Как сделать российскую медицину более эффективной?

  • 17 апреля 2014
  • kомментарии
Инвалид взбирается на крыльцо больницы Правообладатель иллюстрации RIA Novosti

Перед самым Новым годом моя 75-летняя мама по дороге в магазин упала и сломала левую руку в области запястья. Немудрено, кругом был лед.

Мама упала недалеко от участковой поликлиники и пошла туда. В приемном покое какая-то медсестра объяснила, что помочь ей здесь не могут, что нужно идти домой за паспортом и медполисом и самой ехать в травмпункт (за 20 километров).

Поддерживая сломанную руку другой рукой, мама дошла до дома, вызвала такси, и они с папой съездили в травмпункт. Там на руку ей наложили гипс и отправили домой - естественно, тоже своим ходом. При этом дали, мягко говоря, смешную рекомендацию: через 10 дней сделать рентген перелома и с этим снимком побывать у хирурга.

Даже если не учитывать надвигавшиеся новогодние праздники, попасть в рентген-кабинет нашей поликлиники так быстро физически невозможно. Он открыт лишь два дня в неделю по три часа. В нем просто некому работать.

В очередь на снимок маму там поставили - сказали приходить через месяц. О каком-то внимательном наблюдении за срастанием кости говорить не приходится: для этого нужно рентген перелома хотя бы раз в 10 дней.

Однако, отсидев два часа в очереди, мама до праздников все-таки умудрилась попасть на прием к хирургу. Он, конечно, ее выслушал. Посоветовал есть побольше творога, пить молока. Выписал дешевые (и, как оказалось, малоэффективные) лекарства. А что еще мог сделать врач без снимков?

Перелом срастался медленно. Сказывался возраст мамы, недостаток кальция в организме. В итоге гипс ей сняли лишь через 2 месяца. О новых лекарствах, как и прежде, мы узнавали через знакомых, в интернете - и покупали их сами.

Сейчас мама идет на поправку. Разрабатывает руку дома, сама, постепенно нагружает ее. Начинает потихоньку вязать, занимается дачной рассадой.

После снятия гипса маму направили на курс реабилитации - восстановления мелкой моторики в нашей поликлинике. Но она сказала: "Перебирать ядрышки и семена я и дома могу. Там в этом хоть какая-то польза есть". Больше она по поводу перелома к врачам не обращалась.

Намыкавшись со мной еще маленьким по больницам, мама 50 лет назад перестала верить в нашу медицину. Стала лечить меня сама. Наверное, это меня и спасло?

Искать в нынешней ситуации виноватых, жаловаться на кого-то она не хочет. Стоит ли терять кучу нервов ради призрачной возможности отсудить несколько тысяч, да чтобы какого-нибудь "стрелочника" перевели на пару месяцев на другую должность?

Медицинский тупик

Мы живем на окраине Самары, в рабочем поселке, где всё ЖКХ и "социалка" принадлежала во времена СССР одному из довольно крупных заводов. Проблемы поселковой медицины директор завода в 60-70-е годы решал оперативно. Выбивал новое оборудование, приглашал узких специалистов, необходимых именно у нас. Кому-то из медиков давал квартиры.

Недовольство работающего населения медперсоналом быстро доходило до заводских "верхов", и меры принимались эффективные и незамедлительно.

Разумеется, подобная система контроля не во всем совершенна и вряд ли сегодня возможна. Потом директора перестали внимательно следить за "социалкой", и она стала потихоньку чахнуть. Да и в хорошие годы отношение врачей было приличным лишь к работающим людям, у кого всегда найдётся высокопоставленный заступник. К старикам и инвалидам отношение медиков и тогда было неважным.

Сегодня многие ведомственные больницы и поликлиники, став городскими, по рассказам знакомых, начали хуже лечить. Оттуда уходят высококлассные специалисты, у них нет стимула применять новые методики, работать на современном оборудовании. Очереди на УЗИ или рентген растягиваются на месяцы, не говоря уже о МРТ.

Медики сейчас, по сути, отвечают за свою работу лишь сами перед собой. Начальство от них теперь далеко, оценки пациентов их не особенно волнуют. Менеджмент многих медучреждений распределяет бюджет заведения в свою пользу.

По опубликованной в декабре статистике, например, в Тольятти врач обычной муниципальной поликлиники получает в среднем 14 тысяч рублей в месяц, главврач там же - в 20-30 раз больше. И вы хотите, чтобы последний применял новые методы лечения, приглашал на работу талантливых медиков и, в конце концов, отвечал за них?!

