Блог Кречетникова: зачем цирку памятник Неру?

  • 25 ноября 2014
  • kомментарии
Правообладатель иллюстрации RIA NOVOSTI

Российские СМИ в понедельник сообщили: директор Московского цирка на проспекте Вернадского Эдгар Запашный потребовал от городских властей перенести в другое место установленный недалеко от цирка в 1996 году памятник Джавахарлалу Неру.

"Он для Большого московского цирка не сделал ничего. И 700 тысяч посещающих ежегодно Большой московский цирк идут и думают, что он и построил его, потому что торжественно восседает на троне", - заявил Запашный на заседании комиссии Мосгордумы по культуре и массовым коммуникациям.

Первое, что приходит на ум - мысль о политической неуместности демарша. Как говорится, нашел время!

Понятно, что памятник союзнику во Второй мировой войне Франклину Рузвельту в Москве появится не скоро. При нынешнем состоянии российских умов быть американцем - это приговор.

Но Джавахарлал Неру - герой великой дружественной нации, основатель независимой Индии и при этом, в отличие от многих борцов за национальное освобождение, выдающийся демократ.

И он сам, и четыре поколения династии Неру-Ганди во все времена считались друзьями СССР и России.

Когда отношения со значительной частью мира хуже некуда, надо дорожить теми доброжелательными партнерами, которые еще остались, и Индия принадлежит к их числу.

Первые лица государства толкуют о переориентации на Восток, а руководству цирка, ни с того, ни с сего, понадобилось неуважительно двигать памятник человеку - символу пробуждения Востока. Можно представить, как отреагировали бы в Индии, если бы идея реализовалась!

Но, вообще-то хочется поговорить не о внешней политике, а об увековечивании истории и облике городов.

Градостроительный нигилизм

Если слушать всех недовольных и сомневающихся, вообще ничего нигде не построишь и не установишь.

С конца 1980-х годов, когда гражданам впервые разрешили публично выражать какие-либо мнения, практически ничего нового в Москве не появилось без митинга протеста. Я называю это настроение градостроительным нигилизмом.

Полагаю, процентов девяносто москвичей знают, кем был Джавахарлал Неру, и приписываемой им глупости не подумают.

Памятник в свое время установили не у цирка, а вообще в городе.

Найти в российской столице место, каким-то особенным образом связанное с Неру, сложно.

В конце концов, Пушкин при жизни тоже не имел отношения к площади, носящей его имя и украшенной его монументом.

Почему именно там? Ну, вот взяли и поставили.

Если следовать логике Запашного, то Карла Маркса надо переместить от Большого театра, потому что он его не строил.

Красота в разнообразии

Лично меня не напрягает даже Петр I работы Зураба Церетели. По крайней мере, он необычный. А что многие находят безобразным, так и про Эйфелеву башню говорили то же самое.

Ги де Мопассан рассказывал каждому встречному и поперечному, что ходит обедать в ресторан на ней потому, что это единственное место в Париже, откуда ее не видно.

О вкусах не спорят, и на каждый чих не наздравствуешься. Бывший мэр Юрий Лужков терпеть не мог "плоскомордую" модернистскую архитектуру, но не меньше критиков у насаждавшегося им стиля "а-ля рюсс".

Собор Василия Блаженного одни называют "русским чудом", другие "тортом с фигурками".

А по мне, в городе должно быть много всего и разного. Тогда жить в нем и приезжать в него интересно.

"Пусть в одной и той же улице возвышается и мрачное готическое, и обремененное роскошью украшений восточное, и колоссальное египетское, и проникнутое стройным размером греческое", - писал Николай Гоголь.

Пусть будут и сталинские высотки, и граффити и инсталляции современных художников.

Жаль, что снесли Сухареву башню и не построили Дворец Советов и башню Татлина.

И Измайловский кремль, и "чемодан Louis Vuitton" - это, как выражается молодежь, прикольно, это нормальная живая жизнь.

Все мешает двум категориям людей: профессиональным архитекторам, каждый из которых считает достойным воплощения исключительно свой жанр, и консерваторам, которые хотят видеть город таким, каким помнят с детства, да и все тут.

