"Осторожно, люди!": как я починил радиолокатор

  • 27 сентября 2013
  • kомментарии

В нашей ленинградской высшей мореходке на Заневском Проспекте, дом 5, в актовом зале каждую субботу устраивали танцы.

У правления клуба был бюджет, которым распоряжались по своему усмотрению - например, решали, какой оркестр приглашать. Лабухи из бывших духовых профессионалов, игравшие по нотам заезженные танго и фокстроты, всем порядком надоели. На плохой оркестр хорошая публика не шла.

На этих танцевальных вечерах происходили важные знакомства, ковались будущие морские семьи. В бюро комсомола появилась смелая мысль - пригласить модный джаз-оркестр, студенческий октет Института Точной Механики и Оптики. Эту блестящую идею комсомольцам подсказал ваш покорный слуга - разумеется, тонко, издалека, и не напрямую.

Всю зиму последнего, пятого, курса по субботам я в своем кубрике переодевался в гражданскую одежду, спускался с пятого этажа на первый, в актовый зал, и выходил на сцену в составе октета. По окончании вечера, если не надо было никого провожать, поднимался обратно с первого этажа на пятый, к своей койке и тумбочке.

В этой идиллии была одна маленькая неприятная нота. Чтобы окончить пятилетний курс и получить "корочки", надо было сдать государственные экзамены и написать дипломную работу. Заходя по вечерам в аудитории, где мои однокашники изучали электронавигационные приборы, я с тихим ужасом смотрел на разложенные по большим столам схемы, на которых синей паутиной расползались цепи соединений неизвестно чего, неизвестно с чем, неизвестно где.

Media playback is unsupported on your device

Понять это было невозможно, да и душа восставала против бессмысленного труда. Было ясно, что штурману чинить гирокомпас или радиолокатор не придется никогда, поскольку для этого в каждом порту есть специалисты, но по программе мы должны были знать или, по крайней мере, сдать экзамен на эту премудрость.

Год или полтора спустя, когда я поступил четвертым помощником на теплоход "Кейла" эстонского пароходства, на судне вышел из строя радиолокатор. Капитан - обстоятельный, грузный эстонец, - вызвал меня и сказал: "Селавотт Париссыщ! Вы молодой специалист, с высшим образованием, надеюсь, вы справитесь. Идите".

Я отправился в штурманскую рубку, безнадежно полистал документацию, разложил по полу схемы и посмотрел на них со знакомым тихим ужасом и глубокой тоской. Позориться не хотелось.

Немного поразмыслив, я сделал вывод, что схема приборов спаяна на заводе, прошла проверку качества и лезть мне туда совершенно не нужно. Причину надо искать в самом простом и очевидном месте.

Я развинтил коробку с плавкими предохранителями, вынул и по очереди внимательно посмотрел их на свет. Так и есть - в одном перегорел волосок. Я поставил вместо перегоревшего предохранителя новый, привинтил на место крышку.

Вскоре послышались шумное дыхание и тяжелая поступь капитана. Я застыл над бескрайними листами электросхем в задумчивой позе молодого специалиста.

-Ну, как дела? - с легким злорадством спросил капитан (у него было только среднее образование).

-Не знаю, - ответил я. - Попробуйте включить.

Капитан нажал пусковой рубильник, антенна с легким завыванием пошла по кругу, экран покрылся зелеными точками, вырисовывая окружающие суда и причалы.

-Работает! - сказал капитан изумленно. - Вы его починили!

Я стоял, скромно потупясь, стесняясь широты своей эрудиции.

"Да! - сказал потом капитан помполиту в кают-компании после обеда, - все-таки, что значит высшее образование!"