После "атаки лёгкой кавалерии" (без знаков различия)

  • 3 апреля 2014
  • kомментарии
Боец в Крыму Правообладатель иллюстрации AFP

Я люблю свою страну, очень большую и очень разную. Масса восхитительных мест - от Приморского края до Петербурга, от Хакасии и Тувы до Кольского полуострова. Путешествую, стараюсь вникать.

Любить вслепую, правда, не получается: не по душе мне, скажем, хваленый Краснодарский край и Норильская промзона, унылый Челябинск и Москва-Сити... Но и в этих неказистых местах живут прекрасные люди, а родная страна - это в первую очередь люди.

Много раз возникал соблазн уехать жить за границу: и сердобольные девушки звали за собой, и сказочными местами очаровывался, и работу интересную предлагали. Но я никогда даже всерьез не запаривался, потому что в глубине души знал: мне в России хорошо - жить, любить и работать.

Пожалуй, родная страна отвечала на мою приязнь взаимностью, одаривая творческими просторами, захватывающими приключениями и даже толикой популярности. Хотя я взаимности и не требовал, просто жил себе в радость.

Короче, я люблю свою Большую Родину (не говоря уже о малых), и мне, естественно, хочется, чтобы ее любили и остальные. В том числе и находящаяся за ее границами огромная часть населения планеты Земля. По моим наивным представлениям, это и есть так называемый патриотизм.

Теперь несколько странных вопросов:

  1. Можно ли любить тех, кого ты ненавидишь? Речь не о сексуально-психических извращениях, а о нормальной человеческой реакции.
  2. Можно ли уважать тех, кого ты презираешь?
  3. Можно ли доверять тем, кому ты не веришь?
  4. Можно ли дружить с теми, кто тебя унижает?
  5. (Анкету можно продолжить).

Как вы понимаете, это вопросы, которые не только украинцы, но и вся сознательная часть вне-российского человечества задает после того, что моя родная страна учудила совсем недавно.

Страна ли? Я всегда проводил толстую двойную сплошную между "страной" и "государством" и говорил, что страну-то я безоговорочно люблю, а вот государство... как правило, вызывает омерзение. И жалел страну, как жертву бездарного и беспощадного государства...

А страна - это люди. Люди, которые - я сужу не по завиральной социологии, а по тому, что сам вижу и слышу, - в явном большинстве своем восприняли крымское бесчинство с чувством "законной гордости" и "глубокого удовлетворения"!

Гневаться на бедных сограждан у меня ни сил, ни азарта нет. Так... грусть и недоумение.

Ну, присобачили мы к проливу часть чужой территории - какой ценой? Ценой всемирного отталкивания.

Ну и хрен бы с ним с Путиным - он заслужил свое изгойство; но с брезгливостью и отвращением сегодня смотрят на всю Россию - мою и вашу страну - и вам это нравится? Это не патриотизм; это - мазохизм.

Вы говорите о "восстановлении исторической справедливости"? Да когда же вы узнали об этой вопиющей несправедливости, попрании и ущемлении? В день начала оккупации? Что-то я не припомню, чтобы тема Крыма хоть как-то фигурировала среди "горячих" и просто обсуждаемых - что у политиков, что у простых граждан - за последние 20 лет.

Об анекдотических притеснениях 70-процентного русского "меньшинства" я и не говорю... Давайте называть вещи своими именами: под шумок взяли то, что плохо лежит. Вот и вся благородная аргументация.

Что остается в сухом остатке? Гиперэффективная промывка "девственных" (это после совка-то... ха-ха!) мозгов? Застарелая неприязнь к "хохлам"? Подсознательная зависть к пассионарным украинцам: они смогли скинуть своих захребетников, а мы ни фига? Тупая радость, оттого что показали кузькину мать и устроили салют? Не знаю.

Любовь (в том числе и к Родине), как поется в популярной советской песне, никогда не бывает без грусти. Но когда грусть в этом миксе начинает преобладать, любовь становится совсем странной...

Хотя, разумеется, еще более странно, когда за доблести любви почитают воровство, замешанное на лжи.