России детский сад своих дочерей, и тоже - под пристальным взглядом высокого начальства...

Похожие темы

Новости по теме