О Назарбаеве, Путине и Урфине Джюсе

  • 25 октября 2013
  • kомментарии
Путин и Назарбаев Правообладатель иллюстрации Ria Novosti .

На вчерашнем заседании Высшего евразийского экономического совета в Минске имел место примечательный эпизод.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, считающийся самым большим сторонником интеграции среди постсоветских лидеров, неожиданно заявил, что Евразийский экономический союз и Таможенный союз дублируют друг друга. Поэтому ЕврАзЭс хорошо бы упразднить, а Таможенный союз, наоборот, укрепить и расширить.

В качестве потенциального участника он назвал Турцию. По мнению экспертов, при благоприятном развитии событий интерес к Таможенному союзу могли бы проявить также Индия, Китай, Монголия, Иран.

Таможенный союз объединяет Россию, Белоруссию, Казахстан, Таджикистан и Киргизию. Недавно подала заявку Армения.

Владимир Путин в ответ сказал, что в создание ЕВРАзЭс уже вложено много сил, которые не следует пускать на ветер, а к расширению Таможенного союза надо подходить осмотрительно.

"Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся за любыми фразами разыскивать интересы тех или иных классов", - писал Владимир Ленин.

Если оставить в стороне пресловутые "классы", Ленин совершенно прав. Действительно, нужно уметь видеть за туманными заявлениями политиков реальные интересы.

Чего хочет Назарбаев?

Альянса с максимально возможным количеством участников и разными центрами силы, где лидерство России оказалось бы размыто. Как Евросоюз, где Германия, конечно, самый влиятельный участник, но не единоличный командир.

Турция уж точно не станет безоговорочно слушаться Москву, ибо не имеет такой привычки.

А Путин хочет организацию компактную, зато такую, в которой Россия имела бы контрольный пакет акций и право решающего голоса, спаянную, помимо экономики, советским менталитетом и традициями. Меньше, да, с его точки зрения, лучше.

Вертикаль и ностальгия

Москва продолжает рассматривать постсоветское пространство как свою безраздельную вотчину. За ее пределами можно сотрудничать и о чем-то договариваться с Китаем или Турцией, а в нашу песочницу пусть не лезут!

Думается, здесь дает о себе знать не только имперская ностальгия, но и общие представления Владимира Владимировича об эффективном менеджменте.

Путин превыше всего ценит управляемость. Что это за структура, которая тратит время на прения и согласования? Дискутируют пускай бездельники в интернете, а для дела нужны начальник, подчиненные и дисциплина, "вертикаль", по которой сверху вниз идут команды, а снизу вверх доклады. Сказано - исполнено! Он и в России накануне выборов 2011 года призывал "не расквашивать парламент".

Внутри страны такой подход худо-бедно работает, хотя тоже нравится далеко не всем, но в международных отношениях совершенно неприемлем.

Межгосударственные объединения с одним неоспариваемым главой вообще нежизнеспособны без насилия. Из них бегут!

Подчиняться никто никому не хочет. Маленькие и несамодостаточные страны всегда стремятся иметь свободу маневра между разными патронами. И отличаются болезненным самолюбием, что тоже необходимо помнить.

По мне, пусть будет меньше власти, да больше сотрудничества. Не следует уподобляться маленькому Урфину Джюсу, который не мог играть с другими детьми, потому что сразу требовал, чтобы все ему подчинялись, и оттого любая игра с его участием заканчивалась дракой.