Блог Яны Литвиновой. Погода и демократический процесс

  • 7 мая 2015
  • kомментарии
Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Для голосования открыты 5000 избирательных участков

Для журналиста работать в день выборов - занятие неблагодарное. Любые темы, представляющие хоть какой-то интерес, находятся под запретом.

Если помните, то первое появление Элизы Дулиттл в высшем обществе сопровождалось инструкцией говорить исключительно о здоровье и о погоде.

В нашей ситуации здоровье можно поменять на костюмы голосующих политиков и их жен и явку избирателей. Погода же, как мы видим, остается традиционно совершенно безопасной и излюбленной британской темой вот уже несколько столетий.

Сегодняшнее утро началось с того, что я в глубокой задумчивости стояла перед распахнутым шкафом, пытаясь выбрать подходящий наряд.

Новостная судьба в этот эпохальный день легла на плечи Олега, но мне предстояло внести свой посильный вклад, выйдя в эфир от здания парламента.

Беда же заключалась в том, что все мои "эфирные" пиджаки, как и положено по протоколу, ярких цветов. Какой ни надень - получаются ассоциации с той или иной партией. Перспектива появиться перед камерой одновременно в красном пиджаке (лейбористы), синей блузке (консерваторы), с большим зеленым бантом в волосах (зеленые), ярко-желтой брошью (либеральные демократы) и фиолетовым шарфом (UKIP), чтобы не обидеть ни одну из английских политических сил, мне не улыбалась. Пришлось пойти на компромисс, который с небольшой натяжкой можно назвать "50 оттенков серого".

Удовлетворенно изучив результаты трудов в зеркале, я отправилась голосовать, благо избирательный участок расположен очень удобно, как раз по дороге на работу.

Image caption Каждая политическая партия выбирает свой собственный цвет. У лидеров мужчин он отражается в цвете галстуков

На мгновенье меня посетила мысль поучаствовать в демократическом процессе вместе с любимым животным. Дело в том, что только вчера я с изумлением узнала, что собак на поводке водить на избирательный участок никто не запрещает. К сожалению, родная корпорация не придерживается таких либеральных правил, и собак в помещения допускает только в том случае, если они выполняют функции поводырей.

Поэтому Дусю пришлось бы возвращать по месту жительства, после чего проделывать тот же путь уже по дороге на работу. Как всегда лень победила, и собака, так и не узнав, какого развлечения лишилась из-за моего нежелания пройти лишние полкилометра, осталась дома.

Наш избирательный участок вот уже несколько лет располагается в небольшой начальной школе. Начальные школы, библиотеки, иногда церкви и помещения всяких обществ вообще являются излюбленным местом для обеспечения британской демократии.

По этому поводу сегодня многие наши сотрудники, отягощенные младшими школьниками, были вынуждены прихватить подрастающее поколение с собой на работу, поскольку их образовательные заведения оказались закрыты.

Понятия не имею, насколько ситуация на нашем избирательном участке отражает общенациональную картину, но народу сегодня было на удивление много. Как правило, я голосую в самый безлюдный период. Основная масса заходит поставить крестик в избирательном бюллетене или до, или после работы. А поскольку наши смены не вполне совпадают с классическими офисными часами - с девяти утра до шести вечера, - то и мое "до работы" приходится на тот период, когда, по выражению Винни Пуха "завтрак уже давно кончился, а обед еще и не думал начинаться".

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption С собаками на избирательные участки ходить можно, а на работу - нельзя

На сей раз через школьные ворота тек не слишком многолюдный, но вполне стабильный поток пенсионеров и мам с колясками. Перед входом сидели два человека с большими розетками, определяющими партийную принадлежность. Я немедленно напряглась, усмотрев в этом нарушение закона о выборах.

Однако представителей соперничающих фракций, мирно беседующих (так и хочется сказать, на завалинке), совершенно не интересовали мои политические пристрастия. Очень вежливо попросили назвать мой регистрационный номер. Он выдается каждому избирателю в списках, составляемых местными советами. Видимо, таким образом все партии оценивают эффективность своих предвыборных усилий: кто из тех, с кем им довелось беседовать, голосовать все-таки пришел.

Кстати, перед выборами борьба в нашем избирательном округе развернулась нешуточная: в 2010 году победу одного кандидата обеспечило преимущество всего в 40 голосов. Последний месяц нас непрерывно бомбардировали листовками, телефонными звонками, электронными письмами и даже личными визитами. В результате политизировалось даже мое подрастающее поколение, повадившееся читать предвыборные листовки в туалете, где оно, как правило, скрывается от необходимости делать уроки или заниматься музыкой.

На самом участке избирательная комиссия была представлена молодым человеком средиземноморской наружности и все еще молодой дамой (лет сорока с небольшим), типичной англичанкой. У меня не попросили ни паспорта, ни какого бы то ни было другого документа, удостоверяющего личность. Даже избирательная карточка, которую регулярно отправляют по почте где-то за два месяца до выборов, была совершенно не обязательна. Молодой человек поставил галочку против моего имени (с моих слов), а все еще молодая дама вручила избирательный бюллетень, ласково предупредив, что я могу поставить только ОДИН крестик.

Имена в списке шли по алфавиту. Первым, таким образом, оказался лейборист, за ним следовал либеральный демократ, консерватор, зеленый и националист из UKIP, которому с первой буквой фамилии не повезло.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Избирательные участки часто располагаются в начальных школах и церквях

"Хороший день! - сказал молодой человек, после того как я опустила бюллетень в черную пластиковую урну. - Солнце светит!" Я решила не ударить в грязь лицом и поддержать светскую беседу. "Пока еще да, - ответила я, посмотрев в окно, - но тучи сгущаются".

С погодной точки зрения это было чистой правдой, но получилось довольно зловеще, ведь результаты на сей раз предсказать не берется никто.