Якутия: на пути к священной горе Киселях

  • 13 августа 2013
  • kомментарии

Утренним рейсом на стареньком Ан-24 я вылетел из Якутска в поселок Батагай. Это примерно два часа полёта, расстояние - 700 километров. Поскольку мы летели на высоте примерно 5 тысяч метров, можно было во всех деталях рассмотреть то, что было под нами. Якутия - удивительный край.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Удивила река Лена - оказывается на ней есть огромное количество островов, и на некоторых так много песка, что можно подумать, что ты в пустыне!

Проснулся уже на подлёте к Батагаю - рукой земли коснуться можно. Подпрыгнув пару раз, мы довольно плавно завершили бег, и нас тут же выпустили. Никаких вам "ожидайте полной остановки", вот это по-нашему.

Спускаясь по трапу, по которому может спускаться за раз только один человек, двоих он просто не выдержит, я обозревал окрестности. Передо мной один в один (ну ладно, с некоторыми изменениями) предстал легендарный аэропорт курильского острова Итуруп - Буревестник! Такой же маленький, компактный, опрятный и заброшенный одновременно. Когда-то тут кипела жизнь - когда работал комбинат по добыче металла. Теперь же это место предоставлено само себе, и как тут всё сложится, непонятно.

Широкой грудью вдохнул воздух, и захотелось закричать, "Ура товарищи, я прилетел!", но сдержался. Простите, это атавизм из моего недолгого, но советского прошлого, запах которого в таких как Батагай местах особенно силён, и вызывает у меня какую-то жуткую ностальгию.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

У аэропорта стоят какие-то люди и много машин. Меня проводят до автомобиля, и там я встречаюсь ещё с несколькими участниками путешествия. Мне предстоит провести часть маршрута вместе с группой туристов из разных городов, которые идут на священную гору Киселях как паломники. Так я для себя назвал тех, кто отправляется в эти места искать ответы на свои вопросы.

Эта гора у якутов считается особо священной, и раньше туда ходили только шаманы. Горе приписывают много чудодейственных способностей, ну а я согласился поехать, в первую очередь, из-за того, что эти места нынче полностью безлюдны, и можно увидеть первозданную природу, которой практически не коснулась рука человека. Да, тут до прихода Советов жили племена, но сильно разрозненно, и их деятельность никак не нарушала природный баланс. Когда большевики согнали всех в колхозы, и началась добыча золота, этот край обезлюдел, и реки пострадали.

Накануне вылета из Якутска, меня посетил старый друг и вместе с гостинцами принес ужасную весть - комары будут люто зверствовать. Эта мысль не давала мне покоя, и я прогулялся немного по Батагаю - до магазина за спреем и немного вокруг.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Тем временем, мы дождались ещё одного рейса (а тут оживлённо!). Наша команда укомплектована. Довольно быстро все перезнакомились, но наверно среди всех я - самый молчаливый и замкнутый. И постоянно хочется прислониться к чему-нибудь и закрыть глаза - тут-то день, а мои московские часы говорят, что ночь. Теперь наш путь лежит через посёлок Бетенкёс к реке Адычи. Пока едем, погода все больше и больше портится, и на перевале, где все останавливаются у священного шаман-дерева, уже начинается дождик.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Чтобы сделать пару кадров, выскакиваю из машины в одной маечке, и тут же понимаю что это не Москва, не Подмосковье и даже не Карелия... Бог мой, комары налипли сразу же и везде, и тут же, не раздумывая, начали втыкать свои "сверла". Как тут живут люди, когда нет ветра? Это просто невозможно! Не поливать же себя каждый час антикомарином? Тем более на моем мегаядовито-желтом балончике написано, что в сутки его можно использовать не больше трёх раз.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Успев получить множественные ранения, быстро сделал несколько дежурных кадров и снова заперся в машине. Впрочем, от комаров пострадал не только я - досталось всем. Больше по пути мы нигде не останавливались, пока не приехали в Бетенкёс. Там наш гид и шофёр Рустам оставил нас в музее рассматривать множество свидетельств из глубокого прошлого, а сам поехал за второй лодкой.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Уже по третьему разу пересмотрев экспонаты (на улице всё ещё шёл дождь), мы наконец-то дождались его возвращения и уже через минут 15 выгружались на берегу реки Адыча.

Я смотрел, как деловито и, самое главное, грамотно одевались все туристы, и мне подумалось, только живя в нашем климате, в суровых условиях севера, люди уже изначально готовы ко всяким неожиданностям. Им не надо рассказывать, что и сколько брать с собой в поход.

