Блог Александра Кана. По следам Петра I в Дагестане

  • 1 августа 2015
  • kомментарии
derbent_peter
Image caption Музейный комплекс "Дом Петра I в Дербенте" добавил еще одну достопримечательность древнему городу

На прошлой неделе я совершенно неожиданно для себя попал в Дербент, самый южный и, как оказалось, самый старый город России. К стыду признаться, чуть ли не всё знание о городе сводилось у меня к почему-то крутящемуся в голове названию старинного советского фильма "Танкер "Дербент"", который я к тому же еще и не видел.

Попал я туда в связи с торжественным для города событием – открытием мемориального комплекса "Дом Петра I в Дербенте". И вновь постыдное невежество журналиста-дилетанта: я и понятия не имел, что прославившегося основанием Санкт-Петербурга и по большей части своими северными походами первого русского императора заносило так далеко на юг, в город на Каспии.

Но приглашение выглядело более чем заманчиво – никогда не виданный мною экзотический и во многом загадочный Дагестан.

Даже опасливое предупреждение приятеля, многоопытного путешественника, о том, что в Дагестане, в отличие от умиротворенной/покоренной Кадыровым соседней Чечни отнюдь не все спокойно, не смогло остановить любопытства: конечно же, еду!

Петр в Дербенте

В 1722 году, одержав победу в Великой Северной войне и приняв титул императора, Петр решил к северным завоеваниям добавить и южные.

Он отправился в так называемый Персидский поход. Задача состояла в овладении Каспийским морем и восстановлении под контролем России торгового пути из Персии и Индии в Европу.

Image caption Память о Петре и без нового комплекса чтут в городе

Нельзя сказать, что поход был особенно успешным. Большая часть построенного специально для него флота в составе 200 кораблей погибла при шторме, но российские войска практически без сопротивления овладели городом Дербент.

Завоевание не было окончательным. Еще в течение почти столетия Дербент по очереди оказывался под контролем России и Персии, пока в 1813 году окончательно не вошел в состав Российской Империи.

Однако проведенные первым российским императором в Дербенте в августе 1722 года несколько дней стали памятным событием в истории России.

По своему обыкновению Петр отказался жить в каких бы то ни было покоях, а велел построить для него крохотный (несмотря на свой внушительный рост, он предпочитал тесное, низкое жилье) домик, практически землянку. Его так и называли "землянка Петра".

С 1848 года, когда наместник Кавказа князь Воронцов распорядился обнести "землянку" оградой, она стала местом паломничества членов императорской семьи. Большое впечатление "землянка" произвела и на побывавшего в Дербенте и описавшего ее в книге "Кавказ" Александра Дюма.

В 1862 году над домом-землянкой был возведен павильон-колоннада, который выполнял роль своеобразного каменного футляра для защиты памятника от разрушения и забвения.

Ни того, ни другого, впрочем, избежать ему не удалось. В советские годы павильон был столовой промкомбината, потом приспособлен под жилье, о землянке Петра попросту забыли, и долгое время она считалась утерянной.

Наследие на любой вкус

За возрождение утерянного памятника взялись только в этом году. За считанные месяцы в Дербенте вырос целый музейный комплекс. Восстанавливать домик Петра не стали. Основание его фундамента покрыто стеклом, павильон-колоннада зато восстановлен, и все сооружение покрыто стеклянным саркофагом.

Image caption Остатки "землянки Петра" окружены каменной колоннадой, на которой, как могли, воспроизвели надпись 1862 года и покрыли стеклянным саркофагом

Во дворе - бронзовая копия знаменитого памятника Петру I работы скульптора Марка Антокольского, впервые установленного еще в 1903 году в Таганроге.

А за памятником – новое здание музейного комплекса, в котором будет формироваться постоянная экспозиция, будут проходить выставки, выступления, концерты, научные конференции.

Первая такая конференция прошла здесь прямо в день открытия музейного комплекса. Вела ее дочь народного поэта Дагестана Расула Гамзатова, член-корреспондент Академии художеств России Патимат Гамзатова.

Специалисты музейного дела из Москвы, Петербурга, Таллина, Переславля-Залесского рассказали о работе связанных с Петром музеев в своих городах.

А живущие в Париже историки Дмитрий и Ирина Гузевичи рассказали о проведенной ими работе по исследованию, каталогизации и систематизации петровских памятников по всей Европе.

Как оказалось, лишь Наполеон может соперничать с первым русским императором по числу связанных с ним мест.

Причем во многих случаях связь эта чисто мифическая – на самом деле Петр там не бывал, но популярность его так велика, что приписать себе на основе смутных легенд петровскую ассоциацию оказывается не только почетно, но и выгодно: на имя Петра туристы слетаются, как пчелы на мед.

