Из Англии на континент: пробки, пиво и бывшие соотечественники

  • 17 августа 2015
  • kомментарии
Правообладатель иллюстрации Larissa Semenova
Image caption В Бельгии производят более 600 марок пива

Мы продолжаем новый блог, посвященный повседневной Британии - той, которую не всегда видно из туристического автобуса. Ведут его несколько российских авторов, живущих и работающих в этой стране.

Все тексты Британского блога.

Владимир: Решили съездить в небольшое путешествие на автомобиле по континенту: Британия – Франция – Бельгия – Британия. Мы всегда стараемся сделать три-четыре недельных перерыва в году, выделяя себе такой отпуск каждые три-четыре месяца.

На этот раз перед отъездом встали рано - нужно было встретить машину с пивом, заказанным на всю неделю. Я попросил водителей длинной пивной фуры заехать к нам раньше всех остальных пабов в этот день, что они и сделали уже в семь утра. На всю улицу было слышно, как бочки с грохотом выкатываются на мостовую.

Из Британии на автомобиле возможно выбраться двумя путями - через Евротоннель или на пароме. Любимый вариант - ночной паром из Портсмута в Нормандию или Бретань с каютой на двоих, но в этот раз наш маршрут пролегал через другой важный для Британии город-порт, Дувр. Там - на паром, потом высадка во французском Данкерке, рывок на Ватерлоо в Бельгии, две ночи в Брюсселе, потом в гости к Рубенсу в Артверпен и, перед дальней дорогой обратно в Королевство, привал в сказочном Брюгге.

Жаль, этим летом переправа через Евротоннель или по морю на паромах была затруднена из-за проблем во французском порту Кале.

Мы выехали из дома в девять, но помимо рядовых проблем с трафиком, выяснилось, что шоссе М20 до Дувра перекрыто - полиция использовала отрезок этой дороги как парковку для фур, пытавшихся попасть во Францию. Пришлось ехать в объезд.

У входа в Дуврский порт нас ждала очередь из автомобилей, и стало ясно, что теперь спешить некуда. Отплыли на три часа позже, чем планировали, и только в семь вечера оказались на французской земле.

Правообладатель иллюстрации Larissa Semenova
Image caption От Дувра до Кале примерно 40 км на пароме, это кратчайший путь по морю между Англией и Францией

Покатили в сторону Бельгии - нас ждала русская знакомая, любезно пригласившая в гости на барбекю.

Следующий день мы провели в окрестностях Ватерлоо, где этим летом отмечалось 200-летие последней битвы Наполеона. Прогулялись по городку – сейчас это место жительства благополучных бизнесменов из Брюсселя, который отсюда всего в 15 километрах на север.

Зашли в собор Святого Иосифа – там перед битвой молился герцог Веллингтон. Потом снова в машину, три минуты за рулем, и перед нами поле с громадным холмом, насыпанным руками фламандских женщин в память о ранении принца Оранского. На самой его вершине сверкал лев, выплавленный из французских пушек.

Хвала, о юноша герой!

С героем дивным Альбиона

Он верных вел в последний бой

И мстил за лилии Бурбона.

Правообладатель иллюстрации Larissa Semenova
Image caption 200 лет назад здесь сошлись в схватке две армии

Где-то тут, недалеко, солдаты старой гвардии, выстроив последнее каре, предпочли смерть сдаче в плен. Фраза, которую я выучил с детства, запомнив непонятную транскрипцию кириллицей из Малой советской энциклопедии, стерлась из памяти, и в голове всплывали какие-то мутные обрывки французского. Неожиданно сбоку послышалась русская речь, и обрадовавшись, я повернулся к группе из трех человек, разговаривавших между собой.

Правообладатель иллюстрации Larissa Semenova
Image caption Купили несколько бутылок "Ватерлоо" любимым постоянным посетителям

- Извините, Вы не помните, как звучала по-французски фраза , которой Камбронн ответил англичанам в ответ на их предложение сложить оружие?

