"Осторожно, люди!": эксцентричность аристократии

  • 6 августа 2013
  • kомментарии

"Люблю англичан: каждый третий из них чудак", - говорил Самуил Маршак. Чудаков в Англии действительно немало. Живя здесь, замечаешь не только разные формы чудачества, но и терпимость, с которой относятся к эксцентрикам.

"Эксцентричность, - писал Олдос Хаксли, - это оправдание всех аристократий. Она оправдывает праздные классы, наследуемое богатство, привилегии, ренты... Чтобы создать в этом мире что-нибудь достойное, нужно иметь класс людей обеспеченных, не зависящих от общественного мнения, свободных от бедности, праздных, не принужденных тратить время на тупую будничную работу... Нужен класс людей, которые могут думать и... делать то, что им нравится. Аристократия не только эксцентрична сама по себе, но она относится терпимо и даже поощряет эксцентричность в других. Чудачества художника и новомодного философа не внушают ей того страха, ненависти и отвращения, которые инстинктивно испытывают не аристократы".

Быть может, ярким подтверждением этой мысли были сестры Митфорд, дочери лорда Редсдейла, второго барона Митфорда. Великолепно воспитанные, образованные, уверенные в себе красавицы-аристократки не сходили со страниц газет в 30-е годы.

Надо сказать, было о чем писать. Юнити влюбилась в Гитлера и стала адептом нацизма, Нэнси писала популярные романы, Диана вышла замуж за вождя британских чернорубашечников Освальда Мосли, Памела покорила сердце знаменитого поэта Джона Бетжемана, Джессика уехала в Америку, где стала убежденной коммунисткой, а Дебора пошла по светской линии и успешно владела крупнейшим поместьем Чартсуорт.

Биограф Линли Спейс выпустил книжку "The Mitford Sisters: Gide to life". В ней он прослеживает корни эксцентричности юных баронесс. У девочек была строгая гувернантка, мисс Бантинг, которая для развлечения учила их искусству "джиггери-покери", то есть хладнокровному мелкому воровству в магазинах.

Media playback is unsupported on your device

Сестер также приучили сохранять безмятежное веселье, что бы ни случалось в жизни. Когда у Нэнси умирал муж, она сочиняла про него и рассказывала всем смешные истории. Любое упоминание имени больного вызывало приступы безудержного смеха. Когда Нэнси сообщили о смерти ее брата Тома, она оделась в вечернее платье, вышла к ужину в полном макияже и блистала весь вечер.

Когда Освальда Мосли, лидера британских фашистов, отправили в тюрьму Холлоуэй, то его супруга Диана Митфорд направила правительству прошение - разрешить ей жить в камере с мужем. Правительство отказало. Диана обратилась снова. После еще двух или трех попыток власти пошли на уступку. Освальду Мосли и его жене выделили комнату для посылок в тюремном почтовом отделении. Диана, которая питалась сыром "Стилтон" и дорогим портвейном из универмага Харродс, потребовала, чтобы им выделили слуг. Пришлось найти двоих, осужденных по статье за многоженство.

Юнити выросла в крупную девушку. На балы она носила гирлянды из бижутерии, на голове красовалась тиара с рубинами, а на шею она обычно вешала домашнего любимца, ручного ужа по имени Энид. В разгар танца она открывала сумочку и доставала из нее свою ручную крыску, которую она называла Ратуляр, и пускала ее бегать по полу.

Юнити, как мы знаем, была влюблена в Адольфа Гитлера. Однажды она представила ему свою мать Леди Редесдейл и младшую сестру Дебору, при этом охотно взялась переводить маме, которая вела долгую оживленную беседу с фюрером о достоинствах хлеба из муки грубого помола.

Среди знаменитостей, с которыми потом встречалась Дебора, был и король рок-н-ролла Элвис Пресли. Много лет спустя Дебору спросили, кто из них - Гитлер или Пресли - показался ей наиболее интересным. Дебора ответила не задумываясь.

"Конечно, Элвис Пресли! — сказала она. - Что за нелепый вопрос!".