Сливки с кокаином на Уимблдоне

  • 2 июля 2013
  • kомментарии
Центральный корт Уимблдона Правообладатель иллюстрации BBC World Service

То, что разметка травяных кортов Уимблдона наводит местного зрителя на мысль о кокаиновой дорожке, в узких кругах давно не секрет. Организаторы, конечно, предпочитают педалировать навязшую в зубах публики клубнику со сливками, но от суровой правды жизни не уйдешь: потребление кокаина зрителями Уимблдонского турнира - здесь такой же природный феномен, как дождь к обеду и вылет англичан в первом круге.

Конечно же, безупречный сливочный образ Уимблдона - вещь бесценная для маркетологов самого стильного Большого шлема в году. Но в этом году отстреляться клубникой организаторам не удалось: репортеры таблоида Sunday Mirror пошарили-таки по уимблдонским туалетам с кокаиновыми детекторами и обнаружили следы белого вещества на бачках повсеместно. И меня это, если честно, мало удивляет: есть в атмосфере этого замечательного турнира нечто трансцендентное.

Нет, правда, как еще можно объяснить тот факт, что проигрыш местной любимицы Лоры Робсон в так называемый "волшебный понедельник" (он же Magic Monday) эстонке Кайе Канепи журналисты оправдали тем, что "канепи" по-эстонски означает "конопля", и поэтому (делается глубокомысленный вывод) трава Уимблдона дает ей солидное преимущество. Я теперь искренне болею за Канепи. В этом году она мой фаворит. Хоть и играет без особого воображения. Что странно, согласитесь, при такой-то фамилии...

Я думаю, что кокаинисты приезжают на Уимблдон из спортивного интереса: при таком скоплении сотрудников служб безопасности и полицейских ищеек, науськанных на порошки сомнительного свойства, их употребление превращается в спорт сильных духом. А может быть, их влечет сюда эстетическое чувство, и все дело в правильной цветовой гамме. Ведь запрещенные оранжевые подметки Федерера организаторов турнира беспокоят, похоже, куда больше, чем белый порошок.

Теперь, когда вы получили некоторое представление о любящих теннис сливках лондонского среднего класса, я хочу покончить с этой сомнительной кокаиновой темой раз и навсегда. Поскольку вообще не об этом хотел сказать, а о том, как я люблю Уимблдон и как я любил на нем работать, несмотря на то, что работа спортивного обозревателя на турнире, несомненно, мешает получать удовольствие от тенниса. Примерно так же, как работа фельдшера мешает насладиться красотой лошади. Ну, или, скажем, козы в случае наших, английских мастеров ракетки.

Правда, есть в служебном пропуске на Уимблдон и свои прелести. Пока ждешь дежурные послематчевые интервью, всегда интересно заглянуть на кухню Уимблдона - в прямом и переносном смысле - и побродить по длинным подземным коридорам медийного комплекса, где легко столкнуться, например, с Грегом Рузецки. Его широкая улыбка висит в воздухе значительно дольше, чем это когда-либо удавалось чеширскому коту.

Можно откушать довольно посредственной уимблдонской котлеты в служебной столовке, сохраняя невозмутимость, когда рядом плюхается с подносом на стул Мартина Навратилова. Можно даже перекинуться парой слов с живой легендой и непринужденно заметить, что погода сегодня лучше, чем ожидалось (тут невозможно промахнуться, потому что погода на Уимблдоне всегда лучше, чем ожидалось, даже если второй день идет проливной дождь). Но после этого, конечно, умнее будет помолчать. И самое главное - не бежать к соседнему столику со своей мыльницей, чтобы попросить щелкнуть вас втроем - с Навратиловой и котлетой. Вот этого не надо, все-таки Уимблдон.

Хотя, признаюсь, мне очень хотелось рассказать Навратиловой одну историю советских времен. В 1975 году, когда она сбежала из Чехословакии на Запад, советской прессе было запрещено упоминать ее имя, и запрет этот был куда строже, чем табу на Навального. Но об Уимблдоне советские газеты, хоть и скупо, но исправно сообщали, и мне было очень интересно, как же они выкрутятся, если Мартина выиграет турнир.

Навратилова выиграла Уимблдон девять раз. И это сообщение ТАСС, эту бессмертную классику советской журналистики я не забуду никогда. Вчитайтесь в скупые строчки советской "Правды": "В мужском разряде чемпионом Уимблдона стал швед Бьерн Борг, обыгравший в финале американца Джимми Коннорса. В женском финале поражение потерпела трехкратная чемпионка Уимблдона Крис Эверт". Full stop, как говорят англичане. Я не понимаю, кстати, почему этот казус не преподается на журфаке, ведь в нынешней России журналистское мастерство такого рода становится все более и более востребованным... В общем, я не стал надоедать Мартине советскими рассказами, поэтому двинемся дальше.

Еще на Уимблдоне можно заглянуть в комнату для прессы, где во всю стену развешаны экраны. Экранов не меньше, чем кортов, и можно смотреть любой из играющихся матчей, причем без комментария. Очень удобно, кстати. Еще одно мое любимое место на Уимблдоне - это балкон для фотографов под крышей центрального корта. Когда в будке за стеклом сидеть не хочется, а места на трибунах не найти - а его там никогда не найти - можно присоединиться к импозантной братии теннисных фоторепортеров. Оттуда под стрекотание их "кэнонов" можно наблюдать за игрой с высоты птичьего полета - ракурс открывается довольно интересный.

Кстати, об игре. На этот раз в первую неделю из турнира вылетело непростительно большое число звезд первых десяток - и у женщин, у и мужчин. Федерер, Надаль, Шарапова, Азаренко, Цонга, Гаске, Кербер, Возняцки - ну, вы в курсе. Да и Серена Уильямс недолго продержалась. Я думаю, причина в том, что слишком уж маленький промежуток между Ролан Гарросом и Уимблдоном. В изнуряющий грунтовый сезон лидеры играют намного больше других, и к окончанию Открытого первенства Франции следить за желтым мячиком им уже просто тошно. Нужен перерыв, но не тут-то было: Уимблдон на носу и надо срочно привыкать к траве. В среде теннисистов существует убеждение, что переход на траву занимает две недели, и поэтому отдыхать времени нет.

Я помню, накануне Уимблдона на изнуряющий сезон жаловался даже Железный Феликс мирового тенниса Рафа Надаль. И в общем-то, как показали результаты первой недели, он был прав. Давно пора как-то развести два Больших шлема, уж очень коротка прелюдия к Уимблдону. Не успеешь оранжевый песок стряхнуть с оранжевых подошв, а "Умби" тут как тут. Умнее всех, кстати, в этом году оказался остающийся свежачком Новак Джокович. Он решил, что лучше отдохнуть недельку и не колотиться на бессмысленных разогревочных турнирах. Потому как привыкание к траве, здраво рассудил Новак, происходит быстрее, чем кажется.

P.S.: Кстати, пользуясь случаем, приношу свои глубочайшие извинения субтильной девочке с ракеткой, которую я в 2006 году бесцеремонно толкнул в дверях и, озабоченный дедлайном, даже не извинился. Потом только я понял, что это была Жюстин Энен. Ну вот, теперь моя душа спокойна.