"АПозиция": древняя традиция и дерзкий эксперимент

  • 28 сентября 2014
Правообладатель иллюстрации APosition

Неделю назад у меня случился первый за последние пять лет свободный уикенд. Программа "Пятый этаж", на которой я работал все эти годы и которая неизменно выходила в эфир по субботам и воскресеньям, переформатировалась. Моя зона ответственности - культура - из эфира ушла и переместилась полностью на страницы сайта. Обрадовавшись внезапно появившейся свободе, я решил сразу отправиться в Петербург. Ведь всевозможные музыкальные и кинофестивали проходят, как правило, именно в выходные и на протяжении всех этих лет были для меня просто недоступны.

А в Петербург поманил меня проходивший там 18-21 сентября музыкальный фестиваль-форум "АПозиция". Смысл зашифрованного таким причудливым образом названия открывается только посвященным. "Неправильная" "А" вместо правильной "О" в начале слова подчеркивает родство с Sun Ra Arkestra – оркестром легендарного Сан Ра, считавшего себя выходцем с Сатурна и самым причудливым образом объединившего в своей музыке искреннюю наивность раннего джаза и изощренный абсурдизм конца ХХ века. Ну а "оппозиция", явственно читающаяся в названии, кроме общего оппозиционного духа любого радикального искусства, отсылает нас еще и к так называемому rock-in-opposition. Так называлось сложившееся в начале 70-х годов в европейском и американском роке уникальное художественное движение, где интеллектуальная изощренность, композиционная сложность и импровизационная свобода идут рука об руку с недвусмысленно четко заявленной политической и идеологической позицией (оппозицией) по отношению как к культурному истеблишменту, так и к шоу-бизнесу.

Традиции "АПозиции"

Правообладатель иллюстрации Natalya Arsenova
Image caption Алексей Плюснин - музыкант, идеолог и организатор "АПозиции"

"АПозиция" очень близка моему сердцу. Форум продолжает традиции фестивалей новой музыки – от "Весенних концертов нового джаза" в 80-е, через "Открытую музыку" в 90-е и SKIF в 2000-е. К каждому из этих фестивалей я имел самое прямое отношение, а на SKIF – фестивале памяти и имени Сергея Курехина – я работал вместе с идеологом и организатором "АПозиции" Алексеем Плюсниным.

По сравнению с грандиозным СКИФом "АПозиция" выглядит предельно скромно. Проходит форум вот уже какой год в так называемом Малом зале Манежа – небольшой площадке, укрывшейся в укромном, уютном дворике одного из самых великолепных районов Петербурга – на Канале Грибоедова, но в дальней, скрытой от туристов его части. Зал невелик – мест на 200 от силы, но дворик, куда выплескиваются и стоят под невероятно теплым для петербургского сентября открытым небом не вместившиеся в зал зрители, оказывается продолжением этого зала. На огромный брандмауэр проецируется изображение со сцены и зал таким образом удваивается.

Правообладатель иллюстрации Natalya Arsenova
Image caption Невместившиеся в зал зрители могли следить за концертом по проецируемому на брандмауэр изображению

Кстати, о зрителях, не вместившихся в пусть и небольшой зал. Время социальной, политической значимости, время протестного запала новой музыки осталось давно позади. После отката этой протестной эйфории казалось, что новая музыка окончательно утратила свою аудиторию, что она обречена на крохотные клубики с зальчиками на 20-30 мест – как это происходит почти по всему миру. Но организаторы "АПозиции" и собравшиеся на нее музыканты сумели выбраться из гетто сектанства и объединить под единой крышей неортодоксального музыкального мышления самый широкий спектр культурных явлений нашего времени.

Форум корифеев

Правообладатель иллюстрации Natalya Arsenova
Image caption Дрор Фейлер - музыкант и политический активист

"В каждом жанре мы пытаемся привезти какого-то корифея, который может не только показать свое искусство, но и научить чему-то наших отечественных музыкантов. Это одна из целей, которую мы последовательно преследуем уже много лет" – так формулирует свою позицию по формированию репертуара фестиваля Алексей Плюснин. Лишь перечисление гостей-участников прекрасно иллюстрирует этот подход.

