Блог Кречетникова: Пойдет ли мир за Швецией?

  • 3 ноября 2015
  • kомментарии
Офисные работники Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Почему работаем именно восемь часов? Наверное, в результате простого деления суток на три

СМИ сообщают: шведы будут трудиться по шесть часов в день за ту же зарплату.

Сразу замечу, что речь идет не о законодательном решении в масштабах страны, а об эксперименте отдельных фирм. Тем не менее, тенденция налицо.

Лично мне сразу вспомнился старый анекдот.

Действие происходит во Франции, славящейся особенно сильными профсоюзами. Профбосс докладывает на собрании: "В ходе напряженных переговоров с работодателями мы добились для трудящихся третьего выходного дня в неделю!".

Аплодисменты.

- А через 10 лет у вас будут четыре выходных в неделю!

Бурные аплодисменты.

- Но и это не все! Через 20 лет члены нашего профсоюза будут работать один день в неделю! Довольны ли вы тем, как мы отстаиваем ваши интересы? Есть еще пожелания?

Аплодисменты, переходящие в овацию. Только один человек в заднем ряду тянет руку, аж подпрыгивает.

- Что у вас?

- И потребуйте, чтобы это не был понедельник!

Исторический компромисс

В эпоху "диккенсовского капитализма" рабочий день повсеместно составлял 11, 12, а то и 14 часов в день при одном выходном в неделю. Люди, как правило, жили рядом с работой, но все равно времени оставалось поесть, да выспаться.

В 1866 году восьмичасовый рабочий день сделался пунктом программы I Интернационала.

Почему именно восьмичасовый? Ну, наверное, в результате простого деления суток на три. В Америке стал популярным лозунг: "Восемь на труд, восемь для сна, восемь - делай, что хочешь". Именно этому требованию был посвящен знаменитый митинг на чикагской площади Хеймаркет в 1886 году, с которого повелось отмечать 1 мая.

Первым установил на своем предприятии восьмичасовой рабочий день в 1888 году хозяин немецкой фирмы "Цейс" Эрнст Аббе.

В 1908 году на фабриках Московской губернии трудились по 9,5 часа в день. На Ленских золотых приисках по 11 часов, но и зарплата была вдвое больше.

В 1919 году на первой конференции Международной организации труда в Женеве была принята Конвенция о рабочем времени в промышленности, установившая 8-часовой рабочий день в качестве ориентира для правительств и работодателей.

Левые историки видят в принятии конвенции влияние революции в России, которая заставила капитал кое о чем задуматься. Другие указывают, что сокращение рабочего времени способствовало росту прибыли. Свободное время означает новые потребности и расширение внутреннего рынка.

С тех пор самую масштабную инициативу по сокращению рабочего времени выдвинул Никита Хрущев, заодно с коммунизмом к 1980 году пообещав 7-часовой рабочий день при двух выходных в неделю. Но замысел в жизнь не воплотился.

В целом уже 96 лет 8-часовый день является мировой нормой. Все привыкли. По мнению многих, это и есть эмпирически сложившийся разумный баланс между благосостоянием и досугом.

Разные идеалы

Почему Швеция?

"Одна из дорог, приведших к сегодняшнему богатству и преуспеванию Швеции, брала начало под Полтавой", - утверждает современный историк Петер Энглунд. И поясняет: "Шведы покинули подмостки мировой истории и заняли места в зрительном зале".

Последний раз Швеция сражалась с кем-то в 1813 году, с тех пор занимается исключительно собой, живет для себя. Россия стала великой, и в результате за 250 лет не пропустила ни одной крупной войны, потеряв на них миллионы жизней и триллионы рублей.

Французский маркиз де Кюстин, посетивший Петербург при Николае I, писал, что Россия ассоциируется у него с блестящими кавалерийскими полками, несущимися вскачь мимо нищих деревень.

Сильная внешняя политика подобна донжуанству: приятно, но дорого и не всегда полезно для здоровья.

Можно мечтать о военных базах в Сирии и о том, чтобы ничего в мире без нас не решалось, а можно о хорошей жизни для себя.

Вроде бы, сочетать то и другое умеют американцы. Но и они на работе упираются больше шведов, а накопили громадный госдолг, и 11 сентября случилось в Нью-Йорке, а не в Стокгольме. Было бы, чему завидовать!

Впрочем, спорить об этом можно бесконечно. Каждый по-своему счастье понимает.

Киплинг и Олдингтон

И еще вопрос, не имеющий однозначного ответа: а как относиться к новостям из Швеции?

Казалось бы, что тут обсуждать? Здорово! Нам бы так!

Мне кажется, отдельный человек имеет полное право решать, что для него важнее: творчество, карьера и деньги или свободное время. Но если общество в целом делает выбор в пользу свободного времени, значит, с ним что-то не в порядке.

Войны и смены правителей, на самом деле, буря в стакане воды. Через сто лет об этой текучке никто и не вспомнит. Подлинно важные вещи, меняющие жизнь человечества, происходят медленно и незаметно.

Возможно, мир стоит на пороге великого перелома.

Производительность труда в развитых странах выросла так, что борьба за существование и конкуренция во многом теряют смысл. Можно работать ни шатко, ни валко, по шесть, а то и по четыре часа в день, а на кусок хлеба, кружку пива, крышу над головой и даже на айфон хватит.

Когда человек вкалывает, чтобы купить машину - это понятно. А напрягаться, чтобы поменять "форд" на "мерседес" - уже на любителя.

Испаряются стремление к совершению максимального действия, честолюбие, воля к самоутверждению и преобразованию мира. То, что отличает людей от животных, и создало цивилизацию.

"Чтобы мальчику или взрослому очень захотелось чего-нибудь, нужно только одно - чтобы этого было нелегко добиться", - писал Марк Твен.

"Главное желание человека - быть значительным", - утверждал Дейл Карнеги.

У меня все внутри замирает от слов Киплинга: "Умей принудить сердце, нервы, тело тебе служить, когда в твоей груди уже давно все пусто, все сгорело, и только воля говорит: "Иди!" Наполни смыслом каждое мгновенье, часов и дней неуловимый бег, - тогда весь мир ты примешь как владенье, тогда, мой сын, ты будешь Человек!".

А Ричард Олдингтон назвал лирического героя Киплинга "задом, привыкшим получать пинки".

И его позиция берет верх! Сильно чего-то хотеть и добиваться делается не престижно и не современно. Прежний лузер теперь продвинутая личность.

Скорее осудят того, кто амбициозен и трудолюбив: добровольный раб, насаждает соперничество вместо любви, навязывает обществу ненужные потребности, вот из-за подобных людей войны начинаются и окружающая среда портится.

Здесь нет противоречия со словами Петера Энглунда о том, как хорошо сидеть в зрительном зале. Цель не обязательно в том, чтобы "нас все боялись". Можно стремиться к личному успеху, а не уподобляться футбольным болельщикам, которые после матча идут толпой, налившись пивом, и орут: "Мы их сделали!"

А современная Европа, чем дальше, тем больше, вообще ни к чему не стремится, ни коллективно, ни индивидуально, и ни за что не борется, кроме сокращения рабочей недели. И Швеция в авангарде этого процесса.

Мне кажется, из всех фантастов и футурологов ближе всех подошел к истине в описании грядущего Станислав Лем в "Возвращении со звезд". Если кто не читал, прочтите. Вот такое будущее нас и ждет: шведов уже скоро, остальных позже.

Только как к нему относиться? Это обещанный Марксом переход из царства необходимости в царство свободы или кризис и деградация?

Впрочем, возможно, я просто завидую.

Новости по теме