Фитнес-блог: что едят долгожители

  • 1 июля 2015
  • kомментарии
Мороженое Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Вот бы можно было есть только то, что хочется

В Лондоне наступила жара. Я жару обожаю, потому что именно при ней можно наконец-то жить так, как хочется, и временно освободить себя от всяческих обязательств.

Например, не ходить в спортклуб и не делать никаких упражнений, потому что твое тело и без того переживает некие экстремальные условия, так зачем же его еще больше насиловать? Плюс в жару перестает хотеться есть. Хочется только пить кофе и есть мороженое. Или пить кофе-гляссе и есть фрукты-ягоды.

Я еще в детстве как-то задумалась: а почему нельзя всегда есть только то, что очень любишь? Ведь говорят, что если твой организм чего-то жаждет, значит ему это для чего-то надо, как женщинам в беременности.

Совершенно неожиданно, причем тогда же, классе в третьем-четвертом, я получила ответ на свой вопрос. Вернулся из экзотической страны мой близкий родственник. Он там пробыл долго и страшно соскучился по пломбиру за 48, потому что в той экзотической стране все было, а вот такого сливочного мороженого не было. Мой родственник спустился в палатку у нашего дома и вернулся с сумкой, груженой серебристыми "слитками", и на мой вопрос, зачем ему столько много, ответил: "Чтобы каждый раз не бегать".

И вот каждое утро я с тихой грустью смотрела, как он садится за стол, разворачивает обертку и, не перекладывая на тарелку, прямо с фольги съедает весь брикет. Больше родственник ничего не ел, говорил, что не хочется, только пил кофе и курил сигареты. Со мной бы такие штучки не прошли, но, поскольку он был облечен авторитетом возраста и положения, с ним никто не спорил.

Так прошла неделя. А потом вдруг мой родственник сказал: "У меня ничего не болит, только как-то мне лихо", и пошел к врачу. Доктор попросил его расстегнуть рубашку и, едва дотронувшись до правого подреберья, вздрогнул – настолько раздулась его печенка, прямо как у французского гуся на паштетной ферме.

Все оставшиеся дни своего отпуска он просидел на специальной диете, а я тайно радовалась – мне-то по причине плохого горла мороженое разрешалось только: а) в летнее время, б) в домашних условиях, в) в сильно подтаявшем виде – таком, за который в хорошем ресторане надо требовать либо замены блюда, либо увольнения официанта, г) запивая горячим чаем. Это, к сожалению, не шутка.

У меня, кстати, до сих пор отношения с мороженым несколько непростые. Например, где-нибудь за границей я его себе позволяю, только уже занося ногу на трап самолета. Потому что если вдруг разболится горло, то я уже прилечу домой и болеть своей ангиной буду дома и не испорчу себе весь отпуск. Вот какова сила полученных в детстве установок.

Хотя вот невежды-англичане совершенно не увязывают мороженое с простудой, полагая, что нет ничего лучше, чем снизить температуру и боль в горле, съев эскимо.

Что есть, чтобы не умереть

Мои размышления о необычных пищевых привычках подстегнуты не только жарой, но и в немалой степени недавним просмотром документального фильма английского ресторанного критика Джайлза Корена "Есть, чтобы жить вечно".

Я люблю читать Джайлза, мне кажется, что он ест и пишет от моего имени. Вот и на тот раз он задался вопросом, который мне тоже небезразличен: есть ли на свете какое-то правильное питание, которое могло бы продлить пребывание на нем.

Причем, вопросом не праздным и ко мне тоже имеющим отношение. Дело в том, что отец Джайлза умер довольно рано и не увидел своих внуков, поэтому Джайлз решил не идти, по возможности, по его стопам и вовремя задуматься о правильном питании.

Image caption Ресторанный критик и ведущий Би-би-си Джайлз Корен

Перво-наперво Джайлз посетил американскую супружескую пару, Пола и Мередит, которые уже 20 лет практикуют ограничительную диету и намереваются прожить до 150. Они сразу посадили Джайлза на 500 калорий в день и вместо еды стали проводить "медитационные перекусы ", то есть заставили его представить себе чернику и орехи и почувствовать их воображаемый вкус во рту.