Дрор Фейлер – лицо в Ленинграде-Петербурге привычное. Еще будучи лидером авант-рок-группы Locomotiv Konkret, он потрясал публику своим мощным, энергетическим напором. Уроженец Израиля, он отказался от израильского гражданства в знак протеста против политики страны в отношении палестинцев. С 1973 года живет в Швеции где совмещает свою яростную музыку с не менее яростным политическим протестом. В 2004 году имя Дрора Фейлера облетело весь мир - его стокгольмская инсталляция "Белоснежка и безумие правды", где в бассейн с кроваво-красной жидкостью было помещено скульптурное изображение палестинской подрывницы-смертницы, вызвало бурный протест израильского посла в Швеции и привело к дипломатическому скандалу. Таким же яростным – пусть и уже без политической окраски - было его выступление и в Петербурге.

Артур Браун – фигура в рок-музыке легендарная. Еще в 60-е он прославился своим хитом Fire и стал одним из лидеров психоделического рока. Главенствовавшие на "АПозиции" свободная импровизация и авангардный джаз все же не совсем его стихия, и 72-летний рок-ветеран первые дни пристально вслушивался и вглядывался в происходящее, пытаясь найти правильную форму для своего выступления. Импровизационный поток сознания в сопровождении собранного Алексеем Плюсниным "Византийского арт-панк ансамбля" смешал в себе и рок, и джаз, и поэзию, и психоделию и стал украшением фестиваля. Ну а любители более традиционного Брауна смогли послушать выступление его группы Crazy World в клубе Jagger.

Зато еще один ветеран – 76-летний Питер Стампфел в адаптации совершенно не нуждался. Хотя музыка его – американский фолк и кантри – казалось бы, максимально далеко отстоят от авангардной эстетики фестиваля. Но пройденный им еще в 60-е психоделический замес позволил ему придумать свой уникальный стиль "психоделический эсид-фолк". Брызжущий хоть и неортодоксальный юмор и неувядаемое жизнелюбие сделали его одной из самых популярных фигур фестиваля.

Правообладатель иллюстрации Natalya Arsenova
Image caption Баба Сиссоко - продолжатель многовековой традиции гриотов Мали

Музыкант из Мали Баба Сиссоко – представитель уходящей в глубь веков династии гриотов. Африканские гриоты – певцы, сказители, музыканты – культура, которую в европейской традиции когда-то представляли люди типа Гомера и Бояна - барды, сказители, кобзари, менестрели и ваганты. В Европе культура эта умерла, а в Африке она жива и по сей день. Поразительно захватывающе было наблюдать за тем, как, меняя инструменты, Баба поет, играет, рассказывает. И неважно, что слова его непонятны – мастерство и дух завораживают.

Баба выступал в дуэте с Фамуду Дон Мойе. Не менее колоритная чернокожая фигура, облаченная в не менее красочный африканский костюм, происходит, между тем, совершенно из иной традиции. Плоть от плоти американской джазовой традиции, Дон Мойе известен в первую очередь как барабанщик и перкуссионист The Art Ensemble of Chicago. Появившийся на рубеже 60-х и 70-х состав породил уникальный и оказавшийся невероятно продуктивным сплав авангардного, экспериментального мышления с древней традицией корневой для джаза африканской музыки, придумав для этого сплава свой очень красноречивый и очень точный термин – Great Black Music.

Правообладатель иллюстрации Natalya Arsenova
Image caption Фамуду Дон Мойе и оркестр "АПозиция". Слева направо: Дрор Фейлер, Павел Михеев, Владислав Макаров, Питер Стемпфел, Генри Кайзер, Алексей Плюснин

Фамуду Дон Мойе оказался подлинным патриархом фестиваля. Именно под его лидерством вышел на сцену венчавший фестиваль "Оркестр АПозиция", в котором соединились все: и Дрор Фейлер, и Баба Сиссоко, и Питер Стемпфел, и гитарист из Сан-Франциско Генри Кайзер, памятный петербуржцам и сотрудничеством с Сергеем Курехиным и участием в фестивале СКИФ, и ветеран советско-российской новоджазовой сцены смоленский виолончелист Владислав Макаров, и, конечно же, сами петербуржцы: Алексей Плюснин, контрабасист Дмитрий Каховский, барабанщик Павел Михеев.

Правообладатель иллюстрации Natalya Arsenova
Image caption Заключительный концерт фестиваля

На следующий год "АПозиция" планируется передвижной, странствующей по городам российского Золотого Кольца. Я уже жду.

Новости по теме