Блог Кречетникова. Сетевой эксгибиционизм

  • 4 августа 2015
  • kомментарии
"Фейсбук"

Начну издалека.

На свете нет практически ничего стопроцентно хорошего и абсолютно плохого. Все имеет положительную и отрицательную сторону.

Поэтому существует понятие "цена прогресса". Автомобиль убил благородное искусство верховой езды. Авиация отменила романтику трансокеанских путешествий на белоснежных лайнерах, на борту которых люди, бывало, сочиняли книги, заводили романы и раскрывали преступления. Генная инженерия несет небывалые возможности и одновременно большие опасности.

Требование, чтобы новое не имело никаких негативных последствий, равнозначно требованию ничего в жизни не менять.

Сказанное в полной мере относится к величайшему изобретению последних десятилетий, интернету.

"Будка гласности"

Вот недавно я прочитал интересное интервью писателя Алексея Иванова, автора повести "Географ глобус пропил".

"К соцсетям отношусь негативно. В реальной жизни нужно заслужить право быть услышанным, а соцсети дают право голоса любому", - сказал он.

В юности пределом мечтаний и венцом карьеры в моих глазах было стать колумнистом в солидном издании. Достиг, потратив на это 25 лет жизни. Но раньше слова маститого обозревателя, вроде Уолтера Липпмана или Александра Бовина, звучали, как колокол на башне вечевой, к ним прислушивались и правители, и публика. А теперь любой дурак может написать в Сети что угодно, и чем он, собственно, от меня отличается?

Правда, некоторое время назад я обсуждал эту проблему с очень умным старшим коллегой, и он меня утешил, заметив, что мало что-то сказать, а надо сказать ярко и толково.

Поэтому качественная журналистика всегда будет востребована. Если отдельные блогеры завоевывают громадную аудиторию, значит, они журналисты от Бога, просто пришли в профессию по-другому. А конкуренции бояться не следует.

Можно взглянуть на вещи и с другой стороны. В моей первой редакции один сотрудник учился на заочном отделении факультета журналистики и попросил меня перевести для его дипломной работы статью из американского журнала. Она меня поразила.

Мы понимали под гласностью и свободой печати право журналистов писать, а читателей читать без цензуры. Американцы уже в 1980-х годах пошли дальше: почему право влиять на общественное мнение монополизировано горсткой журналистов, редакторов и экспертов, а остальные могут высказываться только перед женой на кухне?

Обязать газеты публиковать без купюр все письма - никакой бумаги не хватит. Так они создали за счет местных бюджетов городские кабельные телеканалы наподобие нашей перестроечной "Будки гласности". Каждый имел право подать заявку и в течение пяти минут говорить в камеру что угодно, кроме призывов к насилию, оскорблений и непристойностей.

Смотрели эти каналы в среднем 2% граждан, зато в очередь поговорить записывались за два месяца.

Соцсети и блоги сняли эту проблему полностью и навсегда. Ну, так, может, радоваться надо? Торжество равенства и демократии?

Отказ от приватности

Есть еще явление, которое я называю "сетевым эксгибиционизмом".

Стремление высказаться по общественно значимым вопросам, уж там разумно и со знанием дела или не очень, мне понятно и близко. Желание задокументировать собственную жизнь для себя и родных - тоже. Во все времена были дневники и семейные фотоальбомы.

Но зачем так много людей во всем мире с упорством, достойным, как мне кажется, лучшего применения, выкладывают в соцсети личную информацию?

Чуть ли не ежедневно узнают, что кто-то где-то из-за этого угодил в неприятности, а то и погиб, пытаясь снять селфи, и все равно делают!

С одной стороны, чрезвычайно озабочены неприкосновенностью своей частной жизни, которая, между нами, даром никому не нужна, и происками пресловутого "Большого брата", с другой стороны, сами добровольно обнажаются.

Это превратилось в знамение времени, в какую-то манию. Недавно я услышал анекдот: если на день отключить интернет, толпы народа станут бродить по улицам со своими фото и спрашивать: "Вам нравится?".

С интересом выслушаю иные версии. Но я вижу за этим тщеславное желание прославиться любым способом, не имея к тому оснований. Заставляющее некоторых туристов писать на исторических достопримечательностях: "Здесь был Вася".

У Чехова есть рассказ "Радость", главный герой которого ликовал, что его имя пропечатали в газете - в коротенькой заметке о том, что коллежский регистратор Дмитрий Кулдаров в нетрезвом виде попал под лошадь. Но Антон Павлович своего персонажа высмеивал, а теперь это норма. Вот пусть все знают, в каком настроении я сегодня встал, как позавтракал и куда пошел!

В Британии обсуждается законопроект о "праве на забвение" для недавно вышедших из нежного возраста. Мол, подросток выложит в Сеть снимки, на которых, например, купается голышом, а спустя несколько лет они попадут на глаза жене, мужу или работодателю.

Я бы на месте британцев этого не делал. Будут у кого-то неприятности - так им и надо! Может, кому-то послужит уроком.

Купайтесь на здоровье! У немцев есть поговорка: "В молодости следует перебеситься". Но интернет для чего замусоривать?

Чувство ответственности

С публичных персон особый спрос. Соцсети создают вредную иллюзию, стирают грань между общественным поведением и ни к чему не обязывающим трепом с приятелями.

На прошлой неделе власти Украины лишили аккредитации британскую журналистку Китти Логан. Не вдаваясь в подробности и в спор, кто прав, замечу, что все началось с ее поста в "Фейсбуке".

Прошлой осенью из-за одного короткого твита журналиста "Эха Москвы" Александра Плющева возникли серьезные проблемы и у него, и у всего "Эха".

Сугубо личная позиция, для собратьев по цеху необязательная, но я принципиально не завожу аккаунтов в социальных сетях. Считаю это непрофессиональным поведением. В отличие от остальных людей, журналист имеет возможность высказываться на страницах или в эфире СМИ, а чего не может сказать там, того и в сетях говорить не должен.

Без денег и обмана

Напоследок - о сфере жизни, где цифровые технологии, как мне кажется, могли бы принести большую и несомненную пользу.

В России, как и в ряде других стран, политическим партиям, ранее не представленным в парламенте, и кандидатам-самовыдвиженцам для участия в выборах надо собрать определенное количество подписей граждан.

Понятно, чтобы получить тысячи подписей, десятки людей должны много дней больше ничем не заниматься. Всякий труд требует вознаграждения. Партии прибегают к услугам платных сборщиков, в основном студентов и пенсионеров.

Это нормально, никем не возбраняется, но открывает неограниченный простор для грязных политтехнологий. Достаточно подсунуть пару провокаторов, которые распишутся за несуществующих людей, и пожалуйте бриться: ваши подписи недействительны, и сами вы мошенники!

Вот бы перевести сбор подписей в электронный формат! Технически это возможно: платим же мы в интернете за коммунальные услуги, получаем всякие справки. И обмана не будет, и денег не потребуется.

Новости по теме