Блог экономиста. Игра в "шашечки"

  • 29 июля 2015
  • kомментарии
Парковка такси и рука с телефоном Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Низкие цены и понятный интерфейс снискали Uber любовь пассажиров и ненависть коллег по всему миру

В июле до России докатилась европейская волна недовольства Uber и подобными ему сервисами по вызову недорогого такси. В отличие, например, от французов, отечественные таксисты пока не добились приостановления работы высокотехнологичного конкурента, и потребители, уставшие от перевозочной "мафии", могут торжествовать.

Однако регуляторам и бизнесу рано расслабляться, ведь вышедший на поверхность спор является отражением давно назревавших глубоких перемен.

Главной претензией, которую предъявляют Uber, является возможность любому желающему зарабатывать частным извозом. При этом компания, не имеющая собственных водителей и парка, не дает гарантии качества и неплохо экономит на налогах, предоставляя участникам сервиса самостоятельно улаживать налоговые вопросы с государством.

Своей внешней простотой эта система отдаленно напоминает сетевой маркетинг, благодаря которому, как гласит реклама, простой гражданин в одночасье может стать предпринимателем. Аналогичным образом, сотни, а возможно и тысячи людей с помощью блогов и социальных сетей встали в один ряд с традиционными СМИ, не будучи при этом ограничены рамками отраслевого законодательства.

Наличие или отсутствие лицензии или государственной регистрации сегодня является одним из важнейших атрибутов бизнеса. Благодаря официально выданному документу пациент знает, что пришел на прием именно в медицинскую организацию, а не в шаманский шатер. Студент уверен в том, что по окончании обучения получит признаваемое всеми доказательство наличия знаний и квалификации. Хотя, конечно, лицензии и сертификаты сами по себе не избавляют нас от плохих врачей и преподавателей.

В свою очередь государство получает право контролировать субъектов рынка, следя за соблюдением лицензионных требований. И в то время как сторонники свободного рынка, ссылаясь на бремя и неэффективность проверок, призывают к отмене лицензирования, многие профессиональные группы, напротив, видят в этом механизме инструмент защиты от конкуренции. Как показало противостояние Uber с парижскими таксистами, в этом процессе бизнес зачастую выступает с активных позиций и способствует повышению регуляторных требований.

Ответ на вызов прогресса

Совместными усилиями бизнес и государство могут настолько высокого поднять планку входа на рынок, что под ней, образно говоря, можно будет пройти, не нагибаясь. И пример Uber наглядно показывает, как можно достичь успеха, если обойти гору, а не лезть на нее.

До сих пор российские законодатели и регуляторы отвечали на вызовы прогресса, просто расширяя область регулирования без какой-либо сущностной модификации надзора (например, приравняв популярных блогеров к СМИ). Однако сетевой характер большинства современных высокотехнологичных сервисов позволяет дробить объекты регулирования вплоть до отдельного человека. "Но если каждый возьмет вину на себя, то на всех не хватит вины", – пел классик отечественного рока. Саморегулирование, ранее представлявшееся хорошей альтернативой государственному лицензированию, как было сказано выше, не всегда способствует конкуренции.

Учитывая, что надзор воспринимается как кнут, в сложившейся ситуации экономических субъектов, вероятно, необходимо дополнительно стимулировать, чтобы те оставались в рамках регуляторного поля.

И в отдельных секторах такие стимулы уже есть. Например, на банковском рынке это возможность доступа к системе рефинансирования. При этом субъекты регулирования должны быть уверены в том, что регулятор исполняет свои функции надлежащим образом, пресекая попытки обойти ограничения.

Именно для сохранения авторитета (или лица) министерство внутренних дел Франции вынесло предписание о приостановлении работы Uber.

Однако не следует забывать, что конечным бенефициаром регулирования является не государство, а граждане. В свою очередь, потребитель всегда не прочь сэкономить, предпочитая не думать о том, за счет чего достигается низкая цена.

Ведь у большинства понятие "монополизм" ассоциируется с высокими ценами. Но демпинг – одна из наиболее распространенных форм устранения конкурентов. Недаром экономисты Даниэль Ергин и Иосиф Станислав в своей книге и фильме "Командные высоты" цитируют одного из чиновников антимонопольного ведомства США, признавшего, что большую часть времени он тратил на борьбу не с высокими, а с низкими ценами.

Со временем мы, вероятно, увидим, как сервисы, подобные Uber и его коллеге в области краткосрочной аренды жилья Airbnb, сделают первые шаги в других защищенных регулированием секторах. Спрос на эти инновации обеспечат сочетание свободы выбора, понятного интерфейса и низких цен.

В России они будут появляться едва ли не быстрее, чем за рубежом. И чем быстрее мы разберемся с тем, что, зачем и как мы регулируем, тем спокойнее нам будет за свои рабочие места и кошельки.

Новости по теме