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti

Если работающие люди сегодня через своих работодателей могут еще выбирать медицинские страховые компании, лечебные учреждения, перечислять туда взносы, то пенсионеры и инвалиды наказать нерадивых докторов рублем не могут, за нас все решает местная власть.

По нынешним закона нам, конечно, никто не запрещает выбирать врача, больницу и даже страховую компанию. Однако далеко не каждый старик, инвалид сможет поехать к доктору на прием или на процедуры в другой район города. А для сельского жителя такой выбор вообще пока невозможен.

Как сделать медицину более эффективной?

Можно, конечно, написать километры инструкций для медработников, через день посылать в больницы проверяющих. Но что это даст кроме еще большей писанины и роста взяток этим инспекторам, а в конечном итоге, повышение стоимости медуслуг? Ведь чем больше людей участвуют в процессе, тем выше затраты на сам процесс, а не на результат. Добро бы от взяток была какая-то прибавочная стоимость...

Не лучше ли внедрить экономический механизм, при котором врачам станет невыгодно работать плохо?

Есть в Законе "Об обязательном медицинском страховании" изумительная в своей простоте статья 24. По ней районные бюджеты должны исправно перечислять немалые суммы за своих пенсионеров, инвалидов и т.д. медикам "в срок не позднее 20-го числа текущего календарного месяца". При этом "объем страховых взносов на обязательное медицинское страхование неработающего населения, уплаченных за год, не может быть меньше годового объема бюджетных ассигнований".

Перевожу: помогают нам врачи или нет, свою зарплату они все равно получат. По идее их работу должны зорко контролировать медстраховщики и оплачивать докторам только качественно оказанные услуги. Однако персонал медицинских страховых кампаний, видимо, только набирается опыта по отстаиванию интересов клиента.

Почему бы не дать местным властям право приостанавливать выплаты взносов неработающего гражданина за медстраховку (по его заявлению), если тот не обращался за медуслугами более трех месяцев с начала года или после последнего страхового случая?

Если после заморозки взносов у человека необходимость в медпомощи возникает, местный бюджет будет должен перечислить все выплаты за застрахованное лицо за весь период.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti

А вот если гражданин не обратится за медицинскими услугами с момента остановки взносов до 1 января следующего года, половину сэкономленной таким образом суммы можно возвращать в местную казну, а вторую половину - перечислять в безналичной форме на счет самого неработающего гражданина.

Этими деньгами он сможет - только безналично! - оплатить какие-нибудь другие соцуслуги, допустим, ЖКХ.

"Комплимент" от врача

За деньги эти, естественно, разгорится борьба различных ведомств. Медики тоже будут вынуждены доказывать свою состоятельность местному населению, проводить у себя на участке профилактические программы, внедрять новые методики лечения. Начальство больниц начнет делиться зарплатой с рядовыми врачами, приглашать узких специалистов.

Я, например, уже лет 10 не был в нашей поликлинике. Научился как-то справляться со своими болячками самостоятельно. И ко мне никто из докторов за это время не пришел, не поинтересовался моим самочувствием.

Знаю немало инвалидов, которые тоже живут "параллельно" госмедицине. Нам бывает легче дойти до частных врачей, чем натыкаться на презрительно-недовольные взгляды государственных медиков: мол, опять пришли и отрываете нас от работы.

Но ведь местные власти платят им за нас солидные деньги, и повлиять на распределение этих средств мы никак не можем. Почему бы не дать нам подобный виртуальный рычаг?

А главное, при такой постановке дела внимания к старикам и инвалидам станет больше со стороны разных служб. Может, из-за этого и болеть они будут поменьше, жить подольше? Ведь давно известно, что хвори наступают, когда человек начинает ощущать себя ненужным, теряет ритм жизни.

У моей бывшей одноклассницы полгода назад мама впала в диабетическую кому, провела в этом состоянии несколько дней. Естественно, дочь все бросила и примчалась к матери на выручку из другого города. Сейчас она не отходит от заболевшей ни на шаг. Ждет теплых дней, чтобы перевезти маму к себе.

Когда самый страшный период миновал, женщины пошли на прием к участковому врачу, чтобы выписать какие-то лекарства. Доктор, увидев свою пациентку, радостно и честно воскликнула: "А я и не ожидала вас больше увидеть!"

Вот такие комплименты получаем мы порой от нашей медицины 21-го века.