Экзамены англо-русские: "Водородоугли" и "случающийся" луч

  • 19 июня 2015
  • kомментарии
Экзамены в британской школе Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption А вот так тут сдают экзамены: столы в спортивном зале и вперед!

У родителей, перебравшихся жить в другую страну, есть одна крупная проблема: у них с детьми "разные сказки".

Нет, конечно, можно постараться сохранить детям язык родителей и приобщить их к русской культуре, но блюсти языковую чистоту в стенах одной-единственной иностранной квартиры или дома занятие довольно бессмысленное.

Среда против дома

Сразу за порогом: в детском саду, в школе, на прогулке, из телевизора и интернета на детей валом прет англоязычная среда, которая в конце концов плотно укореняется в сознании как основное лингвистическое поле общения.

Я честно пыталась сделать так, чтобы девицы (да, я называю их девицами, но если вы сумеете доказать мне, что они на самом деле мальчики, то я готова публично покаяться, переименовать их в Чарльза и Майкла и начать называть парнями) говорили по-русски.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Англоязычная среда проникает повсюду

Как мне потом объяснил один психолог, миссия эта была изначально невыполнима: научить близнецов одновременно говорить на другом языке практически не представляется возможным. Языковая интервенция возможна только в том случае, если ребенок понимает, что если он не будет говорить на языке родителей, то НИЧЕГО НЕ ПОЛУЧИТ. Ни воды, ни еды, ни телевизора, ни игрушек.

Двое же детей прекрасно удовлетворяют потребность в общении друг с другом, не реагируя на усталые вопли родителей.

Бабушки не помогут

Ситуацию теоретически могла бы спасти бабушка в России, но одна бабушка уже давно живет в Лондоне, а другой, к сожалению, нет на свете. Кстати, отправлять детей к ней тоже было бы совершенно бесполезно, поскольку свои последние годы она прожила в Германии.

Итак, в активе – две англоязычных крошки, которые с бабушкой пытаются говорить по-русски. Слушать это без истерического хихикания невозможно. На вопрос, говорят ли мои дети по-русски, я всегда отвечаю, что они как хорошие собаки: все понимают, а сказать не могут. Учитывая, что у бабушки два языка поменялись местами, можете представить, каково стороннему зрителю внимать этим беседам.

Зловещая аббревиатура

Судьба в очередной раз решила наглядно продемонстрировать мне, что "тут это вам не там", когда на горизонте замаячила страшная аббревиатура из четырех букв: GCSE.

Это - экзамены. Статус их примерно таков, какими были экзамены за восьмой класс в советской школе. Правда, программа более расширенная, не только родной язык с математикой, но еще и физика, химия, биология, и дальше три предмета по выбору.

В английских школах к этому Рубикону относятся со звериной серьезностью. Качество преподавания в школе определяется как раз по их результатам. Если школа (как наша) изначально НЕ отбирает детей по интеллектуальным способностям, то можете себе представить, что контингент набирается довольно смешанный.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption А вот так тут получают результаты...

Поскольку академическими способностями мое подрастающее поколение не страдает, то я даже и не делала попыток запихнуть их в школы с повышенными стандартами. Где-то это оказалось, как говорят англичане, "благословением под маской несчастья" (blessing in disguise).

У одной моей коллеги есть, например, ОЧЕНЬ способная дочь. Ну, просто из тех детей, которые действительно и искренне любят учиться и обладают к тому же нестандартным мышлением. Во время подготовки к экзаменам в престижные школы, на маму смотреть было жалко. Она волновалась, как мне показалось, гораздо больше девочки. После того, как муки закончились потрясающим (без иронии) успехом, маме хотелось одновременно выдать орден и путевку в санаторий для поправки здоровья.

Репетиция в боевых условиях

Однако в этом году накрыло и меня. Поскольку, как я уже говорила, школы относятся к этим экзаменам очень и очень серьезно, то стараются ничего не пускать на самотек. Экзамены у них в следующем году, однако в этом им устроили репетицию.

Нет, у меня самой глаза на лоб полезли, когда я узнала, что их будут дрессировать в обстановке максимально приближенной к боевой: учениц загоняют в спортивный зал, где на приличном расстоянии друг от друга установлены столы, сажают, дают настоящие экзаменационные листы прошлых лет, в общем, все как по правде, хотя на самом деле и понарошку.

По этому поводу жизнь моя в последний месяц была крайне незавидной: сразу после работы я мчалась домой, наскоро вливала в себя чашку какого-нибудь пойла с бутербродом, брала на поводок очередное дитя и удалялась с нею в свою спальню, где мы часами напролет разбирали физико-химико-биологические вопросы.

Через два часа первая крошка получала пинок на свободу, и на пороге возникала ее сестра с таким же озабоченным выражением лица и кипой учебников под мышкой.

Репетитор со словарем

Роль репетитора дается мне с трудом. И не потому, что господь обделил меня терпеньем, хотя и это, конечно, тоже есть, а потому что по какой-то прихоти мироздания мои мозги работают совершенно по-другому, нежели у девиц. Крайне сложно объяснить что-то просто и понятно, если ты сама прекрасно это "что-то" понимаешь на уровне безусловных рефлексов.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption А вот так добывают "водородоугли"...

