Блог Кречетникова: о Путине и западных лидерах

  • 9 декабря 2014
  • kомментарии
Президент США Барак Обама и президент России Владимир Путин Правообладатель иллюстрации AFP Getty Images
Image caption Второй год подряд Владимир Путин обходит Барака Обаму, занимая первое место в общемировом рейтинге по оценке журнала "Форбс"

Заместитель министра иностранных дел России Василий Небензя на днях сказал, что западные политики измельчали по сравнению с предшественниками, а уж с Владимиром Путиным и рядом не стояли.

"Не случайно наш президент в лидерах общемировых рейтингов, - заявил он, очевидно, имея в виду недавнюю оценку журнала "Форбс". - Где в западном мире ему ровня? Не вижу ни одного".

Качество лидерства, по мнению Небензи, превратилось для Запада в проблему долговременную и системную.

"Где фигуры масштаба де Голля, Кеннеди, того же Рейгана, Коля или хотя бы Киссинджера? - рассуждал он, читая лекцию о международном положении вице-губернаторам. - Странами правят не политические лидеры, а какие-то бесцветные менеджеры, нанятые на работу на 4-5-летний срок. Большинство из них не способно мерить выше плинтуса, а их политический вес оценивается не по делам, в которых они еще и не самостоятельны, а по умению нравиться и излагать свои мысли".

Когда Япония после эпохи сегуната вышла из самоизоляции, японцам решительно не понравились европейские женщины. Ноги непомерно длинные, волосы цвета соломы, глаза как монеты, нос - как птичий клюв.

Это я к чему? А к тому, что оценка зависит от критериев.

Как мерить?

Если мерить политиков по способности самостоятельно принимать крутые решения и навязывать свою волю, то Владимиру Путину и правда, в мире нет равных.

Взял, да и аннексировал Крым! ЕС и НАТО интегрировали страны Восточной Европы много лет, а он управился за две недели! Они там опомниться не успели, чесали затылки: что, собственно, происходит, какие-такие "вежливые люди" - а у нас уже салют в небо!

Да что Крым! Говорят, министры до последнего дня не ведали, кто в президенты пойдет в 2012 году!

Но есть и другая точка зрения: в высоко цивилизованном, упорядоченном обществе во главе государства или правительства как раз и нужна не сильная личность, а квалифицированный, честный и скромный управдом.

Чтобы не делал страну, а то и весь мир заложником своих идей, личных эмоций, комплексов и черт характера. Правильные ли те идеи, еще надо посмотреть.

С этой позиции, политику должна формировать совокупная элита, и чем на ней меньше отпечатка индивидуальности, тем лучше.

Есть трудно переводимое на русский английское слово "mouthpiece". Что-то наподобие "озвучиватель" или глашатай, выразитель.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Однажды посетовал начальнице на то, как долго принимаются в ЕС даже пустяковые решения, ...и услышал в ответ: "Евросоюз решает медленно, зато лучше всех".

Современные политики - такие ретрансляторы коллективного мнения элиты, заодно умеющие импонировать массам. Строго соответствующие стандарту, обкатанные, правильные во всех отношениях. Большего от них не требуется.

Измельчали? А человечество вообще мельчает. Может современный горожанин выйти с рогатиной на медведя? То-то и оно.

Еще есть употребительное уже и по-русски слово "модератор" - организатор дискуссии, который не навязывает свое мнение, а сводит все имеющиеся мнения воедино.

Коллегиальное принятие решений отсекает все неординарное, но страхует от ошибок.

В 1990-х годах я какое-то время работал в московском офисе европейской программы TACIS. Однажды посетовал начальнице на то, как долго принимаются в ЕС даже пустяковые решения из-за необходимости согласовывать их со всеми участниками, и получил в ответ: "Евросоюз решает медленно, зато лучше всех".

А мы раз за разом слышим: "Хотели как лучше, вышло как всегда".

Хрущев съездил на ферму Росуэлла Гарста, и пожалуйте бриться: сажайте кукурузу за Полярным кругом!

Александра Керенского, а затем Михаила Горбачева называли "главноуговаривающими", вкладывая в слово всю силу сарказма. А может, это комплимент? Таким и должен быть лидер будущего, призванный вести за собой независимых мыслящих людей?

Приятно ли жить под властью сильной личности - дело вкуса.

Дворовые люди Гаврилы Троекурова из "Дубровского" гордились тем, что их барин круче всех в губернии, и остальные господа съезжаются к нему на поклон. Чему тут радовались холопы, для меня загадка, но всяк по-своему жизнь понимает.

Разные традиции

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption "Идеи выдвигать буду я! - осадил олигарха Бонапарт. - Дело остальных - повиноваться, а ваше - повиноваться и платить!".

Очевидно, что российская элита, воспитанная в традициях Золотой Орды, в душе, а теперь уже и открыто презирает западных политиков, которые в ее глазах и не правители вовсе, а какие-то приказчики.

Что это за власть, если шагу нельзя ступить по своей воле, а надо все время что-то согласовывать, с кем-то считаться и бояться прессы?

В свое время Иван Грозный подвел теоретическую базу: настоящий монарх лишь тот, кто не зависит ни от кого, кроме Бога. Соответственно, считал "настоящими" только себя да турецкого султана, а короля Швеции называл "волостным старостой".

