О Сноудене и двух "нет"

  • 22 июля 2013
  • kомментарии

Во вторник исполняется ровно месяц "шереметьевской эпопее" Эдварда Сноудена.

Скандал и не думает утихать. Американские СМИ уже пишут, что ситуация с беглым цээрушником может поставить под вопрос сентябрьский визит в Москву Барака Обамы.

Главных вопросов тут два.

Должна ли Россия выдать Сноудена США?

Считать ли его героем?

Лично я думаю, что на оба вопроса следует ответить "нет".

Почему не выдавать? Потому что такова общемировая практика. Если в деле имеется хоть грамм политики, и если искатель убежища не явный террорист или мафиозо, то, как правило, никто никого никому не выдает. Особенно если между странами нет соответствующих соглашений.

Так же поступает Запад по отношению к беглецам из России.

Одна княгиня-эмигрантка в 1920-х годах сказала: "Невозможно полностью уничтожить свободу, пока существует заграница".

Может, оно неплохо, что у государства нет полной и неограниченной власти над людьми.

Всем правительствам я посоветовал бы относиться к таким вещам спокойнее и не портить из-за них отношения. Убежал - значит, убежал.

Судя по тому, как долго тянется эпопея с предоставлением убежища, и по заявлениям официальных лиц, Сноудена в Россию действительно не звали, и ему здесь не рады.

Не исключено, что Владимир Путин, при всей его нелюбви к Америке, испытывает к "поросенку" профессиональное и человеческое отвращение.

Москва ищет какой-то вариант, который, более или менее, устроил бы всех. Но выдать его по щелчку пальцами значило бы потерять лицо.

Раз уж так вышло, пусть остается и сидит, как таракан за печкой. А ни на родину, ни в страны-союзницы США ходу ему не будет никогда. Такое, значит, выйдет наказание.

Теперь о том, почему поступок Сноудена одобрения у меня не вызывает.

Права человека - дело святое, но двурушничество всегда скверно пахнет. Не согласен с политикой своего государства - выступай с открытым забралом. А пойти на работу в спецслужбы, получить доступ к секретной информации и выдать ее, потому что убеждения у тебя, видите ли, такие - некрасиво. В первом случае ты инакомыслящий, во втором изменник.

В крайнем случае, если почувствовал, что от того, чем приходится заниматься, с души воротит - можешь уволиться. А доверенную тайну все равно хранить обязан.

Тут есть немаловажное обстоятельство, о котором я в свое время писал в блоге "О Киме Филби".

Умный человек всегда независим, критически настроен и оттого менее предсказуем.

Советские, а теперь российские спецслужбы тщательно "просвечивают" каждого кандидата на работу, опрашивают всех, кто знал человека, начиная со школьной скамьи, и при малейшем подозрении на нелояльность выбраковывают. В результате те, кто прошел через сито, зачастую пороха не выдумают. Причем, как показывает опыт, и это не гарантия от предателей и перебежчиков.

Интеллидженс сервис пригласила яркого журналиста-международника Филби, хотя он в молодости не скрывал левых и просоветских взглядов. Шеф американской разведки времен Второй мировой войны Билл Донован говорил, что возьмет и коммуниста, лишь бы дело делал.

Они снимают интеллектуальные сливки, но периодически кто-то из умников выкидывает такое, что хоть стой, хоть падай.

Как правильнее, вопрос открытый. Все на свете имеет свою цену.

"Сотрудники делятся на тех, кто способен на все, и тех, кто не способен ни на что; я предпочитаю первых", - говорил герой советского фильма "Ищите женщину".

Коли так, относись к этому как к нормальному риску в своей работе.

А главное - что такого поведал миру Сноуден? Ради чего поломал собственную жизнь?

В многочисленных голливудских боевиках американские спецслужбы вкупе с транснациональными компаниями и продажными конгрессменами то на собственного президента покушение готовят, то ради чьих-то частных интересов ненужную войну развязать пытаются.

Столкнувшись с таким заговором, конечно, молчать нельзя. Мир спасать надо.

А то - интересовались чужими телефонными разговорами и электронной почтой. Тоже мне, Луну открыл!

