Блог Страна Russia. Давать ли деньги попрошайкам?

  • 5 сентября 2017
  • kомментарии
Пожилая женщина в метро Правообладатель иллюстрации Getty Images

Природный инстинкт помогать людям, у которых ничего нет, есть у большей части нормальных людей. Когда ты не можешь этого делать из-за того, что ты совсем никому не доверяешь, что-то явно не так.

Почему-то я до сих пор хорошо помню эту историю, как будто она произошла вчера. Мне было лет 10, и мы с мамой зимним вечером шли мимо автобусного вокзала в Глазго. Знаете, не самая престижная часть города.

На улице, прислонившись к стене остановки, сидел попрошайка, и мама дала ему немного денег. Я тогда удивился - почему? Мама ответила, что в курсе, что он, вероятнее всего, купит на эти деньги алкоголь или даже наркотики, но ей было так его жалко, что она не могла не дать ему что-нибудь.

Как "правильно" помочь людям, вынужденным просить милостыню на улице? Недавно я снова об этом думал - когда, как и многие здесь в Петербурге, прочитал о Елене Слипаченко. Бывшая чемпионка СССР по прыжкам на батуте теперь находится в инвалидной коляске, и ей приходится просить милостыню на Невском проспекте.

Этот случай, понятное дело, был в новостях - все-таки Елена была известной на всю страну спортсменкой. Но в Петербурге люди с протянутой рукой встречаются каждый день. Бабушки и мужчины без ног в вагонах, беременные девушки в переходах метро. На улице - бабушки на коленях с крестом и молитвами, люди с табличками, на которых написано что-то вроде "нужны деньги на билет домой". А около Площади Восстания всегда есть пара впечатляюще честных людей, которые просят "деньги на бухло".

Доверие, предубеждения, совесть

Правообладатель иллюстрации Alexandra Mudrats/ Tass

Как поступать в такой ситуации? В Великобритании одни благотворительные организации отмечают, что большинство уличных попрошаек являются зависимыми от алкоголя или наркотиков, и давать им деньги напрямую, как сделала моя мама, - ситуации не поможет, а только ее усугубит. Другие же подчеркивают, что для людей, оказавшихся в безнадежной ситуации, доброта со стороны прохожих значит очень много. Причем это могут быть не обязательно деньги, но попытка завязать разговор.

При этом в Британии хорошо развита сеть "ночлежек", дневных центров и прочих мест, где бездомным могут помочь с крышей над головой и дальнейшими шагами по возвращению в общество. Ими занимаются благотворительные организации, на общественные пожертвования. То есть если человек хочет помочь, он может жертвовать деньги какому-то фонду.

Но в Британии на улице не встретишь бабушек или дедушек, которые просят деньги, и в этом большая разница по сравнению с Россией.

Мимо стариков, которым приходится просить милостыню, пройти очень сложно. Вряд ли они виноваты, что с их пенсией невозможно жить в Петербурге. И когда я в первый раз приехал сюда, я обычно давал им какую-то мелочь.

Но потом мне сказали, что даже бабушки в вагонах имеют связи с организованной преступностью, и что им тоже нельзя давать ни копейки. Я много раз это слышал от студентов и потихоньку совсем перестал это делать.

Правильно ли это? Разумеется, я не хочу давать свои деньги преступникам. Но, с другой стороны, никакая бабушка не захотела бы попрошайничать в метро, если бы ее не вынудили ужасные обстоятельства.

Они вряд ли после "работы" едут домой на "мерседесе". Кто знает, как они туда попали, и кто знает, что будет с ними, если они действительно как-то связаны с мерзкими людьми и не смогут выполнить план на день.

Я часто об этом думаю. Мне неудобно смотреть на бедную бабушку и думать не о помощи ей, а о том, что она, возможно, работает в команде с ужасными преступниками. Или смотреть на беременную девушку-попрошайку и сразу же для себя решать, что она беременная не по-настоящему.

Когда я этот вопрос обсуждал со студентами, то они шутили, что есть на переходе одной из станций девушка, которая уже беременна больше года.

Забавно, да? Но конечный результат такого мышления - это полное отсутствие доверия в обществе и ощущение, что общества самого, как сказала наша Маргарет Тэтчер, нет. Природный инстинкт помогать людям, у которых ничего нет, есть у большей части нормальных людей. Когда ты не можешь этого делать из-за того, что ты совсем никому не доверяешь, что-то точно не так.

"бездомный. непьющий. родился и вырос в шотландии"

Я не говорю, что проблемы такого типа существуют только в России. Если речь идёт о Шотландии, люди обсуждают проблему попрошаек, приехавших туда из Восточной Европы, которые, якобы, тоже связаны с преступниками.

К примеру, там есть журнал, который помогают издавать и продают на улицах бездомные. Раньше продавали местные бездомные, но теперь чаще всего продают его мигранты из Восточной Европы.

Этим же летом я заметил несколько раз попрошаек на улицах Глазго, и на их табличках было написано что-то типа "бездомный. непьющий. родился и вырос в шотландии". То есть прохожие к "своим" относятся лучше, щедрее, чем к людям из, например, Румынии.

Это мне тоже не очень нравится. Во-первых, если человек бездомный, ему надо как-то помогать - неважно, родился он в Глазго или в Бухаресте. А во-вторых, такой подход ведёт к ненависти по отношению к людям из этих стран. Ведет к распространению идеи, что они едут к нам только для того, чтобы получать деньги и пособия ни за что. Некоторые люди покупают тот самый журнал только у "местных" бездомных.

Как мы видели в течение и после кампании референдума о "брексите", такое отношение не самым лучшим образом сказывается на обществе. Не только из-за того, что исчезает доверие, но и из-за предубеждений против людей из других стран.

Елену Слипаченко я сам не видел на Невском, только в новостях. После этих сообщений вряд ли найдется кто-то, кто скажет, что ей не нужно помогать. Но тот факт, что она бывшая чемпионка СССР, не значит, что помощь ей нужна больше, чем многим другим людям в тяжелом положении. Однако ее случай привлек и мое внимание к проблеме бедности.

Я недавно стоял около станции Петроградской, ждал друга. Там был очень пожилой дедушка, лет 85 или больше, и он продавал очень маленькие веники за 50 рублей. Понятно, что никому они не нужны, он просто не хотел попрошайничать.

Обычно я бы прошел мимо, но мне пришлось там ждать в любом случае, и я купил один. Он даже мне два отдал - "на удачу".

Конечно, мне совсем не жалко 50 рублей, и на совести у меня полегчало. Но если бы 20 человек тоже так сделали, то вдруг полегчало бы и этому дедушке. Наверное, я буду стараться так делать в подобных ситуациях, такой мой выбор.

Нил Мартин родился и вырос в Шотландии.С 2010 года онживет в России ипреподает английский язык в Санкт-Петербургском университетеим. Бонч-Бруевича.

Новости по теме