Вторая сложность заключается в том, что я всю их школьную программу по этим предметам знаю и понимаю, но знаю и понимаю по-русски.

Даже такая элементарная вещь как "угол падения равняется углу отражения" потребовала общения со словарем.

Конечно, многие понятия являются прямым переводом, но, к сожалению, далеко не все. В русском языке, например, световой луч перед тем, как отразиться, "падает" на поверхность. В английском языке он "случается".

Разница между понятием "углеводы" и "углеводороды", которые, с химической точки зрения, практически одно и то же, в русском языке у меня проблем не вызывает: одним понятием пользуются врачи и диетологи, а другим – нефтяники и химики.

Англичане, вот ведь вредоносный народ, все делают по-своему, и если углеводы остались углеводами, то углеводороды превратились в "водородоугли" (hydrocarbons). Вы будете смеяться, но эта разница потребовала у меня колоссального напряжения мозгов. Потому что я прекрасно осознаю, что начни я путаться, и хрупкое равновесие, в которое мне с немалым трудом удалось привести химию в голове одной из крошек, рухнет навсегда.

Тектоника плит и кортикостероиды

Принцип, по которому в английских школах составляется программа естественных наук, мне до сих пор не понятен. В мои школьные времена и в совершенно другой стране все было, с моей точки зрения, просто и понятно: сначала идет неорганическая химия, периодическая система, строение атома, основные реакции, почему и как они происходят, потому все это усложняется. Затем отдельно и целый год идет изучение органической химии, которая, в общем-то совсем другой коленкор.

С физикой еще проще – знания в нас впихивали по темам: механика, оптика, электро-магнитные силы и поля и так далее. В биологии – тоже все стройно и понятно: от инфузорий-туфелек к человеку.

Каким именно местом думали составители английских программ – тайна сия велика есть.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Каким образом тектоника плит и вулканы прокрались в курс по физике, я до сих пор не понимаю...

Я вот, например, до сих пор не понимаю, каким образом в физику прокралась тектоника плит? Нет, я, как человек с геологическим образованием, прекрасно знаю, что это такое, но в школьную программу-то зачем? То есть элементы физики в этом, конечно, есть, но им что, предлагается освоить механику на примере движения плит друг от друга? Или рассчитать силы, возникающие когда одна плита тихо наползает на другую???

Правда, в одном англичанам надо отдать должное: все чисто теоретические знания максимально приближаются к реальным проблемам. Например, после главы о гормонах, идет глава об искусственном оплодотворении и связанных с этим этических проблемах, после чего молодняку предлагаются объяснить плюсы и минусы стероидов, которыми пичкают себя спортсмены.

Примеров можно привести множество. Время от времени я начинала яростно трясти учебник и громко вопить в пространство: "Ну какое отношение это имеет к предмету??? Ребенок, тебе сказать, как это на самом деле есть, или как в учебнике???"

На это подрастающее поколение неизменно отвечало, что, мол, дорогая мама, объясни, конечно, как это на самом деле, а потом кончай демонстрировать свою образованность и давай по пунктам. В конце концов нам экзамены сдавать надо.

Главное – творческий подход к обучению

Думаю, что я порядком поднадоела своим коллегам постоянными рассказами о чудесах школьной программы. Присущая мне самокритичность (и скромность, разумеется) не позволяет соврать: да, в последнее время глаза у меня загораются только, когда в разговоре возникают "альтернативные источники энергии" - большая тема как в физике (производство электроэнергии), так и в химии (биотопливо), или электромагнитные волны. Хотя какой нормальный человек будет говорить об электромагнитных волнах во время рабочего перерыва?

Тем более, что для того, чтобы вбить хотя бы искру понимания в детские головы, мне приходилось прибегать к весьма неортодоксальным сравнениям.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Только не говорите мне, что творческий подход к образованию не имеет значения...

Одним из них я искренне горжусь. Не ешьте меня и не требуйте немедленно лишить меня материнских прав. Уверяю вас, что именно это объяснение наконец-то сорвало для моих девиц завесу непонимания разницы между ионными и ковалентными связями.

Озарение посетило меня после нескольких дней непрерывных мучений. "Запомни, - сказала я, - запомни навсегда и вспоминай каждый раз, когда возникнет этот вопрос: ионная связь, это как традиционная семья – мама-папа, плюс-минус, электроны в одну сторону, ну а ковалентная (простая ковалентная, сложности им ни к чему) – это как гомосексуальная пара, оба атома одинаковы, электронная пара переходит в общее пользование".

"Ну вот, мам, ну ты же можешь просто объяснить, зачем ты все время усложняешь?", - была общая реакция измученных детей.

И это все, не забывайте, это все – только РЕПЕТИЦИЯ перед собственно экзаменами, которые ждут нас в следующем году. Может быть, мне заранее запастись отпуском, валерьянкой и психотерапевтом? Говорят, что все, что не убивает нас, делает нас сильнее. Мне начинает казаться, что сильнее мне в этой ситуации не стать.

Новости по теме