"Осторожно, люди!": лето английского дворянства

  • 8 мая 2014
  • kомментарии

Я рос под звуки "Интернационала". Кипит наш разум возмущенный, кто был ничем, тот станет всем, владеть землей имеем право, а паразиты - никогда.

Здесь, в Англии, довелось мне с такими познакомиться. Земельная аристократия в 23-м поколении. Человек с рождения знает, что на кусок хлеба ему зарабатывать не надо, главное - понять свое предназначение, на что ему жизнь употребить.

Помню, когда встретился с лордом Бетеллом, историком и автором нескольких книг, то сильно проникся мыслью. "Вот ты, - сказал я себе, - бывший советский служащий в одном пальто, всю жизнь живший от аванса до получки, что бы ты сделал со своей жизнью, получив полную свободу от работы и труда?"

Признаюсь, что к окончательному ответу так и не пришел, но продолжаю размышлять.

Хочу заметить, что принципы, изложенные в "Интернационале", применяются на британщине давно, просто они носят более цивильный характер. Еще с конца XIX века владельцев местных латифундий облагают разными налогами, главный из которых - Death Duty, налог на наследство.

Сегодня бесплатно можно унаследовать только 325 тысяч фунтов, все остальное опишет фининспектор и предъявит счет наследнику из расчета 40 процентов на все оставшееся. Налог могут снизить до 36 процентов, при условии, что вы пожертвуете 10 процентов своего состояния какой-нибудь благотворительности.

Media playback is unsupported on your device

Свободных денег для выкупа унаследованного - всех этих полей, угодий и строений - часто не находится.

Вот так за последние 120 лет почти все земельные состояния разобрали по кусочкам.

Однако все еще осталось в стране немало родовитых и богатых. В таких семья главная забота - представить дочерей по достижении совершеннолетия в обществе, в свете, чтобы могли партию себе составить, продолжить семью 24-м поколением.

Для аристократок или даже для девушек попроще, но с претензиями издается регулярный журнал "Дебреттс", в котором сообщают обо всех важных событиях сезона - балах, скачках, регатах.

Например, традиционная регата в Хенли-на-Темзе, где красивые атлетические студенты из лучших университетов состязаются на гребных восьмерках, четверках и двойках, а на зеленых берегах с подстриженной травой идет социальный процесс.

Не забудем, конечно, и Королевский Аскот - скачки, где можно блеснуть замысловатой шляпкой, какой еще не видывал человек, ежегодную цветочную выставку в Челси или оперный сезон в Глайндборне.

Вскользь упомянем балы в поместье Стэнли в графстве Шропшир и верховые состязания в Бэрли, где гостей потчуют клубникой с шампанским.

Фестиваль в Гластонбери, начинавшийся как рок-н-ролльное свальное потребление музыки, с годами окультурился, огородился неприступным забором, системой жизнеобеспечения и сотнями туалетов с особой бумагой, которую поставляют спонсоры.

Как и прежде, без резиновых сапог там по-прежнему не обойтись, но эти резиновые сапоги, господа, в Англии тоже имеют классовую природу.

Есть такие особые, зеленого цвета, с пряжкой на голенище, скроенные по ноге - в таких гуляет человек не случайный, не простой.

На подходе теннисный Уимблдон. Билетов на него уже нет, но надежда остается. Можно приехать заблаговременно, за несколько дней к третьему входу, расположиться палаточным лагерем и в день открытия купить билеты в порядке живой очереди.

Понятно, что билеты достанутся только самым настойчивым и упорным.

А паразитам - никогда.