Как сказал мне руководитель петербургского Института Петра Великого, директор Фонда имени Лихачева Александр Кобак, в нынешних условиях растущей автаркии и отказа от европейских ценностей России популяризация Петра и его идей становится особенно важной.

В то же время он напомнил мысль историка Евгения Анисимова о многогранности и универсальности петровского наследия:

"Удивительным образом Петр угодил многим. Либералы и западники благодарны ему за открытые на Запад врата государства. Петр угодил и технократам, чуждым политики, осуществив невиданный по объему перенос в Россию знаний, приемов и навыков. Петр угодил и поклонникам имперских ценностей, сделав Россию могущественной державой, которую до сих пор боятся соседи".

"Поэтому Петр равно почитаем всеми. Такое крайне редко случается в истории", - убежден Александр Кобак.

Так сколько же лет Дербенту?

Наше пребывание в Дербенте пришлось на период поистине лихорадочной подготовки города к намеченному на сентябрь празднованию его 2000-летия и прибытия в этой связи сюда президента Путина.

Image caption Город лихорадочно готовится отметить свое 2000-летие

По восходящей еще если не к Петру то к Екатерине и ее фавориту князю Потемкину традиции в городе усиленно мостят дороги и тротуары, подкрашивают фасады, чистят и скребут.

Чистить и скрести есть что.

Дербент представляет собой шокирующий и, увы, по всей видимости, не столь уж непривычный для российской провинции контраст. С одной стороны, великолепная древняя крепость Нарын-Кала с остатками шахского дворца; мечеть Джума, древнейшая в России и пятая по возрасту и значимости в мусульманском мире; Дербентская стена, восходящая еще ко временам Сасанидов; Армянская церковь с музеем ковров; средневековые Девичьи бани. Все это совершенно справедливо и заслуженно внесено в фонд Всемирного наследия ЮНЕСКО.

С другой – грязные и замызганные улицы и дома, пыльные и совершенно разбитые улицы и дороги, унылая и малопривлекательная убогость большей части городского пространства.

Парадоксально, но даже более чем почтенный 2000-летний возраст многими в Дербенте – в том числе и, быть может, даже в первую очередь специалистами-историками - принимается с изрядной долей скепсиса.

Image caption Древняя крепость Нарын-Кала - одна из главных достопримечательностей города

Первые поселений в этих местах появились еще 5 тысяч лет тому назад. Однако, по существующему в мировой истории и археологии правилу, точкой отсчета возраста города считается момент, начиная с которого люди жили в этих местах без перерыва. Тем не менее, существует еще одна дата – 2700 лет, которая местным специалистам кажется бесспорной.

"Когда мы подняли вопрос о возрасте города, желая отметить его юбилей, - рассказывает мне заведующий крепостью Нарын-Кала Вели Юсупов, - в Академии наук нам сказали: погодите, не надо торопиться, надо разобраться".

"Разбирались два года, и постановили: да первые поселения появились здесь 5 тысяч лет назад, но городом они стали только три тысячелетия спустя".

Решение это Вели Юсупов считает чисто политическим.

"Насколько я знаю, было выражено явное недовольство со стороны некоторых государств в частности Армении и Италии, тем что Дербент окажется древнее Еревана или Рима. Поэтому ситуацию решили не осложнять. В принципе можно было поторговаться. Но мы на этом не остановимся. Отметим две тысячи и будем копать дальше", - с иронической улыбкой говорит он.

Бойтесь своих желаний…

Побывать в Дагестане и не отправиться в горы было бы настоящим преступлением. Весь день в горах меня не покидало смешанное чувство. С одной стороны, детский, благоговейный восторг и преклонение перед величественной, божественной красотой почти нетронутых гор, ущелий, водопадов.

С другой – досада и сожаление: почему, ну почему вряд ли сильно превосходящие Кавказ по великолепию Альпы или Большой каньон привлекают многие тысячи туристов, а в эти божественные уголки, как рассказывают местные жители, туристские группы заглядывают раз-два в месяц. Тем более, что совсем недалеко и Каспий - теплое море.

За горным перевалом – Чечня. Но местные жители уверяют, что теперь здесь все тихо. Хотя время от времени попадаются блок-посты и плакаты "Террору – нет!"

А в одном из самых роскошных мест мы даже встретили группу людей с огромными листами чертежей-планов в руках. Как будто моя досада была услышана: здесь, оказывается, вовсю готовятся строить грандиозный туристический комплекс: гостиница пятизвездочная, гостиница четырехзвездочная, лыжный курорт зимой, спа, гольф-поле, теннисные корты.

Вроде надо было радоваться, но мне почему-то стало грустно. Курортов по миру множество, а такая вот первозданная нетронутая красота мало где осталась.

Новости по теме