О скульптуре солдата-насильника

  • 22 ноября 2013
  • kомментарии
Скульптура с солдатом-насильником Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption На войне люди звереют и дичают, дело известное.

В Польше разразился скандал. Студент гданьской Академии изящных искусств Ежи Шумчик изваял и установил в центре города скульптуру, изображающую советского солдата в обмундировании 1945 года, под дулом пистолета насилующего женщину.

Явная глумливая отсылка к знаменитому памятнику в берлинском Трептов-парке работы Евгения Вучетича.

Каюсь, чуть запоздал с комментарием, будучи занят другими делами, но дело стоит того, чтобы не пройти мимо.

Скульптуру вскоре убрали по требованию жителей, но не как политически неуместную, а как оскорбляющую нравственность. Автор на это резонно заметил, что, в таком случае, нравственность оскорбляют и секс-шопы.

Акцию осудили как правящие левоцентристы, так и польские правые - последние на опять же достаточно странном основании, что нечего, мол, жалеть немцев (весной 1945 года Гданьск назывался Данцигом и был германским городом).

Ряд российских комментаторов заметили, что при всех сложностях российско-польских отношений за освобождение Польши от нацистской оккупации отдали жизнь около 600 тысяч советских солдат, а на Потсдамской конференции Польша получила большие, как полагали тогда западные союзники, избыточные территориальные приращения за счет Германии. Дескать, кому-кому, но не полякам поднимать эту тему.

Некоторые отреагировали просто хамски. Какой-то анонимный интернет-пользователь написал на одном из форумов: "Будете много выступать, снова придем и всех пере…". Слава Богу, бодливой корове Бог рогов не дал.

Ужасы войны

Что здесь можно сказать?

"Мы тут выкуриваем пруссаков так, что перья летят. Наши парни уже "распробовали" немецких женщин. Трофеев много", - писал домой 3 февраля 1945 года капитан К.

Из песни слова не выкинешь. Имеются многочисленные свидетельства того, что насилие над немецкими женщинами, так же как "барахольство", было массовым явлением. Только трофейная эпопея неоднократно и сочувственно описана в литературе, а об изнасилованиях помалкивали.

Оно и понятно. Никакие часы и габардиновые отрезы не могли возместить ущерба, нанесенного гитлеровским вторжением, и пусть упрекнет за это советских солдат и офицеров тот, кто никогда не жил в "обществе дефицита". А изнасилование - позор и гадость даже по уголовным "понятиям".

Точное или хотя бы приблизительное число жертв не будет названо никогда. Ясно одно: оно значительно, хотя утверждения, будто в советской зоне злой участи не избежала ни одна немка в возрасте от 14 до 60 лет, вероятно, преувеличены.

Русские и немцы вели себя по-разному. Инструкция германского министерства по делам оккупированных территорий требовала от представителей "высшей расы" избегать всяких неформальных отношений с местным населением, в том числе, близости с женщинами. Зато советские власти рвы трупами расстрелянных не набивали.

На войне люди звереют и дичают, дело известное.

В ночь с 23 на 24 февраля 1945 года 35 солдат из стоявшей неподалеку части, напившись, стали ломиться на фольварк Груттенненг, где в ожидании отправки на родину собрали освобожденных советскими войсками женщин-остарбайтеров. Командиров не слушали, пришлось вызывать комендантский взвод и стрелять в воздух.

Александр Солженицын после ареста на фронте попал во временный изолятор СМЕРШа. Его соседями оказались два лейтенанта из разведроты. Отправились в баню, им сказали, что баня занята, в ней моются девушки. Вместо того чтобы обождать, "орлы", гикая, ворвались в парилку, голые девушки с визгом вылетели на улицу, одна из них оказалась "походно-полевой женой" начальника контрразведки армии.

В обоих случаях речь шла о соотечественницах, что уж говорить о немках.

"Конечно, в такой огромной войсковой группировке, которая в 1945 году вошла в Германию, всякое случалось. Мужики по нескольку лет женщин не видели. Кто-то и не устоял", - признавал в 2005 году участник войны генерал армии Иван Третьяк.

