“Осторожно, люди!”: холодный термояд - готов первый узел

  • 13 августа 2013
  • kомментарии

Год назад умер Мартин Фляйшман, британский ученый, выдающийся специалист по электрохимии. Он скончался 3-го августа.

Мартин Фляйшман родился в 1927 году в Карловых Варах, когда они еще назывались Карлсбадом. Мать его была католичкой, а фамилия досталась ему от дедушки, которого усыновила еврейская семья. В 1938 году супруги Фляйшман с детьми чудом ускользнули от нацистов и приехали в Англию. "Когда мы вышли на перрон станции Ливерпуль-стрит, то на всю семью за душой у нас было 27 шиллингов и 6 пенсов" — рассказывал он.

Мартин Фляйшман окончил университет, защитил докторскую диссертацию, преподавал в Дарамском университете, был профессором электрохимии в Саутгемптоне, президентом международного электрохимического Общества, в 86-м году стал членом Королевской Академии Наук.

Media playback is unsupported on your device

В 1983-м он вышел на пенсию и занялся своей любимой темой — поиском холодного ядерного синтеза. Известно, что термоядерный синтез происходит в недрах солнца при огромном давлении и сотнях миллионов градусов, но Фляйшман пытался добиться синтеза при комнатной температуре, электрохимическим путем.

23 марта 1989 года Мартин Фляйшман вместе со своим коллегой, Понсом, устроили пресс-конференцию. Перед лицом мировой журналистики они продемонстрировали “cold fusion” — "холодный термояд", как его тут же окрестила пишущая братия.

Мир встрепенулся. Речь шла о чистом и дешевом источнике энергии, которое в корне могло изменить будущее человечества. Фляйшман и Понс попали на обложки журнала "Time" и "Newsweek". Тысячи ученых по всему миру бросились воспроизводить этот опыт. Экономисты посчитали потом, что научные трудодни обошлись в сотни миллионов.

Через пару недель началась обратная волна. Одна известная лаборатория за другой сообщала, что подтвердить данные Фляйшмана не может. Повышение температуры было, но без всяких признаков ядерного синтеза, например не выделялись нейтроны.

Скептицизм перерос в злобу, зазвучали обвинения в научной некомпетентности, замелькал термин «патологическая наука». Научная репутация Фляйшмана была, казалось, потеряна безвозвратно.

Я смотрел по теленовостям эту демонстрацию 89 года и потом, в интервью с Фляйшманом отмечал про себя его сдержанность, научную пунктуальность, нежелание оправдываться.

Тема холодного ядерного синтеза была похоронена. Мартина Фляйшмана иногда вспоминали, брали интервью, спрашивали — не идет ли он против законов физики, не пытается ли открыть вечный двигатель?

"Газета "New York Times" — с сухой полуулыбкой ответил Фляйшман, — перед полетом братьев Райт писала, что машина тяжелее воздуха летать по воздуху не может, по определению".

Однако, работы продолжались. Итальянская ветвь исследований объявила о себе в 2011 году. В Болонье, в помещении отдела физики тамошнего университета прошла онлайн-конференция, в ходе которой ученым и журналистам был представлен действующий прототип реактора мощностью в 10 киловатт, работающий на принципе "холодного термояда".

Изобретатель аппарата, Андреа Росси, утверждал, что на одном килограмме никеля реактор может беспрерывно выдавать 10 киловатт энергии в течение 10 тыс. часов (то есть чуть меньше 14 месяцев). По его расчетам, электричество, вырабатываемое таким реактором, будет стоить около 4 центов за киловатт-час.

Два уважаемых физика из Швеции дали положительные отзывы на камеру, но недругов и критиков у Росси оказалось больше. Его обвиняли в подделке результатов, вспоминали какие-то неприятные штрихи из его биографии, записывали в международные жулики или даже в сумасшедшие.

На днях господин Росси сообщил, что произведен первый генератор. Он изготовлен промышленным подрядчиком, то есть третьей стороной, без его какого бы ни было его участия. Узел был испытан и запущен независимыми экспертами и испытания прошел успешно. Первый узел, возможно, установят в Швеции. Он помещается в стандартном транспортном контейнере, имеет мощность в 1 мегаватт.

Система, как я понял, работает на никелевом порошке, который, методом трансмутации, постепенно превращается в медь. При этом выделяется много тепловой энергии, которую можно использовать непосредственно, для обогрева, или для выработки электричества. Процесс экологически чистый.

Сам Росси по этому поводу сказал, что «человечество» выходит из средних веков», имея в виду огромные возможности новой энергетики.

Понимаю, что скептикам хочется обложить нашего героя каким-нибудь нелестным прилагательным.

А если все это — правда?