Блог писателя Алексея Иванова: в коконе информационного комфорта

Image caption Алексей Иванов

Блог писателя Алексея Иванова - часть проекта Би-би-си "Уголок оратора", приуроченного к Лондонской книжной ярмарке.

Самая большая проблема общества, как обычно, - нежелание видеть проблему. Или желание считать проблемой некие трудности, пусть даже и очень значительные, но вполне разрешимые.

Иммигранты, терроризм, коррупция, социальные протесты, глобализация, изменение климата… Эти проблемы на экранах всех телевизорах и в топах всех новостей, но не они определят внутреннее глубинное устройство мира будущего.

Главная проблема - "восстание машин". И оно уже началось. Разумеется, машины - не роботы-терминаторы и не холодильники-убийцы. Машина вообще всего одна: интернет. И его опасность, вопреки общественным фобиям, вовсе не в том, что вездесущие системы слежения будут знать про каждый шаг каждого человека и станут управлять людьми по своему желанию.

Подобные антиутопии лишь профанируют суть проблемы. "Восстание машин" - когда искусственная система заставляет человека или человечество жить по её законам. Когда в своём реальном мире мы вдруг начинаем жить так, как живём в виртуальном. Когда законы онлайна переходят в офлайн.

Главная технология овладения нашим миром - не вторжение злобных роботов из будущего, а социальные сети - новая глобальная коммуникация, захватывающая всех и каждого и преобразующая жизнь.

Предыдущий захват мира осуществил печатный станок Гутенберга. Книгопечатание породило прессу, глобальную коммуникацию Нового времени. Пресса тиражировала актуальные и понятные массам идеи. Пресса дала возможность консолидации социальных групп в классы и подвела их к политическим амбициям.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Изобретение Иоганна Гуттенберга в 1440-х имело большие последствия

В итоге эта глобальная коммуникация породила гражданское общество. Оно и доныне является основным форматом нашего мира.

А теперь появились соцсети. Они уже потеснили прессу как инструмент информирования и общения. Они консолидируют людей по принципам, которые с традиционной точки зрения кажутся абсурдными.

Какой социальный смысл во флэшмобе? Какая экономика в идейном "пиратстве"? Какая психология в селфи? Какая ценность в лайках от людей, которых ты не знаешь, но согласен пожертвовать жизнью, чтобы они одобрили твой бессмысленный поступок? Где граница приватного и публичного, когда ты выкладываешь в сеть то, что не скажешь даже самому близкому человеку?

Но этого мало. Это ещё игрушки. Проблема гораздо глубже.

Соцсети построены не по тем законам, по которым мы живём в реальности. В реале человек должен заслужить право публичного высказывания. Пока ты не сделал что-то важное, тебя не будут слушать. А в соцсетях право голоса даётся всем автоматически, без заслуг, и говорить можно сразу на весь мир. И за свои слова никто не несет ответственности.

Ответственность за свои слова - непременное свойство авторитета. На институте авторитета держится культура. Она по природе своей иерархична. Шекспир авторитетнее Дэна Брауна, значит, Шекспир выше Дэна Брауна по культурной иерархии.

Уничтожая авторитеты, соцсети отменяют иерархии, и культура рушится. Уничтожение авторитетов - вовсе не свобода. Свобода - когда множество иерархий, и можно выбирать ту, которая нравится. Когда иерархия одна, это тоталитаризм. Когда иерархий нет, это хаос. Отменяя авторитеты, соцсети являются институциональным хаосом, и следующий шаг их эволюции - тоталитаризм. А он уже не допустит никаких соцсетей.

Соцсети дают безграничные возможности общения. Хорошо это или плохо? Естественные ограничения общения вынуждают, например, дурака общаться с умным, и в результате дурак становится немного умнее, а умный немного человечнее. Это и есть культурная эволюция.

Соцсети заменяют её небывалым простором выбора. Каждый получает подходящую компанию, в которой его ничто не раздражает. Дурак находит себе дурака, а умный - умного. Так выбор замещает собой эволюцию.

С точки зрения отдельного человека это хорошо: не надо трудиться над собой, общение комфортно. А с точки зрения популяции это плохо: это культурная энтропия, добровольная сегрегация. Добровольность сегрегации приводит к отказу от этических императивов. Костяк культуры разлетается на куски.

Сейчас мы в реальном мире начинаем общаться так же, как общаемся в мире виртуальном. Школьник бестрепетно отрицает выводы Нобелевского лауреата. Профессиональные вопросы решаются не вердиктом специалистов, а советом приятного человека или мнением анонимного большинства случайных участников обсуждения.

Знание огромного числа оценок какого-либо явления приводит к убеждению, что правильная оценка - только твоя. Главной ценностью считается не самореализация, то есть продвижение своих компетенций, а самовыражение, то есть продвижение своей персоны. И так далее. "Мерой всех вещей" становится не человек, а эго отдельного человека.

Это очень созвучно принципам общества потребления. Но если интернет начнёт работать по принципам общества потребления - а рекомендательные сервисы как раз к тому и ведут, - то интернет, задуманный как средство объединения, будет только разъединять, потому что неприятные знания не нужны, как невкусная еда и неподходящие вещи.

Пользователь сети уже сейчас понемногу замыкается в коконе информационного комфорта, но двигатель прогресса - дискомфорт. Однако интернет не позволит человеку быть в дискомфорте: робот не может вредить человеку или допускать вред своим бездействием. Это законы роботехники Азимова - механическая формализация заповедей Моисея.

От общения по законам онлайна мы неизбежно перейдём к деятельности по законам онлайна. Если мы не усвоим, что в нашем мире надо жить только по нашим законам, и черту между миром онлайна и миром офлайна надо видеть всегда, то начнём поступать так, как дозволяют машины, а не люди. А машины дозволяют нам всё. Почему? Что им нужно? Мы не знаем.

Конечно, эти страхи кажутся апокалиптическими. Но задача писателя - проблематизировать бытие. Видеть угрозы там, где общество их ещё не видит. Где троянцы, ликуя, затаскивают к себе чудесного деревянного коня.

Алексей Иванов - писатель и сценарист, автор более 20 книг, в числе его бестсерллеров - "Географ глобус пропил", по мотивам которого был снят одноименный фильм.

Новости по теме