"Маньчжурский клин": китайский "Крым" в России?

  • 3 апреля 2014
  • kомментарии
Памятный знак в Благовещенске

Мой дом находится в километре от того места, где 16 мая 1858 года был подписан Айгунский договор, установивший русско-китайскую границу по реке Амур. Важность этого исторического события несомненна. Тем не менее, в российской истории одна подробность этого судьбоносного трактата замалчивается.

Демаркация российско-китайской границы, завершившаяся передачей в 2005 году Китаю острова Большой в Читинской области, острова Тарабарова и половины острова Большой Уссурийский под Хабаровском, пожила конец территориальным спорам двух стран. Так было заявлено высшими руководителями Российской Федерации и КНР.

А мы, между тем, обратимся к первому параграфу Айгунского договора, где, в частности, записано: "Маньчжурских жителей оставить вечно на прежних местах их жительства, под ведением маньчжурского правительства, с тем чтобы русские жители обид и притеснений им не делали".

Впоследствии эта территория на левом берегу Амура - 130 квадратных верст, где находилось 64 манчжурские деревни с населением около 30 тысяч подданных китайского императора, - получила название "маньчжурского клина" и существовала в таком виде до 1900 года.

Это был действительно маньчжурский клин, вбитый в российское Приамурье. Пользуясь своей неприкосновенностью, китайские подданные выращивали опийный мак, занимались контрабандой, здесь хозяйничали китайские разбойники-хунхузы. И неизвестно, сколько бы эта криминальная вольница продолжалась, если бы летом 1900 года в Китае не началось "боксерское восстание", направленное против европейцев - в том числе, и против русских.

Благовещенская бойня

Россия совместно с Японией и странами Европы приняла участие в подавлении восстания. Циньское правительство Китая расценило это как оккупацию и объявило войну агрессорам. Китайские войска начали обстрел российских пароходов на реке Амур и Благовещенска.

Власти Приамурского края расценили население "маньчжурского клина", а также многочисленных китайских подданных, занимавшихся в Благовещенске торговлей, овощеводством и работами по найму, как реальную угрозу. Тем более что поступили сведения о тайной мобилизации, объявленной китайскими властями среди мужского населения клина. Китайская "пятая колонна" в российском тылу приобретала реальные очертания.

Военному губернатору Приамурья не оставалось ничего другого, как приказать выдворить с территории России всё китайско-маньчжурское население. Последовавшие далее трагические события впоследствии получили название "благовещенская бойня".

Вот как описывается это в исторических хрониках. 4 июля, по разным источникам, от 1500 до 4000 манчжуров и ханьцев (в том числе детей и женщин) было согнано в район казачьей станицы Верхне-Благовещенская. В это время года в Амуре самая низкая вода, а в этом месте – самое узкое место реки.

Предполагалось, что это будет бескровное выдворение китайцев. Однако необходимого количества лодок не оказалось.

Конвой, состоявший из солдат-запасников, под надзором полицейских нагайками погнал выдворяемых в воду. Но большинство их не умело плавать, и китайского берега достигло не более ста человек. Тех, кто пытался прорваться через оцепление и уйти в прибрежные сопки, рубили топорами и шашками, стреляли. На китайском берегу спасшихся добивали ихэтуани, считавшие их предателями. Молва говорила, что многочисленные трупы китайских утопленников несколько дней проплывали мимо Благовещенска.

Большинство населения "маньчжурского клина", предвидя скорые репрессии, заблаговременно покинуло российскую территорию, вывезя на плотах скот и домашний скарб. Брошенные маньчжурские деревни были разграблены русскими крестьянами, а впоследствии заселены переселенцами-казаками с Кубани и из других губерний.

Историческая память

Скорбная дата 4 июля ежегодно отмечается в китайском городе Хэйхэ ночными салютами в память о погибших в водах Амура. Благовещенские СМИ лишь несколько лет назад стали приурочивать к этой дате информационные сообщения.

Присоединение к России левобережного Приамурья было щедро вознаграждено в нашем отечестве: губернатор Восточной Сибири Николай Муравьев получил титул графа с прибавкой к фамилии почетного звания "Амурский". Равно как и наказано в Поднебесной: хэйлундзянский главнокомандующий лишился доверия императорского двора и, по легенде, ему отрубили руку, которой он подписал Айгунский трактат.

О тех далеких во времени событиях на российском берегу Амура напоминает памятный знак на месте, где была установлена палатка Муравьева: с этой стоянки он переправлялся в китайское поселение Айгун для подписания договора. В Амурском областном краеведческом музее есть скромная экспозиция.

На китайской стороне в районе Айхой (Айгун) города Хэйхэ есть большой музей, посвященный этому событию. Примечательно, что сюда запрещен вход гражданам России.

Гипотетически можно допустить, что в случае ослабления центральной власти, экономики и военной мощи России Китай может достать с музейной полки текст Айгунского договора. И предъявить свои территориальные претензии на "маньчжурский клин".

При существующих темпах заселения китайцами российского Приамурья (пусть пока по рабочим визам), лет через полста здесь будет возможно провести референдум местного населения за присоединение к КНР.

Поживем – увидим.