Блог чиновника: Ледяной "Дождь" - можно ли обсуждать ВОВ

  • 31 января 2014
  • kомментарии
Студия "Дождя" Правообладатель иллюстрации AP

Скандал вокруг телеканала "Дождь" стал наиболее обсуждаемой темой в наших кабинетах в эту леденящую холодом столичную неделю. Такой жесткой полемики я даже и не припомню.

Казалось бы, на первый взгляд, ничем не примечательный опрос на тему стратегии действий советского военного командования в ходе блокады Ленинграда провел грань между тем временем, когда Великую Отечественную войну обсуждать было можно, и новым периодом, когда на подобную дискуссию фактически будет наложено табу.

"Эти либералы совсем совесть потеряли. На святое замахнулись, - возмущался начальник юридического отдела, стоявший рядом со мной в очереди в столовой, - как можно было провести такой опрос в 70-ю годовщину снятия блокады? Они о памяти павших думали? Закрыть их надо".

Раньше такой агрессии по общественно-политическим вопросам в нем не наблюдалось.

На самом деле, представить себе, что еще несколько лет назад такой опрос вызвал бы бурную дискуссию в обществе, почти невозможно.

Коллега со Старой площади разложил мне все по полочкам: "Все просто. Победа в войне – это единственная реальная духовная скрепа, оставшаяся в стране. И мы сейчас проводим такую линию, чтобы все поняли: любое посягательство на каноническую трактовку истории это хуже, чем преступление. Для того и единый учебник истории пишется, чтобы не задавали лишних вопросов".

"Дождь", однако, оказался в этой ситуации не просто крайним. Этот телеканал, как известно, - единственный, представляющий в телеэфире альтернативную точку зрения на события в стране. Поэтому теперь, когда после инцидента с опросом провайдеры начали исключать его из своих кабельных пакетов, последний относительно независимый канал может кануть в лету.

"О независимых мнениях будем теперь узнавать только из записок спецслужб", - пошутил один знакомый.

Я практически уверен в том, что никто из Кремля не просил тот же "Акадо", или "Вымпелком", отключать "Дождь". Там сидят достаточно умные люди, чтобы не делать этого напрямую.

Другое дело – сами владельцы кабельных компаний, особенно в регионах. Они уже понимают, что теперь можно, а что нельзя, и в такой ситуации, скорее всего, спешат принять "своевременные" решения, чтобы быть "в струе" и не бояться за будущее своего бизнеса.

Переживают ли они на самом деле за "оскорбленную" "Дождем" память блокадников? Маловероятно.

Приятель либеральных взглядов заметил, как буквально за два года после третьих выборов Путина в обществе создалась атмосфера, когда все без лишних слов понимают, чего хочет власть.

"Сталин, православие, консерватизм, борьба с аморальным Западом – вот генеральная линия", - продолжает он. Мне сложно с ним во всем согласиться, но история с "Дождем" действительно показала, что в обществе что-то изменилось.

Я тут даже подумал, если нельзя задавать вопросы о блокаде, то и до Лермонтова можно дойти: "Скажи-ка, дядя, ведь недаром Москва, спаленная пожаром, французу отдана?"

Шутки шутками, но в Госдуме уже оперативно готовят закон о запрете на попытки реабилитации нацизма, за которые будут считать, в том числе, распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР во время Второй мировой войны. Фактически при таком подходе эта часть истории будет выведена из сферы обсуждения.

Почему-то при этом мне сразу вспомнился бывший глава Госдумы Грызлов, объявивший парламент "не местом для дискуссий".

Похоже, депутаты решили перенести свои порядки на всю страну.