“Осторожно, люди!”: занятия музыкой и мышление

  • 12 ноября 2013
  • kомментарии

Был у меня в жизни случай. Знакомый музыкант, трубач из оркестра, похвастал, что брат-моряк привез ему из-за границы настоящую замшу. Отрез, три метра, костюм можно сделать. "Наверное, это замша искусственная", - предположил я.

"Нет, настоящая!" - уверял знакомый. Мы довольно долго препирались, и я наконец сказал ему, что замшу делают из шкур и что коровы трехметровыми отрезами не растут.

Как-то в середине 70-х один мой знакомый музыкант по секрету показал мне сокровище своей коллекции – значок нацистской партии Германии. Сделан как орден - разноцветная эмаль, на винте, порядковый номер. На этом значке сзади была гравирована цифра 4, и мой приятель уверял меня, что владельцем значка был не кто иной, как сам Адольф Гитлер.

Я был профессиональным музыкантом более 10 лет и часто задумывался об особенностях музыкантского мышления. Кое-что очевидно само по себе. Чтобы бегло играть на инструменте, нужно заниматься от 5 до 7 тысяч часов. Если по два часа каждый день, то это восемь или 10 лет жизни.

То есть, пока твои сверстники изучают историю дипломатии в средневековой Европе или рассчитывают основания мостов, ты, взяв в руки саксофон, тромбон или скрипку (ненужное зачеркнуть), встав в углу, чтобы лучше слышать себя, - начинаешь раздувать длинные ноты для звука или играть пассажи для техники.

Media playback is unsupported on your device

Твой взор ловит предметы, но их не регистрирует. Глаза музыканта пусты, они устремлены во внутреннее пространство, где из бесформенного облака рождается абстрактная субстанция.

Этой субстанцией может быть музыка, но я заметил, что импровизирующий музыкант оперирует словами и понятиями не так, как обычный историк или специалист по свайным основаниям.

Сегодняшняя газета Daily Mail сообщает об исследовательском проекте китайских ученых, которые работали с группой из 48 музыкантов. Они пришли к выводу, что игра на музыкальном инструменте, особенно с малых лет, еще до школы, благотворно влияет на умственные способности и успехи в учебе.

Кроме укрепления внутреннего слуха и некоей уверенности в себе, развиваются лингвистические способности, возможность планировать и распоряжаться временем.

Даже если человек потом оставил музыку, все равно - часы, когда-то проведенные за гаммами и арпеджио, не были потрачены напрасно.

Я всегда говорил, что уважаю американского президента Билла Клинтона прежде всего за то, что он играл на саксофоне. То есть, занимался, стоял в углу, дул, вслушиваясь в результат. Ловил идеал, неясно маячивший в его музыкальном сознании.

Ясно, что циник и расчетливый материалист такого делать не станет никогда.