Все спецслужбы занимались этим испокон века, занимаются и будут заниматься, пока на земле не наступит Царство Божие.

Британский баронет Джордж Даунинг, чье имя носит всем известная Даунинг-стрит, работавший послом в Нидерландах, под настроение рассказывал, как его люди выкрали ключи из кармана тамошнего премьер-министра, пока тот спал, открыли кабинет, изъяли документы, а через час вернули бумаги на место и положили ключи обратно. При том, что Лондон и Гаага числились союзниками.

Мать будущей Екатерины II Иоганну Ангальт-Цербстскую вышибли из России после того, как подчиненные канцлера Бестужева прочитали ее письмо Фридриху Прусскому, содержавшее "ценнейшую" информацию: у императрицы Елизаветы Петровны нет талии, а вот у нее, Иоганны, примерно в таком же возрасте очень даже есть!

Госсекретарь США Генри Стимсон в 1920-х годах закрыл в Госдепартаменте "черный кабинет" со словами: "Джентльмены не читают чужих писем". Так над ним до сих пор весь мир потешается.

А как иначе бороться с терроризмом, мафией и наркоторговлей?

Тут другая проблема возникает. Технически АНБ и ЦРУ способны собирать гигантское количество информации, но для ее анализа нужны люди, которых, естественно, не хватает. Компьютер может только отбирать подозрительные разговоры и письма по ключевым выражениям, но преступники тоже не дураки, слова "бомба" или "кокаин" в телефонном разговоре употреблять не будут.

Вот и получается раз за разом, что человек что-нибудь совершит, его задним числом "пробивают по базам данных", и хватаются за голову: да у нас, оказывается, на него давно два чемодана компромата!

Дело не в прослушивании, а в том, кто им занимается и с какими целями.

Здесь что принципиально важно?

Работая методом невода, спецслужбы получают огромное количество частной информации о честных людях, и не имеют права злоупотреблять ею.

Прослушивая кого-то без санкции суда, они обязаны хранить в тайне сам факт прослушивания. Собранные таким образом данные не могут служить для обвинения человека. Они предназначаются исключительно для внутреннего употребления, дальнейшего сбора улик или предотвращения преступления.

Иными словами: узнали благодаря прослушиванию о готовящейся переброске партии наркотиков - обыщите курьера на таможне и возьмите с поличным. На вопрос, почему именно его выбрали в многотысячном потоке пассажиров, лукаво улыбнитесь: нюх, мол, у нас профессиональный.

А "слить" в интернет или журналистам сведения о том, что кто-то, скажем, изменяет жене или употребляет в разговорах с друзьями ненормативную лексику - подлость и должностное преступление.

Тем более, недопустимо использовать возможности спецслужб для борьбы с политической оппозицией или в коммерческих целях.

Вот с такими явлениями правовое демократическое государство обязано бороться беспощадно. Независимо от мотивов, наказанием виновным должно быть, как минимум, немедленное увольнение.

В годы моей юности любимой темой для разговоров интеллигенции и молодежи было гадать, слушает КГБ наши телефоны или нет. Я всегда пожимал плечами: дело не в технической стороне, а в наличии или отсутствии в стране свободы слова. Я имею право говорить все, что думаю, хоть по телефону, хоть на площади, и ничего мне за это не должно быть! А там пусть слушают, если угодно.

Конечно, мало радости, если достоянием чужих глаз и ушей оказываются, допустим, интимные семейные прозвища. Но если информация дальше не пойдет - пускай. Это приемлемая плата за безопасность, так же как досмотры в аэропортах, которые тоже ведь никому удовольствия не доставляют.

Точно так же спецслужбам неприятно становиться объектом разоблачений вроде тех, с которыми выступил Сноуден. Как человеку, с которого в обществе свалились брюки. Есть вещи, о которых все знают, но вслух не говорят, как о физиологических отправлениях организма. И вообще, любое нарушение режима секретности есть профессиональный прокол. Один о прослушивании начал болтать, другой, чего доброго, списки агентуры опубликует. Но тоже не смертельно. Дело житейское.

Честно говоря, не понимаю, почему американцы так фраппированы откровениями и озабочены судьбой беглого компьютерщика. Забыть бы поскорее этот, в принципе, пустяковый эпизод.