Российские клиенты лондонского Сити: кто они?

  • 21 августа 2015
  • kомментарии
Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption В начале 2000-х Россия была "горячей темой" в Сити

Русский отдел нашей фирмы существует около двадцати лет, и его меняющаяся и развивающаяся клиентура стала барометром отношения Британии к России, и России к Британии.

В начале 2000-х к нам хлынул поток клиентов, желающих открыть офис в России, сотрудничать с российскими банками и ассоциироваться с перспективной экономикой страны, подразумеваемой под буквой "Р" в аббревиатуре БРИК.

В Сити вообще активно набирали "русскоговорящих", особенно ценились те, кто получил профессиональное образование в России и был знаком с особенностями, так сказать, российской культуры работы.

Россия стала такой "горячей темой", что я даже создала небольшой отдел по помощи в оформлении документации при открытии счетов в российских банках, активно сотрудничала с набирающими обороты российскими юридическими фирмами, разбиралась со всеми формальностями и передавала своим клиентам документы в удобоваримом виде.

У британских бизнесменов уже появился аппетит на еще неизведанную, но такую богатую географическими и экономическими возможностями страну. Многие делились со мной опасениями о бюрократии и закрытости российских чиновников, но в тот же момент вспоминали о щедрых русских, которых им довелось встречать, и это определяло решение инвестировать в Россию.

Однако такой интерес держался недолго, и к середине 2000-х он перерос в более взвешенный и скромный деловой подход.

Средний класс россиян в Британии

Те, кто инвестировал, стали обращаться с просьбой прояснить, "а почему в России требуется именно так писать конкретно в этой графе, только кириллицей и подавать документ ни днем позже". Однако вскоре, судя по всему, в России на помощь желающим стало приходить новое поколение юристов, хорошо говорящих по-английски и старающихся понять менталитет зарубежных инвесторов.

В большинстве своем, клиенты сетовали на то, что уйти из России сейчас будет дороже, чем остаться, так что, мол, хочешь - не хочешь, с бюрократией надо смириться и просто продолжать работать. Но глаза клиентов уже не горели прежним энтузиазмом.

Одновременно, к нам стали обращаться все больше и больше приезжающих из России иммигрантов, в основном за заверением на русском языке вполне стандартных документов, таких как доверенности и согласия.

Русскоговорящее коммьюнити Лондона росло, включая уже многих выходцев из стран СНГ, и новых клиентов отличала искушенность, отличный английский и очевидное финансовое благополучие. И тут не идет речь о богатых русских - именно средний уровень тех выходцев из России, кто обращался к нам, был относительно высок. Я связывала это с открытостью России Западу в то время, и с тем, что для многих переезд в Британию стал жизненным выбором, а не отчаянной необходимостью.

Вслед за этим, примерно с конца 2000-х, от русскоговорящих клиентов пришла волна обращений, связанных с оформлением документов для использования во многих странах мира: от экзотических, таких как страны Карибского бассейна, Южная Африка и Юго-Восточная Азия, до вполне очевидной Европы.

Я поняла, что пришла пора расширения границ и что Британия становится мостом для исследований новых горизонтов теми, кто здесь уже осел.

То есть, Британия перестает быть тем Парижем, который стоит только один раз "увидеть и умереть", и мои бывшие соотечественники обдумывают другие варианты географии своего жизнеустройства. Почему бы и нет, подумала я: действительно, Лондон дорог и очень требователен.

Тихое пристанище

Была, и остается, иная категория клиентов - это те, что нашли в Британии тихое пристанище и наслаждаются плодами ее старинной демократии, правовыми институтами и, насколько это вообще возможно, прогнозируемой экономической стабильностью.

И несмотря на высокий статус некоторых из них, эти клиенты тоже меняются за время проживания в Британии: начинают разговаривать с моим секретарем по-английски, перенимают чисто британскую мягкую манеру делового общения. Канули в лету времена, когда меня в офисе могли окликнуть: "Эй, девушка",- что, правда, было очень уж смешно, чтобы меня оскорбить.

Так что, как оказалось, нотариальная фирма с почти 250-летней историей является прекрасной платформой для обозрения происходящих в мире (и Россия тут не исключение) изменений - и, надо заметить, это исключительно интересно.

Все тексты Британского блога

Новости по теме