Наследие Сочи: Вежливо. С Улыбкой. Навсегда?

  • 24 февраля 2014
  • kомментарии
Олимпийские кольца в Сочи Правообладатель иллюстрации Reuters

После того как гаснет олимпийский огонь, обычно принято говорить о наследии Олимпиад. Что будет с олимпийскими объектами? Насколько Игры способствовали популяризации спорта в стране? И так далее.

С объектами пока не до конца все ясно. "Шайбу" разберут, "Адлер-арену" превратят в выставочный центр, а об остальном мы вскоре узнаем. Но я хочу не об этом.

На мой взгляд, самое ценное, что сочинская Олимпиада привнесла в российское общество - это иное отношение друг к другу: доброжелательное и терпеливое.

Улыбаться незнакомым людям на улице, даже встретившись с кем-то глазами, совсем не в русской культуре. Час-пик в московском метро - зрелище мрачное, интонации у людей довольно враждебные.

В Олимпийском же парке и на других объектах за все две недели не прозвучало ни одного грубого слова. По крайней мере, я не слышала.

Улыбались днем и ночью

"Спасибо", "пожалуйста", "будьте добры", "ничего страшного" - именно так общались друг с другом гости Олимпиады, приехавшие из самых разных городов страны: от Калининграда до Сахалина.

Не говоря уже о волонтерах, которые улыбались прохожим днем и ночью, говорили приятные вещи, шутили.

На огромной территории Олимпийского парка не валялось ни одного окурка, ни одной бумажки. Люди послушно шли в строго отведенные места для курения, а мамы поднимали за своими детьми фантики и бросали их в урну.

На стоячих трибунах высокие люди старались пропускать тех, кто пониже вперед, чтобы не загораживать им зрелище.

Сразу несколько пар рук подхватывали детские коляски и несли.

Допустим, волонтерам положено так себя вести, а зрителей сплотило ощущение общего праздника и "боление" за своих.

Но ведь не может быть, чтобы десятки тысяч человек, разъехавшись по своим городам, в одночасье изменились, все забыли. Ведь именно они будут ездить в том самом метро, ходить по улицам, стоять в какой-нибудь очереди.

И если делать все это они будут точно так же, как в Сочи, то это и станет самым главным наследием прошедших Олимпийских игр.

Свои и чужие

А где хорошо относятся к своим, там и к чужим будут относиться лучше.

Нет, я не имею в виду, что иностранцев обижали. Как раз наоборот. Даже люди, не владеющие английским языком, извлекали из памяти осколки школьной программы, чтобы перекинуться с канадскими или норвежскими болельщиками парой слов и сфотографироваться.

Я имею в виду те случаи, когда кое-кто из российских болельщиков радостно вскочил на трибуне, когда фигурист Робин Шолковы упал во время исполнения произвольной программы, потому что немецкая пара составляла прямую конкуренцию россиянам Волосожар-Траньков.

Или когда, видя, что россиянам не светят медали, болельщики начинали покидать трибуны в самый разгар соревнований.

Так и хотелось крикнуть: что вы делаете? Когда еще к вам приедет Оле-Айнер Бьорндален или Шарлота Калла? Когда еще вы своими глазами увидите слаломный спуск Марселя Хиршнера или прыжок с трамплина Камила Стоха?

Таких, конечно, было меньшинство. И если зерно любви к ближнему, посеянное Олимпиадой, все-таки прорастет, то к следующим Играм в Пхенчхане болеющих против совсем не останется, все будут болеть только за.