В донесении от 25 апреля 1945 года начальник политотдела 8-й гвардейской армии генерал-майор Скосырев хвалился тем, что "в последние дни регистрируется по два-три случая изнасилования женщин в каждом населенном пункте, в то время как раньше количество аморальных явлений было намного больше".

Несомненно, были мстительные чувства. "Пусть немецкая мать проклянет тот день, когда она родила сына. Пусть немецкие женщины ощутят теперь все ужасы войны", - писал домой военнослужащий Л. 30 января 1945 года.

В воинственном патриархальном обществе, которым Россия отчасти является и сегодня, тем более, являлась в 1945 году, сексуальное насилие над женщинами поверженного врага психологически воспринимается как акт торжества и кульминация победы.

Историк Марк Солонин видит еще одну причину. Из тех, кто начинал войну, мало кто дожил до ее конца. Пополнение в основном состояло либо из вчерашних подростков, сформировавшихся в тыловых городах в условиях безотцовщины, полуголодного существования и разгула криминала, либо из призванных на освобожденных территориях, где за два-три года оккупации сложновато было научиться гуманизму.

Советское командование, вероятно, делало недостаточно для поддержания дисциплины, но разнузданность не насаждалась сверху.

По данным историка Олега Ржешевского, весной и летом 1945 года за преступления против немецкого населения военные трибуналы осудили 4148 офицеров и неустановленное "значительное число" рядовых и сержантов.

11 апреля 1945 года Илья Эренбург опубликовал в "Красной Звезде" статью "Хватит!", в которой назвал Германию одной "колоссальной шайкой". Через три дня "Правда" откликнулась статьей начальника управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) Георгия Александрова "Товарищ Эренбург упрощает". Стиль и язык позволяют предположить, что Сталин продиктовал Александрову основные тезисы статьи, если не сам написал ее.

По многочисленным свидетельствам, практически все зависело от наличия ума и совести у конкретных командиров от взводного до полкового уровня. Кто хотел, достаточно эффективно пресекал безобразия, а кто-то глядел на них сквозь пальцы.

"В то время как, например, 3-й батальон 14-го стрелкового полка 72-й стрелковой дивизии совершал тяжкие преступления, красноармейцы 3-го батальона 187-го полка этой же дивизии вели себя корректно", - писал германский историк Йозеф Хофман.

Такая вот картина.

Эмоции и факты

Возвращаясь из 1945 года в 2013-й, скажу, что, наверное, не стоит без конца тыкать русских носом в эту малоприятную страницу былого, так же как попрекать современных немцев Гитлером. Особенно в такой форме, как скульптор Шумчик.

Ни замалчивание и наглая "несознанка", ни эмоциональные выкрики преодолению прошлого не способствуют. Повышают голос, оскорбляют другую сторону и взвинчивают себя, когда хотят драться.

"Одна неправда нам в убыток, и только правда ко двору", - писал Александр Твардовский. Историю нужно знать и помнить во всей полноте, но обсуждать такие темы, особенно болезненные, особенно много лет спустя, когда страсти, так или иначе, улеглись, лучше во взвешенном академичном тоне.

Не "немецко-фашистские звери залили землю кровью невинных", а "батальон СС номер такой-то 15 июля 1942 года расстрелял в деревне Петровка десять местных жителей по подозрению в связи с партизанами". Что отнюдь не уменьшает вины эсэсовцев, не снимает вопросов, насколько позволительно убивать безоружных людей по одному подозрению, и что вообще этот батальон делал на советской территории.

Все перед кем-то в чем-то виноваты. Когда одних себя считают святыми, а остальных окаянными, это вызывает, в лучшем случае, призыв "на себя, кума, оборотиться", в худшем - злобную несбалансированную реакцию в духе упомянутого интернет-пользователя. И так до бесконечности.

Надо не обмениваться ядовитыми упреками, стараясь посильнее уязвить друг друга, а вместе сказать: "Никогда больше!".