О Народном фронте и народном гласе

  • 11 июня 2013
  • kомментарии
Стадо овец Правообладатель иллюстрации AP

Накануне запланированного на 11-12 июня учредительного съезда Общероссийского народного фронта ВЦИОМ провел опрос с целью выяснить, что думают о нем россияне.

56% процентов "что-то слышали" про ОНФ, остальные ничего о нем не знают (скорее, не желают знать).

Ровно половина безразлична к инициативе Кремля, поддерживают ее 29%. Тех, кто принципиально возражает, еще меньше: 9%.

Общее настроение: больших результатов не ждем, но, раз уж будет, пусть займется чем-нибудь.

И вот здесь начинается самое любопытное.

73, 71 и 69 процентов соответственно полагают, что ОНФ должен "доносить до президента информацию о том, что действительно происходит в стране", "осуществлять народный контроль за исполнением указов президента" и "организовывать встречи с трудовыми коллективами".

Лишь меньшинство выступает за превращение ОНФ в партию и его участие в выборах.

Зачем нам цивилизованная политическая жизнь, выборы, партии, парламентские дискуссии и сменяемость власти! Массы хотят большую общественную приемную, куда можно жаловаться царю-батюшке на низкие пенсии, прохудившиеся крыши и нерадивых дворников!

Во времена СССР критика системы подавлялась беспощадно, но критиковать отдельных "бюрократов" и добиться починки неисправного водопровода было вполне возможно. И это работало! Я сам слышал в детстве разговоры, что "государство-то у нас хорошее, надо только найти таких руководителей, чтобы думали не о себе, а о людях", а в 1990-х годах – что "раньше хоть было кому пожаловаться".

Современные россияне в основном выступают за демократию, но понимают ее как всенародное избрание государя. Проголосовали сердцем и разошлись, пусть он дальше делает, что хочет, и пусть никто не смеет ему мешать. Харизматичный лидер и верноподданные, а между ними никого.

Такая модель известна историкам давно, называется делегативной демократией и считается самой примитивной ее формой. Так жили воинственные кочевники, казаки и экипажи пиратских кораблей.

Нехорошо сравнивать людей с животными, но есть мустанги, бегающие не под седлом и без узды, и есть овцы, чувствующие себя комфортно только в стаде, и чтобы был пастух, который знает, куда идти. Скажи овце: ты свободна, иди куда хочешь - она не обрадуется.

Овец, отбивающихся от стада, пастушьи овчарки хватают за ляжки, и, по мнению большинства, правильно делают.

Если пастух начнет резать овец без счета или заведет на камни и колючки, овцы скажут, что царь ненастоящий и всем миром затопчут его, но лишь затем, чтобы тут же поставить над собой другого такого же.

Есть мнение, что нормальная партийная система за двадцать с лишним лет не сложилась в России в том числе и потому, что слово "партия" означает "часть", а сама идея многообразия интересов и поиска компромисса чужда традиционному сознанию.

Самые распространенные слова в политическом лексиконе среднего россиянина - "единство" и "вместе". Он полагает, что существуют некие "общенародные интересы", что меньшинство обязано подчиняться большинству, а "раскалывать общество" и "раскачивать лодку" - занятие, как минимум, сомнительное.

Согласиться с тем, что рыба гниет с головы и для решения проблем России надо менять всю систему - значит признать ошибочность своего выбора. Куда приятнее верить, что царь сделает нам хорошо, если его как следует попросить. Через народный фронт.

А главное – не находит отклика главная идея либеральной оппозиции: надеяться в жизни надо не на власти и фронты, а исключительно на себя, и взрослому человеку нужна не забота, а свобода.

А Владимир Путин знает свой народ и уже который год успешно использует особенности национального характера к своей выгоде.

Объективных причин для недовольства хватает, но лучшего способа направить его в безопасное для правителя русло, чем принцип "царь хороший, бояре плохие", не придумано.

Для этого и создается ОНФ, если кто еще не понял.