Еще Наполеон был великий человек. Став первым консулом, вызвал к себе богатейшего банкира Уврара. Тот, войдя в кабинет, сразу взял быка за рога: "Финансовое состояние Франции плачевно, но у меня есть кое-какие идеи…".

"Идеи выдвигать буду я! - осадил олигарха Бонапарт. - Дело остальных - повиноваться, а ваше - повиноваться и платить!".

Вот это по-нашему!

Особый прилив сарказма вызывает сменяемость лидеров. В России ни один правитель за тысячу лет не отдал власть просто потому, что кончился какой-то срок. Исключение - Борис Ельцин, так он был тяжело болен, а то еще неизвестно, как обернулось бы дело.

Американцы выбирают президента на четыре года! Меньше одной пятилетки, как однажды пошутил товарищ Сталин. Эдак лучше вовсе не идти в президенты, чтобы не расстраиваться.

Зато со стабильностью и преемственностью у них все в порядке. Россию же, по мнению большинства экспертов, ждет новый виток потрясений и непредсказуемости после ухода Владимира Путина, который, рано или поздно, неизбежен.

Тише едешь - дальше будешь

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Книги Бориса Акунина взорвали рынок

Где требуются волевые, нетривиальные и скорые решения, так это в бизнесе. Не зря маленькие венчурные предприятия оставляют с носом корпоративных мамонтов.

Стив Джобс, говорят, вообще не признавал никаких мнений, кроме своего.

Примерно 15 лет назад дотоле никому не известный российский автор сочинил "в стол" семь детективных повестей. Предложил их большим издательствам, где решения принимались советами директоров, а консультировали их профессиональные маркетологи. Те приговорили: сочинения коммерческих перспектив не имеют, потому что интеллигенция детективов не читает в принципе, а народу надо чего попроще.

Тогда автор обратился к такому же начинающему издателю. Тот не имел аппарата, все решал сам, прочитал, и ему понравилось.

Книги взорвали рынок. Так появились писатель Борис Акунин и издатель Владимир Захаров.

Только здесь вот какое дело. Захаров отвечал исключительно за себя. Его риск - его проблема. А политики отвечают за других. Им лучше не брать на себя лишнего без крайней нужды. Не надо, как лучше, делайте, как положено.

Кризисные управляющие

Наличие сильных лидеров - признак либо отсталого общества, которое жить не может без царя-батюшки, либо великого неблагополучия.

В бою и на пожаре нужен тот, кто смело гаркнет: "Делай, как я!".

"Великое - это явление в момент перелома", - писал философ Кьеркегор.

Великих исторических деятелей создают войны, революции и кризисы. Когда по-старому жить нельзя, и люди не знают, что делать. Они - лейкоциты, которые организм вырабатывает для борьбы с болезнью.

"Не дай Бог жить в эпоху перемен!" - воскликнул Конфуций.

Это кому как. Властным честолюбцам есть, где развернуться.

Наполеон в будничные времена не пошел бы дальше толкового артиллериста.

Из 44 президентов США сильными личностями, не боявшимися брать на себя ответственность и даже нарушать конституцию, были двое: Авраам Линкольн и Франклин Рузвельт. Так сами знаете, что тогда в Америке творилось.

Правообладатель иллюстрации AFP Getty Images
Image caption Гельмут Коль на презентации одной из своих последних книг в ноябре 2014 года

Гельмут Коль по своим личным качествам был, возможно, не значительнее других германских канцлеров. Но на его правление пришлись крах коммунизма и падение Берлинской стены, для которых он, прямо скажем, не сделал ничего. Просто потом шанс не упустил.

Утром 19 августа 1991 года, услышав из радиоприемника "Обращение" ГКЧП, я первым делом подумал: что с Ельциным? Если убит или арестован, это конец, а если жив и действует, то мы еще покувыркаемся.

То, что на Западе не видно Рузвельтов и де Голлей, говорит не об упадке, а о том, что у них все обстоит неплохо.

Напоследок - еще два замечания.

Во-первых, слова Небензи заставляют вспомнить более известного дипломата, Андрея Громыко. Он после переговоров Хрущева и Кеннеди в Вене в июне 1961 года собрал подчиненных и заявил, что "это была встреча гиганта и пигмея".

Действительно, Кеннеди показался Никите Сергеевичу и его окружению неопытным мальчишкой.

Через 16 месяцев высокомерие и недооценка партнера привели к Карибскому кризису.

А во-вторых, не Смоленской площади печалиться по поводу отсутствия на Западе волевых и решительных лидеров.

Объявись там сегодня новый Черчилль, или хотя бы Рейган, Кремлю не поздоровится. Не буди лихо, пока оно тихо!

Другие материалы в этом блоге:

О Молдавии, боксе и преферансе

Зачем цирку памятник Неру?

О национальном достоянии России

Почему Горби разлюбил Запад

О культуре и цензуре

О "символике коллаборационистов" и политической мудрости

О Донбассе и компромиссе

О "плане Путина" для Донбасса

О российских военных отпускниках

О пакте Молотова-Риббентропа и сферах влияния

О флаге и будущем России

О пенсиях, извинениях и министерской солидарности

О мировом неравенстве