Глобальное потепление: богатые тоже плачут

  • 3 сентября 2014
  • kомментарии
Долина Баросса в Австралии Правообладатель иллюстрации Richard Sowersby
Image caption Виноградники в долине Баросса - основном винодельческом регионе Австралии

Когда речь заходит о глобальном изменении климата и его последствиях, на ум приходят апокалиптические картинки из стран "третьего мира" - наводнения, засухи и неурожай где-нибудь в далекой Африке или Юго-Восточной Азии.

А еще - привлекающие к себе внимание акции типа подводного заседания правительства Мальдив, когда министры на глазах у журналистов надевают акваланги и погружаются под воду, чтобы наглядно продемонстрировать опасность повышения уровня мирового океана для их островного государства.

Словом, экзотика для бедных, ведь принято считать, что последствия меняющегося климата почувствуют первыми именно они.

Но выясняется, что глобальное изменение климата касается и стран "первого мира", причем самым непосредственным образом. Во всяком случае, австралийские виноделы и американские производители морепродуктов теряют прибыли из-за глобального потепления. То есть перед лицом климата равны все.

Виноградники под угрозой

В Австралии из-за продолжающихся засух самые предприимчивые виноделы уже начали поиск новых регионов - их взгляд обращен прежде всего на островной штат Тасмания, расположенный в 240 километрах к югу от континента (то есть, ближе к южному полюсу, там холоднее).

Это не паника, а элементарный предпринимательский расчет - по данным журнала Национальной академии наук США, уже к 2050 году две трети территорий, используемых сегодня в Австралии для выращивания винограда, могут стать непригодными.

И это при том, что Австралия входит в пятерку мировых экспортеров вина, а виноделие - одна из главных отраслей сельского хозяйства.

Речь прежде всего идет о долине Баросса, основном винодельческом регионе страны, что в 60 километрах на северо-восток от Аделаиды. Во-вторых, под угрозой виноградники в долине Хантер (два часа езды на север от Сиднея), старейшем винодельческом регионе континента. И, наконец, под угрозой и долина реки Маргрет (270 километров к югу от Перта), где производится чуть ли не 15% элитных вин страны.

Виноделы из этих регионов начинают потихоньку осматриваться в поисках более прохладных мест и скупать земли в островном штате Тасмания, где средняя температура летом чуть ли не на 40% ниже, чем в долине Баросса.

Не тот "шираз"

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Виноделы в Тасмании могут оказаться в выигрышном положении из-за более низких температур

Расторопные австралийские ученые уже все рассчитали: по прогнозам национального научного агентства страны, к 2030 году средняя температура в главных винодельческих регионах континента поднимется на 0,3-1,7%. Что, в свою очередь, снизит качество винограда на показатели от 12 до 57%. А вот более прохладной Тасмании потепление пойдет лишь на пользу - там сейчас слишком холодно для чувствительных к перепадам температуры виноградников.

Ставки высоки: годовой оборот винодельческой отрасли в Австралии достигает пяти миллиардов долларов. Последние несколько лет австралийские виноделы теряли по 2% прибыли в год из-за плохой погоды. Озабоченные проблемой меняющегося климата виноделы проспонсировали научный эксперимент в долине Баросса: ученые смоделировали климатические условия, которые могут наступить в долине через пятьдесят лет.

Паникеры уже сейчас предрекают "конец австралийского шираза" в таком виде, в каком к нему привыкли поклонники вин. В конце концов тасманийская версия этого вина уже сейчас содержит до 20% меньше алкоголя, чем "классическая". А через полвека, предрекают аналитики, вкус австралийского шираза может "измениться до неузнаваемости".

Тем временем власти Тасмании только рады: доходы от виноделия растут здесь на 10% в год. Среднегодовая температура в долине Тамар на Тасмании колеблется около отметки в 17 градусов, достигая летом 22-х, что гораздо ниже 30-градусной летней жары в долине Баросса.

Участь канарейки

Легкая паника царит и на северо-западе США, где от меняющегося климата терпят убытки не виноделы, а производители морепродуктов. Там гибнут в зародыше миллионы устриц, не в состоянии построить жесткий панцирь. Ученые винят глобальное потепление: из-за роста содержания углекислого газа в атмфосере закисляются воды мирового океана.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Устрицы могут превратиться в канареек XXI века

Проблема в том, что для построения жесткого защитного каркаса устрицам нужен аргонит - разновидность карбоната кальция. Но чем выше кислотность морской воды, тем быстрее он растворяется, и тем меньше нужного вещества получают устрицы.

Американцы уже горько шутят в том духе, что устрицы стали современными канарейками. Сто лет назад шахтеры брали с собой под землю птиц в клетках, чтобы вовремя распознать опасность: если чувствительная к метану птичка мирно чирикала, можно было работать спокойно, а если начинала нервно дергаться или вовсе падала замертво, надо было срочно подниматься наверх.

Устрица как канарейка XXI века - мертвый моллюск как последнее предупреждение об опасной концентрации вредного вещества. Впрочем, и это предупреждение вряд ли остановит строительство какой-нибудь очередной угольной ТЭС где-нибудь в Китае.

Для кого-то проблемы австралийских виноделов и американских люксовых ресторанов покажутся сущими пустяками на фоне глобальных макроэкономических задач развивающихся экономик мира. Устрицы и вино - лишь случайные жертвы изменения климата, скажут они. Но есть и те, кто придерживается другого мнения.