Блог писательницы Марины Степновой: мы перестали сочувствовать

  • 16 марта 2017
  • kомментарии
Марина Степнова
Image caption Марина Степнова

Блог писательницыМарины Степновой - часть проекта Би-би-си"Уголок оратора", приуроченного к Лондонской книжной ярмарке.

Больше всего на свете меня волнует, когда у моей дочери (ей недавно исполнился год) прорежется очередной зуб. Это правда.

Да, я в курсе, что идет третья мировая война (и неважно, что нам забыли официально сообщить об этом), что 842 миллиона людей на планете голодает, а два миллиарда (!) страдает от недостатка чистой питьевой воды.

Я знаю, что половина мировых богатств принадлежит восьми мужчинам в строгих костюмах - и это при том, что каждый десятый житель земли вынужден жить на сумму меньше двух долларов в день.

А еще есть ИГИЛ, Сирия, теракты, Крым, "брексит" и санкции, глобальное потепление и узники совести. Да, еще СПИД, конечно. И стремительно мутирующие вирусы гриппа. Как я могла забыть.

Я каждый день читаю обо всем этом. Читаю - и забываю. Вы тоже. Мы все забываем. Погибших во время терактов в Париже, Ницце, Берлине и в Москве оплакивают только их близкие. Жертвы землетрясений и цунами - просто цифры для потребителей новостей. Мгновенный укол адреналина - и все, мы уже беспокоимся о своих частных делах.

Моя дочь плохо спит и целыми днями висит на мне, как маленькая, очень недовольная коала. Ее зуб ведет себя отвратительно и никак не прорезается! Для меня это важнее всего на свете.

Важнее нефти и курсов валюты, важнее всех казненных и притесненных, важнее Путина и Трампа (хотя про последнего говорят и пишут столько, словно он стал президентом не США, а всего земного шара, и это действительно очень раздражает). А ведь я не мизантроп и не ксенофоб. Мало того, друзья считают меня добрым и отзывчивым человеком.

Кстати, о друзьях. Сколько у вас друзей на FB? У меня 1416 человек. Из них лично я знаю примерно 150. Больше просто не помещается у меня в голове. И ни у кого, между прочим, не помещается.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Сколько у вас друзей в "Фейсбуке"?

Если верить ученым (в первую очередь, британскому антропологу Робину Данбару) 100-150 людей было в первобытных родовых племенах - это та самая группа, которую мы в состоянии освоить, в которой можем стать своими.

Эти 150 лично знакомых и близких человек - самое главное для каждого из нас. О них мы заботимся, их мы любим, их оплакиваем, с ними смеемся. Иногда я думаю, что остальные семь с лишним миллиардов людей нам просто кажутся.

На самом деле, это очень скверно.

Нет, люди всегда делили окружающих на своих и чужих, но только сейчас, в XXI веке, наше равнодушие к чужим достигло своего апогея. И дело не в том, что народа на планете стало слишком много. Просто мы так долго играли в догонялки с эволюцией, что наконец-то доигрались.

Человечество всегда стремилось опередить эволюцию. Мы не хотели рассчитывать на выданные природой и довольно скромные физические данные, мы хотели быстрее, выше и сильнее. Летать, как птицы, плавать, как рыбы, бегать, как гепарды, быть неуязвимыми, как слоны. Что ж, мы добились всего, чего хотели. И это была долгая дорога - на сотни и десятки тысяч лет.

А потом мы захотели все знать - прямо сейчас, сию секунду, знать все, что происходит в любой точке Земли. Это ли не грандиозная мечта! Она тоже сбылась - теперь любой индивид, подключенный к сети, может узнать любую новость, получить практически любую информацию и даже своими глазами увидеть, как на другом конце света существа, называющие себя людьми, заживо сжигают какого-то несчастного во имя того, что называют верой.

Увидеть - и не почувствовать ничего, кроме облегчения, что все происходит очень далеко. Слишком большая скорость передачи информации в сочетании с ее грандиозным объемом дали пугающий эффект - мы перестали сочувствовать, вот что случилось. Перестали воспринимать чужую боль и чужую смерть как катастрофу - а ведь на это способны даже растения и грызуны.

Полагаю, дело в том, что наш мозг оказался технически не приспособлен к обработке такого потока информации. Эволюция по-прежнему плетется крошечными гусиными шажками, а прогресс рванул далеко вперед. Наша голова рассчитана на другие нагрузки, в первую очередь, эмоциональные.

Как замечательно сказал российский врач и ученый Павел Бесчастнов - человек сидит на плечах у обезьяны, которая сидит на спине еще более древнего ящера. Так вот - ящер победил.

Люди летают в космос, постигают теорию струн, успешное генетическое модифицирование эмбриона - вопрос пары ближайших лет. Мы придумали мультикультурность и толерантность (и не знаем, как теперь расхлебать получившуюся кашу). Но в реальности стали так равнодушны друг другу, как не были никогда - со времен трилобитов.

И это действительно очень, очень скверно.

Возможно, я что-то напутала, конечно. Может, зря боюсь. Что я вообще понимаю в науке, тем более - в биологии? Филолог по образованию, я всего-навсего пишу книжки - и, значит, обречена глядеть на мир сквозь дурацкий разноцветный дуршлаг.

К тому же я хронически не высыпаюсь - все мамы не высыпаются, я же говорила, что у моей дочери режутся зубы? Но мне страшно от того, что моя девочка будет расти на планете, которая стремительно утрачивает свой главный атмосферный слой - эмпатический.

Вот, что волнует меня больше всего всего на свете. И еще - когда же наконец прорежется этот злосчастный зуб?

Марина Степнова - писатель, редактор, переводчик, автор романа-семейной саги "Женщины Лазаря".

Новости по теме