12 Июня: День России как день победы над собой

  • 11 июня 2014
  • kомментарии
Салют в Севастополе 9 мая 2014 года Правообладатель иллюстрации RIA Novosti

День России, 12 июня, - пока, официально, главный государственный праздник Российской Федерации.

Надо признать, за четверть века своего существования большой популярности он не приобрел. Основная масса граждан радуется нерабочему дню в дачный сезон, но, по их словам, не понимает, что праздновать.

Доля истины в этом есть.

Напомню: 12 июня 1990 года Верховный Совет России, председателем которого незадолго до этого в упорной борьбе стал Борис Ельцин, принял декларацию о государственном суверенитете Российской Федерации.

Никаких практических последствий решение не имело, в жизни людей ничего не изменилось. Так, очередной выпад в длительном противостоянии между республиками и союзным центром, Ельциным и Горбачевым. В 1990 году событие особо и не заметили.

Объявление 12 июня государственным праздником - одно из проявлений слабости и шатаний новой демократической власти. Уж если занять принципиальную позицию и не бояться отстаивать свою правду, таковым надо было делать 21 августа - День российской свободы, день победы над тоталитаризмом, когда реально сменились общественный строй и все основы бытия.

Не решились, не захотели: "Не надо лишний раз раскалывать общество!" Стали искать, и нашли какую-то точку опоры, не связанную с советской эпохой, но менее конфликтную.

Сначала, возможно, в подражание американцам, окрестили 12 июня "Днем независимости". Оппоненты тут же ехидно отпарировали: независимости от собственной империи?

Чтобы всех помирить и успокоить, придумали новое название: День России. Ну, вот России, и все тут - понимай, как хочешь.

С другой стороны, праздники создаются не поводом, а традицией.

Дат, привязанных к реальным важным историческим событиям, немного: День Победы, в США День независимости, во Франции День взятия Бастилии.

Никто на самом деле не знает, какого числа родился Иисус Христос.

Отмечая 8 Марта и 1 Мая, много ли советские граждане вспоминали про какую-то забастовку ткачих на Выборгской стороне или взрыв бомбы на митинге в Чикаго в одна тысяча восемьсот лохматом году?

А британский День Гая Фокса? Они что - спустя 400 с лишним лет так любят короля Якова I, что ликуют по поводу провала попытки покушения на него? Нет, просто хранят теплые воспоминания о том, как в этот день запускали с отцами фейерверки, и передают эстафету из поколения в поколение.

Да что говорить: Новый год - тоже чистая условность. Договорились начинать отсчет с 1 января, и празднуем. На Руси с таким же успехом встречали Новый год 1 марта, потом 1 сентября. Логики было даже больше: начало природного цикла, наступление весны, или начало сбора урожая.

Очень важно, чтобы был какой-то особенный, характерный именно для этого праздника ритуал: в Новый год елка и ожидание боя курантов с бокалом шампанского в руке, 8 Марта - подарки и цветы для женщин, 9 Мая - парад, чествование ветеранов и военно-исторические инсценировки, а также соответствующие культовые фильмы и песни.

Может, 12 июня потому и не стало настоящим праздником, что для него ничего такого не придумали?

Связывать его относительное непризнание обществом исключительно с советской ностальгией, думается, неверно. 7 Ноября забылось, как и не было его.

Были бы выходной, концерт, салют, выступление главы государства и выпить-закусить. Постепенно образуется привычка считать этот день каким-то особенным и быть в приподнятом настроении.

Кто главный?

Между тем в теме российских праздников недавно опять сместились акценты.

Выступая в День Победы на Красной площади, Владимир Путин недвусмысленно обозначил: "9 Мая есть и будет нашим главным праздником".

Не очень ясно, зачем вообще расставлять праздники по ранжиру. Это важно для МИДа - когда устраивать приемы в посольствах, и для высших военных - к какой дате генеральские звания получать.

Тяга к классификации явлений заложена в человеческой психологии, но в принципе является элементом иерархического видения мироустройства. Национальный Лидер, первый поэт, величайший полководец и главный праздник. Да пусть каждый по-своему жизнь понимает!

Тема войны как никакая другая требует взвешенности и точности.

Никоим образом не хочу умалить всемирно-историческое значение разгрома нацизма, бессмертный подвиг дедов и прадедов и решающий вклад СССР в победу - тем более не призываю забыть связанные с этим даты. Во всем мире их отмечают, и, надеюсь, всегда будут отмечать. В Нормандии на днях собрались руководители многих государств, в том числе канцлер Германии - побежденной, но явно не чувствующей себя несчастной.

Дело в чувстве меры и, главное, в настроении, с которым мы празднуем День Победы.

Лейтмотивом любого разговора о войне должны быть слова: "Никогда больше!", а не: "Если надо, повторим!"

9 Мая - прежде всего, день памяти и скорби, и радости, что нам посчастливилось жить в другое время, а не извлечения каких-то уроков, за исключением того, как впредь не допустить подобного. Многие вещи, неизбежные и оправданные на войне, для мирной жизни и развития не годятся.

Герои жертвуют собой, чтобы дети и внуки не повторяли их путь, а жили по-другому.

Война не норма, а чудовищное отклонение от нее, то, чего не должно быть.

Это не поиск компромисса, а борьба на уничтожение. Черно-белое видение мира, не рассуждающее деление на своих и врагов и принципиальный отказ видеть чужую правду. Принцип "цель оправдывает средства", абсолютное подчинение личности коллективным интересам, жестокость не только к противнику, но и к себе.

Прошло 70 лет. Подавляющее большинство россиян не только не помнят 9 мая 1945 года, но и от родителей про него не слышали. Пора уже глядеть вперед, а не назад; в будущем, а не в прошлом искать точку опоры и поводы для гордости. Создавать завидную жизнь, идти в авангарде прогресса.

Чрезмерное акцентирование военной темы - как будто ничего сравнимого по значению в отечественной истории не было, нет, а, главное, и не будет - наводит на малоприятную мысль, что единственное, на что мы способны как нация, - это побеждать в драке.

Народ России в XX веке совершил не один, а два замечательных подвига. Дважды одолел тиранию: сначала иноземную, потом собственную. И, между прочим, в отличие от немцев, с последней справился без посторонней помощи.

Но вторую, не менее важную победу мы и наполовину так не празднуем, к ней равнодушны.

Кому она нужна, эта свобода?