- Вы, эта, мужчина, отойдите, мешаете нам делать фотографии, в кадр влезаете. Вон француз, у него и спрашивайте.

Я внимательно посмотрел вокруг, передо мной расстилалось огромное пространство, где двести лет назад сошлись две армии общей численностью сто сорок тысяч человек, несметное количество лошадей, артиллерия, обозы, маркитантки. Неожиданно я понял, что на поле никого нет кроме меня и группки людей из трех человек. Продолжать разговор не имело смысла, я повернулся и пошел прочь.

Два дня в красивом, но излишне суетливом Брюсселе пролетели незаметно. После Брюсселя путь наш лежал в Антверпен – там мне запомнился дом Рубенса и место у реки, где жил великан Дрюон Антигон, взимавший плату со всех кораблей, проходящих мимо. Если кто-либо отказывался платить, Антигон отрубал капитану руку и бросал в реку. "Бросание руки" - hand werpen - образовало название города "Антверпен".

Правообладатель иллюстрации Larissa Semenova
Image caption В Антверпене повсюду искусство

В Антверпене на главной рыночной площади, где раскинулась передвижная ярмарка с кибитками, мы купили картинки-объявления для нашего паба, которые теперь можно увидеть на здании "Джордж и Дракон" .

Последней точкой нашего путешествия был Брюгге, город, куда хочется приезжать еще и еще, есть в нем что-то особенное, что отличает от всех остальных средневековых городов Европы.

На рыночной площади можно увидеть ту самую башню, которая часто появляется в фильме про английских гангстеров "Залечь на дно в Брюгге", а за углом можно обнаружить музей пива. Сама улица ведет к базилике, где хранится одна из важнейших реликвий христианского мира - кровь Христа , привезенная крестоносцами из Иерусалима.

Правообладатель иллюстрации Larissa Semenova
Image caption В баре при музее пива можно попробовать сорта, получившие международные награды

Лариса: В Бельгии производят более 600 марок пива, поэтому здесь все пьют этот напиток, и даже изготавливают пиво для собак. В пиве варят мидии и тушат мясо, есть оно со вкусом шоколада, карамели, вина, различных фруктов, орехов и специй.

Я - любитель вина, но в Бельгии пила разное пиво каждый день, конечно же удалось попробовать только несколько сортов, выбор огромный. Одно из понравившихся - это пиво "ламбик", которое производят в Бельгии более 500 лет способом самопроизвольного брожения с использованием диких дрожжей в бочках, где ранее выдерживались вина.

В Брюсселе очень популярен ламбик "Крик" с добавлением тёмной вишни. Есть легенда, что это пиво сварили впервые во времена крестовых походов, добавив вишню, чтобы придать напитку красный цвет, символизирующий кровь Христа.

Еще запомнилось аббатское пиво St. Bernardus, которое варят по старинному рецепту монахов в Западной Фландрии. Самое крепкое - около 11 градусов - попробовала в баре Антверпене, в его вкусе чувствуются нотки шоколада и фруктов. После одного глотка "Святого Бернарда" наступает полное расслабление.

Правообладатель иллюстрации Larissa Semenova
Image caption Полное расслабление в Брюгге

Часто мы забываем, что нашу русскую речь могут понимать окружающие. На этот раз удивили сын с мужем. В Бельгии нас в отелях атаковали комары - отголосок прошлого, болотистой местности региона. Когда мы присматривали шоколад и подушки на улице нашего любимого вечернего Брюгге, муж с сыном говорили по-русски, обсуждая комариные укусы. Рядом стоял стильный мужчина с собачкой, приятно пахнущий дорогим парфюмом. Неожиданно он повернулся и заговорил с нами на русском. Остаток вечера мы провели в его компании. Он показал нам город с другой стороны, нам незнакомой и мы полюбили Брюгге еще больше.

Новости по теме