Идеи, которые не греют

  • 4 ноября 2013
  • kомментарии
Парад 7 ноября Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Годовщина Октябрьской революции официально отмечалась с 1918 по 1995 год

Когда я был маленьким, 7 ноября мне очень нравилось ходить с отцом на парад, как мы называли праздничную демонстрацию трудящихся города. Я знал наизусть стихотворение Самуила Маршака: "День Седьмого ноября / Красный день календаря". С утра по радио звучат марши, на домах - красные флаги.

Мы - на площади имени Ленина. Сижу у папы на руках и смотрю на проходящие колонны предприятий. Впереди каждой колонны едет грузовичок с чем-то необычным в кузове с открытыми бортами. Вот везут огромный каравай - это хлебопекарня. Гигантскую шестерню - ремонтно-механический завод. А вот и самое интересное - автомобиль, "загримированный" под паровоз - то идет родной коллектив железнодорожной станции.

Невидимый диктор через колокола-громкоговорители поздравляет машинистов, кочегаров и путейцев, а те кричат в ответ нестройным хором: "Ура-а-а!".

В руке у меня красный флажок. Праздник!

Охотку к демонстрациям у меня отбили в школе.

За месяц вместо уроков физкультуры начинаются маршировки в школьном дворе. Чтобы шли ровными рядами и в ногу.

"Раз-два! Левой!", - кричит через мегафон наш физрук.

На уроках труда мы делаем букеты из цветной бумажной замши.

Школьных автобусов тогда и в помине не было. С нашей рабочей окраины до центра и обратно - пешкодралом.

И будучи студентом, а потом рабочим, не любил я это дело. Но гоняли из-под палки. В трудовом коллективе, правда, было уже повеселей. Пока ждали начала движения своей колонны, согревались в подворотнях. Водочка, соленые огурчики - и морозец нипочем.

А парторг фабрики бегает вдоль колонны, чтобы мы порядок несения транспарантов не нарушили: "Да здравствует", "Великая", "Октябрьская" "Социалистическая", "Революция!". Перепутаем - не сносить ему, бедняге, головы.

В 1996 году новая власть переименовала этот праздник в "День согласия и примирения". Но не получилось в демократической России ни того, ни другого. Впрочем, красная дата в календаре осталась.

И вот в 2005-м мне, пресс-секретарю областного отделения партии "Единая Россия", поручили составить сценарий празднования "Дня народного единства", назначенного на 4 ноября. Из Москвы шпаргалку прислали в помощь. Е-п-р-с-т! В 1612 году в этот день народное ополчение прогнало из Кремля польских захватчиков. Как это обыграть, чтобы всем было и понятно, и интересно? Предложил на площади прилюдно поколотить Пашу Собецкого (был у нас сотрудник с такой подходящей к случаю польской фамилией), а потом всем политсоветом и исполкомом завалить в ресторан. Мой юмор не оценили, пришлось-таки придумывать сценарий праздничного уличного спектакля.

Были там и гражданин Минин, и князь Пожарский - в картонных шлемах с деревянными мечами, а также трусливо удирающие поляки. Помог мне за небольшую плату студенческий театр эстрадных миниатюр одного из техникумов.

Сколько мы ни обзванивали свои партийные ячейки, народу у нас на празднике ожидалось мало. "Холодно на улице, - говорят секретари первичек. - Мы лучше дома за столом праздник отметим". И ничего не поделаешь - людям какой-то стимул нужен. Не те времена - силком не загонишь. Я, уже вполне серьезно, предлагал подогреть партийных активистов старым проверенным способом. Но мое непьющее партийное руководство было категорически против спаивания народа, согласившись лишь на горячий чай и гречневую кашу из полевой кухни. А чай, известно, не водка.

Ну а коммунисты, как всегда, вышли 7 ноября на свой митинг, посвященный годовщине Великой Октябрьской Социалистической Революции. Народа у них было много и без дармовой каши. Их идеи согревали.

И вот, наконец-то, достиг я нирваноподобного состояния, когда не пойду митинговать ни 4-го, ни 7-го ноября. Не греют меня идеи КПРФ и ЕР.