На завтрак критику дали кислую капусту, поскольку, как всякая ферментированная пища, она полезна для микробиома, то есть сообщества микроорганизмов, проживающих в нашем с вами кишечнике.

Чтобы этот микробиом улучшить, некоторые особо рьяные сторонники микробиомной диеты даже идут на трансплантацию себе чужих какашек - из кишечника здорового донора – ту еще процедуру, которая, кстати, начинает пользоваться все большей популярностью.

Сырые коренья и добытый протеин

Неудивительно, что Джайлз бежал от парочки (чей возраст, кстати, так и остался "за кадром") в объятья сторонников палеодиеты, которых только в Штатах насчитывается шесть миллионов человек.

Их идея в том, что у человека с древнейших времен эволюционировал только мозг, а вся генетика осталась на уровне того периода, когда он, прикрывшись шкурой, бегал с каменным топором за дикобразом и питался сырыми кореньями и изредка добытым на охоте протеином.

Наш ресторанный критик побывал в связи с этим у одного молодого человека из Кентукки, который сидит на сырой палеодиете. Эту часть фильма я смотрела так, как я обычно смотрю триллеры, то есть отвернувшись от телевизора и под дирижирование моего сына – "сейчас смотри - сейчас не смотри". Чувак на глазах у Джайлза и его оператора убивал домашнее животное и… в общем, дальше я не смотрела.

А потом Джайлз поехал на слет фруктарианцев где-то в солнечной Калифорнии, которые питаются только фруктами, орехами и семечками. Эта часть путешествия была наиболее сочная и заманчивая; нам только с Джайлзом так и осталось непонятно, сколько можно протянуть на такой диете, потому что основная часть ее последователей - и без того люди молодые, красивые и загорелые. Я, честно говоря, и сама порой скатываюсь во фрукторианство, но часто это почему-то заканчивается, как в детстве, когда объешься зеленых яблок…

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Есть ли смысл есть 500 калорий в день или только фрукты?

К счастью для Джайлза, все его диетические изыски сопровождались подробным "дебрифингом" по скайпу с его семейным доктором, которая быстро развеяла мечту о питании в райских кущах. Оказывается, фруктарианцы получают только 6% калорий из содержащихся во фруктах белков. Плюс к этому, они совсем не восполняют запасы витамина B12 (который формирует эритроциты, отвечает за углеводно-жировой обмен, да и для нервной системы он необходим). Я также узнала, что такая безобидная вещь, как банан, может принести вред: если их съесть много, то даже у здорового человека может возникнуть аритмия.

Эти сессии по скайпу Джайлза и его доктора снова отослали меня в мое детство, когда что-то очень похожее, в тех же терминах и выражениях, я слышала из уст своей бабушки, профессора медицины. Такие "дебрифинги" у меня дома проводились постоянно в сопровождении рассказа, неизменно начинавшегося словами "привезли ко мне в клинику мальчишку/девчонку…"

Нам, внукам, например, строго запрещалось устраивать соревнования типа "кто на спор съест или выпьет больше", как и баловаться с едой, забрасывая с высоты себе или брату с сестрой в рот вишню или еще какую мелкую ягоду. Были, конечно, у моей бабушки и перекосы (см. выше инструкцию, как есть мороженое), но они касались почему-то только дражайших внуков. Сама она прожила 92 здоровых года, не сидя ни на одной диете, ни разу в жизни не посетив спортивный зал и не отказавшись до конца дней ни от кофе, ни от сливочного масла. Ее кредо были умеренность и постоянство.

Кстати, Джайлз под конец своего диетического вояжа посетил некоего дедушку, который вот уже 113 лет живет в городе Феникс, ходит ежедневно до завтрака полтора километра, дважды в год ест баранину и, по большому счету, ни в чем себе особо не отказывает.

Но что самое главное – он совершенно на свои 113 не выглядит. Хотя, с другой стороны, что это на самом деле значит, никто, пожалуй, толком не знает.

Джайлз напоследок возьми да и спроси молодящегося старца: не грустно ли жить так долго, есть ли в этом что-то неправильное? Дед ответил "нет". Ему, конечно, виднее.

Новости по теме