Фитнес-блог. Упражнения и разговоры в отпуске

  • 3 сентября 2015
  • kомментарии
Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Где бы отпуск ни проходил, как правило, меняется все. Например, питание

Меня давно занимает вопрос: что делать со своим фитнес-режимом в отпуске? Позволить себе расслабиться и ничего не делать или же приспособить свою физрутину к походным условиям?

Тут, конечно, важно, где этот отпуск проходит. Если в палатке на берегу горной речки – это одно, а если, как у меня, в родном городе в компании родственников и близких – это совсем-совсем другое. Хотя, где бы он ни проходил, все равно, как правило, меняется все – режим дня, вода, питание (и его частота), потребление алкоголя, подушка и качество сна.

Как человек долго и медленно подходивший к здоровому образу жизни, я панически боюсь разлениться и с него соскочить. Мне кажется, что со мной может произойти то, что порой происходит с бывшими курильщиками (кем я, кстати, тоже являюсь), которые, расслабившись, вдруг позволяют себе одну сигаретку и начинают курить снова.

Тем более что сбой режима у меня обычно начинается уже в самолете, когда – чтобы загасить нервишки – позволяешь себе сначала сдобную булочку (с маслом), потом мини-бутылку шардоне (в 8 утра), затем еще кофе с обычным молоком (вместо соевого) и пошло-поехало. То есть приезжаешь к месту встречи и отдыха уже подотравленная, а тут сразу ждет застолье.

Первый вопрос, который мне пришлось решать, усаживаясь на прошлой неделе после самолета за стол, был – что пить: пятьдесят коньячку, бокал розового шампанского или спазмалгон с двумя но-шпами? Мне почему-то показалось, что последний "микс" будет самым оздоровительным, но мнения за столом тут же разделились.

Правообладатель иллюстрации Katerina Arkharova
Image caption Фитнес-режим на отдыхе меняется, порой необратимо

План и реальность

Споров по поводу того, как надо жить, было, как обычно, много: например, этот вечный вопрос по поводу сливочного масла, которое на моей исторической родине по-прежнему кладется куском на хлеб. Как своего рода символ благополучия это не может не радовать, да и для кожи действительно полезно, но если к нему присовокупить еще кусок докторской или импортозаместительного сыра, то мой встроенный в мозг счетчик калорий начинает нагреваться что твой калорифер.

Или вот еще дилемма: что полезнее – простой рафинад или неведомая мне ранее стевия, по поводу которой для поддержания продуктивного разговора пришлось срочно, в пересменке блюд, заглядывать в интернет?

Вообще, мой внутренний план, мысленно разработанный еще в Лондоне, был такой: зайти в пару спортивных магазинов - просто для ознакомления с ассортиментом, подбить юных родственников на одну сессию "горячей йоги", посетить бесплатную йогу в Парке Горького, а по утрам ежедневно делать отжимания и "планку".

Жизнь, конечно, внесла некоторые коррективы. Вместо "горячей йоги" юные родственники подбили меня смотреть в кинотеатре "Пионер" нового Вуди Алена на языке оригинала, запивая свежеприготовленным крюшоном из малины с имбирем. Поход в торговый центр окончился покупкой совершенно неожиданных товаров, недоступных для меня в Лондоне, но дешевых в Москве и совершенно не связанных с физкультурой и спортом. В Парке Горького вместо йоги я, по настоянию близких, села вместе с ними на шикарную круизную яхту-ресторан, которая так плавно отчалила и заскользила по Москве-реке, что, казалось, будто это не мы плывем мимо исторических красот столицы, а они медленным парадом шагают вдоль по набережной.

Правообладатель иллюстрации Katerina Arkharova
Image caption Полежать на насыпном пляже в Парке Горького тоже не получилось

Полированные лбы

Поскольку я приехала как раз к сезону активного консервирования даров леса и сада – деятельности, связанной в моем сознании с опасностью ботулизма, - то неизбежно стали обсуждаться "за" и "против" применения побочного продукта этой деятельности, то есть ботокса.

