Как я спас советские книги от ужасной судьбы

  • 30 октября 2013
  • kомментарии
Советские издания книг Правообладатель иллюстрации Neil Martin
Image caption Советские издания приятно держать в руках

Недавно в университете СПБГУТ, где я работаю, построили долгожданный новый корпус, и наша кафедра иностранных языков в него переехала.

Только до того, как это произошло, нам пришлось все убрать из старой преподавательской. Работы было немало – на кафедре скопилось много старых вещей, и в результате на уборку у нас ушло два-три дня.

Я пришел помогать в последний день уборки и встретил заведующую кафедры Татьяну Павловну вместе с другими коллегами. Они выгребали из одного из шкафов старые книги, учебники, бумаги и т.д. Ещё там обнаружились следы присутствия мышки, из-за чего одна преподавательница выбежала из комнаты с криком.

Дряхлые учебники и методички, конечно же, меня не интересовали. Но из хорошего в шкафу оказалось несколько старых книг на английском языке.

Я смотрел на них с интересом - выяснилось, что это были советские книги на английском, которых я раньше не видел. Татьяна Павловна сообщила, что собирается выбросить их вместе с мусором и разрешила мне взять эти книги себе, если я хочу. Я с удовольствием принял предложение, и она потом даже мне подарила мне еще несколько таких книг - со словами, что у неё много и ей они вообще не нужны.

Плотная бумага, приятный переплет

Во-первых, я просто хотел их почитать – сейчас у меня нехватка английских книг. Ненавижу электронные книги и не могу их читать в транспорте, например. Поэтому я не скачиваю бесплатно на такие устройства, как поступают многие мои русские знакомые.

Из Шотландии все время возить книги тяжело, а покупать их в Питере достаточно дорого. Выбор неплохой, есть несколько шикарных магазинов в центре, где продают книги только на английском, но, конечно, стоят они при этом немало. Зато теперь у меня есть неплохая коллекция таких классических авторов, как Стивенсон, Твен, Моэм и т.д.

И при этом сами издания - просто классные. Книги выпущены разными издательствами, но большинство "Днепра" и "Прогресса" и были напечатаны в 70-х годах. По сравнению с современными книгами – как российскими, так и британскими - бумага плотнее, переплет – более качественный, их приятнее держать в руках, и от самого процесса чтения получаешь больше удовольствия.

Старомодные рисованные картинки тоже добавляют колорита, и когда я читаю эти книги, можно сказать, что у меня возникает чувство ностальгии по чему-то, чего я сам даже никогда не знал. 74 копейки за такое издание "Убить пересмешника" Харпер Ли – это из совсем другого мира.

Я уже дочитал сборник рассказов Твена и известную новеллу Стивенсона "Странная История Доктора Джекила и Мистера Хайда". Твена я давно читал в школе, но мне стыдно признаться, что Стивенсона – одного из самых известных шотландских писателей – я раньше не читал.

"Буржуазный прагматизм"

Мне кажется, что такие авторы, как Стивенсон, а особенно Сомерсет Моэм и Вальтер Скотт, более известны в России, чем на родине. Вообще Скотта (хотя он, наверное, самый знаменитый шотландский писатель на свете, и в моем городе Глазго ему установили огромный памятник) в Шотландии мы практически не читаем. Ни в школе, ни вообще. Но в России многие его знают, и Моэма тоже. Это из-за того, что в Советском Союзе многие другие западные авторы были запрещены?

Забавно читать предисловия советских книг. Например, вот эта строчка – из предисловия к сборнику Твена (я перевожу с английского): "Однако идеалистические помыслы писателей эпохи Просвещения и их романтические идеалы вскоре потеряли силу под давлением буржуазного прагматизма". "Bourgeois matter-of-factness" – такая фраза звучит нереально сегодня на английском.

В Шотландии сейчас все покупают книги через интернет. К сожалению, местные книжные магазины закрываются, и не только местные – даже крупные сети магазинов не могут конкурировать с такими сайтами как Amazon. И я тоже признаю себя виноватым в этом деле – хочу покупать книги как можно дешевле. Это естественно, с точки зрения денег. Но когда я читаю эти советские издания, я жалею об этом, и даже думаю о мире, в котором качество, а не количество и низкие цены было бы более важно.