Кого увековечивать?

Конечно, памятник человеку неотделим от исторической оценки его личности. В этом вопросе всегда присутствует политика.

Понятно, что памятников Гитлеру нигде и никогда не будет. Памятников Сталину, надеюсь, тоже.

В Москве невозможен памятник Наполеону, а в Бухаре генералу Скобелеву. Хотя в России или в Болгарии памятник Скобелеву был бы уместен, и узбекам обижаться на это не следовало бы.

В принципе, и здесь чем больше всеядности в хорошем смысле слова, тем лучше.

Возле здания британского парламента мирно соседствуют памятники королю Ричарду Львиное Сердце и революционеру Кромвелю.

В республиканском Париже есть монументы Генриху IV и Людовику XIV, и никто не требует убрать памятники самодержцам.

Феликс и Генрих

Отдельный разговор о памятнике Дзержинскому, известному как "железный Феликс".

Дело не только и не столько в его персоне, сколько в месте, где он стоял, и в обстоятельствах демонтажа.

Напротив здания КГБ он возвышался пугалом на всю Русскую землю. Снос в ночь на 24 августа 1991 года стал символом свободы и избавления от страха. Возвращение на Лубянку явилось бы не восстановлением исторического облика города, а политическим реваншем всего того, что Дзержинский олицетворял.

В то же время не было бы, наверное, ничего плохого в том, чтобы водрузить его на обозрение, скажем, на территории парка Горького. Особенно, если поставить рядом стенд с краткой исторической справкой о том, кем был и что сделал Дзержинский.

А историк и экономист Гавриил Попов говорил, что на Лубянке "Феликсу", конечно, не место, но он охотно поставил бы его напротив здания на Мясницкой улице, где располагался Высший Совет народного хозяйства.

Возглавляя его в последние годы жизни, Дзержинский высказывал вполне здравые экономические идеи, без запинки выговаривал слово "рынок" и защищал специалистов-меньшевиков.

На уже упоминавшемся памятнике Карлу Марксу в Театральном проезде в дни августовского путча появилась надпись красной краской: "Пролетарии всех стран, простите меня!". Потом его собирались взорвать, потом оставили, а надпись стерли. Я бы сохранил, как было. Опять-таки, чтобы знать и помнить историю во всей полноте и противоречивости.

Еще одна особая тема - бесчисленные памятники Ленину.

Уничтожить монумент на Житной площади было бы варварством. Это символ эпохи, произведение искусства, и вообще он самый большой. Даже коммунисты не разрушили Медного всадника.

Вот надо ли сохранять в каждом райцентре одного, и то и двух гипсовых "Ильичей", не представляющих никакой исторической и художественной ценности - не уверен. Что мы, собственно, хотим этим сказать? Что до сих пор продолжаем следовать за его протянутой рукой?

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Генрих VIII, король Англии (1509-1547), портрет работы Гольбейна

Памятники Ричарду и Людовику тем и хороши, что они единственные.

Хотя английские пабы во множестве украшены изображениями известного "кровавыми законами" короля Генриха VIII. Россияне все-таки портреты Ивана Грозного не развешивают.

Почему британцы культивируют один из самых мрачных персонажей своей истории, что в нем нашли - для меня загадка. Большинство обывателей помнят о Генрихе лишь то, что он рубил головы своим женам.

С другой стороны, его прославление нисколько не мешает ни демократии и правам человека, ни женскому равноправию.

А уж фигура Джавахарлала Неру не вызывает возражений ни с какой стороны. И место нормальное, не хуже всякого другого. Не на Красной же площади ему сидеть?

Другие материалы в этом блоге:

О национальном достоянии России

Почему Горби разлюбил Запад

О культуре и цензуре

О "символике коллаборационистов" и политической мудрости

О Донбассе и компромиссе

О "плане Путина" для Донбасса

О российских военных отпускниках

О пакте Молотова-Риббентропа и сферах влияния

О флаге и будущем России

О пенсиях, извинениях и министерской солидарности

О мировом неравенстве