Дождь не утихает. Причём небо так затянуло, что понятно, что это надолго. Я меланхолично говорю это в пространство перед собой. "Да", - так же меланхолично соглашается Рустам и дальше готовит лодки. Нашу команду делят на две части: я с Рустамом, остальные - на второй лодке. Первая лодка уже скрывается за поворотом, а мы только отходим от берега. Не проходит и 15 минут, как Рустам замечает на берегу людей с лошадьми и глушит мотор.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Как выяснилось, они едут на празднование Ысыаха (который проводится раз в году в день солнцестояния), на скачки. Чтобы туда попасть, им надо преодолеть реку самим и переправить своих лошадей. Если с людьми всё понятно,то с лошадьми не так все просто: надо снять сбрую и провести их на длинной верёвке через реку. Причём, сложнее всего провести первого скакуна. Когда первая лошадь пройдёт, остальные, видя что с вожаком ничего страшного не случилось, уже спокойнее входят в воду.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Я сперва дёрнулся вылезти на берег, но берега там - это глина или просто жижа из земли и песка, в которую у воды погружаешься по колено, а на мне трекинговые ботинки. Но ведь и лодку можно подвигать, поближе - подальше, так что нормально.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Договорились одну лошадь провести с нашей моторки. Это, конечно, для кадра. Рустам вообще молодец, всё схватывает на лету. Если бы я мог выписать ему благодарность, сделал бы это с большим удовольствием.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky
Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky
Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky
Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Якут, который с нами занимался проводкой, был напряжен. Видимо, на нём лежала забота о лошадях - остальные особо не напрягались. Я спросил, сколько примерно может стоить такой конь. Рустам говорит, что около 500 тыс. рублей. Но это скакун, а обычная лошадь - 70-80 тыс.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Наблюдая переправу и слушая рассказ Рустама, я понимал, что мне повезло. Вообще повезло оказаться на этой реке и повезло оказаться именно в этот день и в это время. Дело в том, что коней так переправляют только раз в году, и только на праздник Ысыах. После празднования наездники с лошадьми уйдут обратно до следующего солнцестояния. Сделал групповой портрет - люди ждут, когда моторки вернутся за новыми лошадьми.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Проходит какое-то время, и Рустам говорит, что скоро будем проходить мимо горы Суллар. Горой этот холм, конечно, не назовешь, но не в этом суть. Всё дело в том, что в толще земли, которая каждый год по берегу смывается дождями, находятся ледники, а в них - остатки и скелеты древних животных. В одном месте был виден фрагмент такого ледника. Говорят, отсюда было уже извлечено огромное количество фрагментов костей, а сколько ещё хранится там? Это невероятный клондайк для любителей палеонтологии.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky
Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

С некоторого момента я стал замечать проталины голубого неба среди дождливых серых масс, что внушает большую дозу оптимизма. В руки то и дело прыгает фотоаппарат, и мне не терпится сделать первые кадры. Несмотря на не совсем простой путь, видя открывающиеся просторы и низкие горы, я испытываю что-то, что можно примерно описать, как восторг. Я так давно мечтал оказаться в подобных краях, и наконец-то мечты сбываются!

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

База открылась совершенно неожиданно, из-за поворота показались очень даже симпатичные с виду домики (вот уж не ожидал), а заслышав мотор, к берегу кубарем свалился симпатичный белый пёс.

Первая моторка давно уже пришла, и всех расселили по номерам. На базе есть довольно большая гостиница. Но сейчас не сезон, и свободных номеров полно.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Обосновался. В голове только одна мысль - ужин и спать. Но это только у меня одного такие ломки, двое детей шести-семи лет возраста уже вовсю играют в коридоре, и кто-то собирается на рыбалку... Не знаю, не знаю - на берегу реки стоять невозможно, руками надо махать как дворниками, чтобы хоть что-то рассмотреть из-за полчищ комаров. Меня хватило на пять минут, чтобы прогуляться по базе и застать кусочек далёкой радуги с берега напротив.

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Потом я несколько о раз просыпался ночью - темноты не было совсем. Сделал над собой усилие, выглянул в окно, над нами небо в оранжевых облаках. Почертыхавшись, всё же вылез из под одеяла, напялил штаны с толстовкой и высунул нос на улицу. Ветер окончательно стих и ничто не мешало комарам устроить кровавую расправу. Я вот всерьёз задумался, как же люди тут жили, когда не был придуман антикомарин, как тут жили ссыльные, уж им-то вряд ли выдавали средства от комаров...

Но всё это лирика, а вот виды...

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Над водой стелятся невысокие сопки, под ними струится таёжная река Туостаах и почему-то в голове вертится:

Люди сосланы делами, люди едут за деньгами, Убегают от обиды, от тоски... А я еду, а я еду за мечтами, За туманом и за запахом тайги. Юрий Кукин

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Я оказался в настоящей, дикой, нехоженой тайге. Со слов одной местной женщины, выше по течению реки Туостаах (по ней мы прошли всего несколько километров от Адычи) никто не живёт. Вы только представьте себе это - вокруг никого! Ни-ко-го! Сейчас, когда много паводковой воды, река мутная и коричневая. Однако ближе к осени она станет кристально чистой, зеленовато-голубоватого цвета. Я представил себе осень в этих краях, должно быть, это что-то запредельно красивое!

Правообладатель иллюстрации Ivan Dementievsky

Все эти мысли пляшут на задворках сознания, я как лунатик возвращаюсь спать. Слава богу, режим тут не жёсткий, подъём в 11 часов и только в 13.00 мы выйдем в сторону горы Киселях. Место, где, говорят, можно прикоснуться к живым и чудотворным камням.