Я давно уже заметила такую странную закономерность: люди, принявшие в лоб дозу этого нейротоксина, вместо того чтобы своим отважным примером популяризировать сею процедуру, никогда в этом открыто не признаются, поэтому разговоры обычно текут в некоем пространном ключе. В крайнем случае в пример приводятся отсутствующие в момент дискуссии общие знакомые.

Для меня это вопрос не такой уж и праздный: дело в том, что некоторое время назад, глядясь в полированные лбы своих ровесниц и ровесников, я решила, что сама буду стареть, как говорят англичане, gracefully, то есть достойным, естественным путем. К тому же, всяческие процедуры такого рода, на мой взгляд, не очень совмещаются со здоровым стилем жизни, к которому я стремлюсь.

Оказалось, что это гораздо труднее, чем я рассчитывала, и одного усилия воли мало, чтобы сдержать нашествие морщин, особенно этой жуткой цифры 11, залегающей между бровей, подобно трамвайному номеру. Плюс ко всему, попадаешь под молчаливое давление "тех, кто сделал".

"То есть получается типа, "с кем вы, деятели культуры?". Если ты не сделала пластику, то ты вроде как не с нами, не "наш человек", а просто тетка с сумкой, понимаешь?" - объяснили мне в Москве, где ко всякого рода пластике относятся как к необходимому благу.

Возникает, правда, порой некий конфуз, но это в случае чересчур инвазивной пластики, когда меняется разрез глаз. "Мы же все-таки животные и считываем информацию с лица другого как раз в области глаз, поэтому если разрез изменился, то ты перестаешь узнавать знакомого человечка. Тебе в мозг идет сигнал: это чужой, и становится немножко страшно, но потом привыкаешь", - поделился брат своими наблюдениями за куском полуночного пирога в новом кафе возле моей школы на Патриках. – А ботокса чего бояться? Токсины есть даже в этом зеленом чае".

Правообладатель иллюстрации Katerina Arkharova
Image caption Вместо йоги на набережной пришлось сесть в круизный катер и любоваться видами

Короткометражка из воспоминаний

Эти разговоры напомнили мне об одной недавней статье о том, как группа ученых при поддержке Еврокомиссии разработала так называемое "умное зеркало" (The Wise Mirror), в которое посмотришься, и оно сразу определяет твой пульс, набрала ты вес или потеряла, сколько ты выкурила за отчетный период сигарет и выпила спиртного и даже анализирует состав крови.

Я в зеркало и так-то боюсь порой заглядывать, а в такое "умное" и вовсе придется смотреться только после хорошего детокса. Его разработчики отталкивались как раз от того факта, что наше лицо является превосходным средством коммуникации между людьми, поскольку отражает наше общественное положение, сиюминутные эмоции и общий внутренний настрой. Интересно в этой связи, что сможет прочесть "умное зеркало" на озаботоксенном лице?

На самом деле, подумала я, самый лучший способ не стареть – это смотреться в лица тех, кто знает тебя сто лет и больше, потому что какую бы разметку ни наносила жизнь на наши лица, мы видим друг друга неизменными. Как ни странно, все с этим согласились: оказалось, что моей сестре по-прежнему 25, мне 20, братьям 18 и 28, а всем нашим детям лет по 14-15. Лица школьных друзей застыли в моем восприятии в возрасте веселого беспричинного смеха, за который удаляют из класса.

Наша память, как навороченный телефонный "апп", монтирующий из кусочков отпускных видео короткометражку, сама выбирает оптимальный возрастной имидж наших близких и таким навсегда сохраняет его в своих файлах. Почему - не знаю. Боюсь, что на этот вопрос смогут ответить только британские ученые, да и то не скоро.

Правообладатель иллюстрации Katerina Arkharova
Image caption Джем, сделанный к моему приезду - без стевии, но и без ботулотоксина

Новости по теме