"Осторожно, люди!": от фашизма до джайнизма

  • 26 июня 2015
  • kомментарии

В 1933 году мой отец плавал старшим помощником на пароходе "Жан Жорес". Осенью судно было в Италии. Пришла срочная телеграмма. Посол СССР Потемкин вызывал в Рим капитана и старпома.

Пролетарский писатель Максим Горький возвращался в Советский Союз после 11 лет жизни за границей.

Горькому уже предлагали плыть на пассажирском теплоходе первым классом, но он отказался и заявил, что "хочет быть с обыкновенным народом". Так и получилось, что выбор пал на "Жан Жорес".

"Мы приезжаем в Рим, — рассказывал отец, — а там торжества, идет парад во главе с Муссолини. Мы спрашиваем, по какому поводу. А нам отвечают: как, вы не знаете? Мы отмечаем десятилетие фашизма!"

Слово "фашизм", как известно, восходит к латинскому fascis — связка, пучок. В Древнем Риме такие связки прутьев с воткнутым в них топором носили ликторы, почетная стража. Эти "фаши" символизировали право применять силу от имени народа.

Кстати, на эмблеме Федеральной службы судебных приставов Российской Федерации есть два таких перекрещенных пучка. Как говорится, "Фаши", только наши.

Эту историко-романтическую идею единства итальянского народа в рамках возрожденной Римской Империи потом переняли в Германии. Результат известен. "Фашизм" стал самым бранным словом.

Не так давно один из обозревателей газеты "Таймс" провел сравнение, параллель между идеологией немецких фашистов и мусульманских экстремистов.

Действительно, на первый взгляд у них общего много: и те, и другие видят главного врага в мировом еврействе, и те, и другие делят людей на категории – у нацистов это были арийцы и "унтерменши"- недочеловеки, а у мусульманских экстремистов это "верные и неверные".

Неверных можно без жалости уничтожать, иногда самым зверским способом, на видеокамеру.

Обозреватель "Таймс" вбросил в общественное пользование термин "исламофашизм".

Вряд ли он привьется. Нельзя сравнивать могущественный Третий Рейх и толпу фанатиков с самодельной взрывчаткой в рюкзаке.

Но я хотел вам рассказать о других религиозных экстремистах.

О тех, кто не только человека, а муху или насекомое больше всего на свете боятся убить. Некоторые из них носят на лице марлевые повязки, потому что комар или мошка может залететь в рот или нос и там безвозвратно погибнуть.

Это так называемые "джайны", люди, исповедующие джайнизм.

Главный его принцип — ахимса, благоговейное отношение ко всему живому.

Индийские монахи-джайнисты обычно держат при себе особую метелку из перьев, которой тщательно подметают дорогу, прежде чем ступить на нее, чтобы не дай Бог, не задавить какую-нибудь козявочку.

Одеты они по самому минимуму, а то и вовсе ходят голые, поскольку отрицают всякую частную собственность, включая деньги.

Чем меньше земных привязанностей, говорят они, тем больше шансов умереть с чистым и прозрачным сознанием, без желания остаться или вернуться в этот мир.

Особо продвинутые джайнисты, особенно те, кто неизлечимо заболел, по разрешению монахов решаются на "саллехану", естественную смерть от истощения, от голода.

Некоторые перестают принимать пищу сразу и бесповоротно, другие постепенно сводят свою диету на нет.

Уходящих таким образом из жизни окружают коллективной заботой и уходом, у их постели толпятся соседи и друзья, а когда смерть приходит к истощенному вконец телу, его предают кремации в сидячем, а не в лежачем положении в знак особого уважения.

"Все мы умрем — сказал монах-джайнист, а эти люди закончили свой земной путь достойно".

Как видите, господа, на белом свете существуют разные виды религиозного экстремизма.

Media playback is unsupported on your device

Новости по теме