Блог Пастухова. Украина в точке непринятия решения...

  • 22 февраля 2016
  • kомментарии
Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Доверия к правительству нет, но работать оно будет по-прежнему
"Эта земля была наша, пока мы не увязли в борьбе". Борис Гребенщиков, "Поезд в огне"

___________________________________________________________________

Вторая годовщина Майдана практически совпала по времени с первым после революции полномасштабным правительственным кризисом, который, как и многое другое в современной Украине, так ничем толком и не завершился - ни туда, ни сюда: доверия к правительству нет, но работать оно будет по-прежнему. Пилотам известен термин - точка принятия решения. Это тот момент, когда у экипажа сохраняется последний шанс выбрать: летим или не летим. Сегодня Украина оказалась в другой точке - непринятия решения. Это когда никто не может понять: то ли летим, то ли нет...

Тупик гражданской войны

После стремительного старта, ошеломившего Европу, оба двигателя украинской революции разом выключились. И власть, и общество застыли в ожидании. Страна летит непонятно куда по инерции. Надо бы на что-то уже решаться - или перезапускать революцию, или аварийно садиться на старый разбитый аэродром.

Но и экипаж, да и все пассажиры лайнера заняты войной, им некогда. Длящаяся два года гражданская война и цели Майдана оказались несовместимы (что было совершенно предсказуемо). Гражданская война душит сегодня Украину.

К сожалению, ни у кого в обществе (ни у лидеров, ни у движений) не оказалось достаточно авторитета, чтобы встать над схваткой и прекратить убийственное для страны противостояние.

Более того, сам факт гражданской войны официально отрицается - Украина живет иллюзией, тщательно поддерживаемой всеми слоями общества, что все ее проблемы есть следствие агрессии и интервенции.

Конечно, интервенция имеет место быть и оказывает страшное, разрушительное воздействие на все стороны жизни украинского общества. Но она является лишь приложением к гражданской войне, ее производной, а не наоборот. Интервенция стала возможна благодаря расколу украинского общества.

Украину лихорадит с каждым днем все больше. Первоначальный расчет на то, что Запад поможет решить проблемы, сам "разобравшись" с Россией, не оправдывается. Запад не имеет сегодня таких ресурсов и к тому же порядком устал от затянувшейся драмы.

Как выяснилось, Украина - не единственная его проблема. Теперь, чтобы самой не оказаться в международной изоляции, Украине надо осваивать науку "чучхе" и учиться полагаться на собственные силы. Похоже, к этому многие украинцы не очень были готовы. Спасение украинской революции оказалось делом рук самой украинской революции, и спасение это пролегает через восстановление гражданского мира.

Крым и Донбасс как "черные дыры" революции

Гражданский мир - условие сколь необходимое, столь и трудно достижимое. На пути к нему Украине необходимо преодолеть два препятствия - Донбасс и Крым. Это две "черные дыры" в национальном самосознании украинцев, куда сегодня утекает вся конструктивная энергия, где растворяются все нравственные и физические силы нации, которые должны были бы быть задействованы в строительстве новой независимой "европейской" Украины.

В то же время обе эти темы (и Крым, и Донбасс) в Украине практически табуированы. Они затрагивают такие глубинные и такие чувствительные струны национального сознания, что их не эмоциональное, рациональное обсуждение оказалось практически невозможным (я имею в виду общенациональную дискуссию, конечно, а не частное обсуждение).

Тем не менее, совершенно очевидно, что не разрешив, причем не откладывая в долгий ящик, проблему Крыма и Донбасса, Украина двигаться вперед по пути, намеченному Майданом, не сможет.

При этом проблемы эти разные, и каждую из них надо решать по своему: Донбасс надо суметь признать своим, а Крым - чужим. И то, и другое - крайне болезненный для национального самосознания и даже для национальной гордости шаг, что не делает его на данном этапе украинской истории менее необходимым. Бывают в истории народов моменты, когда падение - это подъем, а подъем, наоборот, означает падение. Чтобы потом отжаться, сегодня Украине надо упасть.

Отдать, чтобы приобрести

Революции редко обходятся без потерь, в том числе территориальных. Сто лет назад большевики ради спасения своей революции пожертвовали Финляндией и Польшей, которые до этого Российская империя удерживала в своей орбите из последних сил. Энгельс в свое время писал, что освобождение Англии невозможно без признания независимости Ирландии и в конечном счете оказался прав.

Я думаю, что сегодня не существует справедливого решения проблемы Крыма - есть только рациональное ее решение. И в рамках этого рационального решения Украине необходимо признать статус кво, временно отказаться от попыток вернуть Крым в состав Украины и тем самым высвободить силы, в первую очередь моральные, для спасения того, ради чего революция и затевалась - достоинства.

Это не значит, что Украина должна забыть о Крыме навсегда. Если Украина состоится как по-настоящему независимое, успешное, правовое государство, у нее есть шанс вернуться в отдаленном историческом будущем и к вопросу о Крыме. Жизнь циклична, тем более жизнь империй. Придет и для России время разбрасывать камни.

Тогда многое будет зависеть от того, что в экономическом и политическом плане будет представлять из себя Украина. Одно дело, если она будет альтернативной моделью как единая, более или менее европеизированная страна с привлекательной демократической политической системой или, наоборот, она останется несостоявшимся государством, раздираемым пустившим метастазы во все ткани общественной жизни гражданским противостоянием.

Судьба Крыма - это производная от судьбы Украины, а не наоборот. Когда вы летите в самолете, вы привычно выслушиваете объявление о том, что в случае разгерметизации кабины надо надеть маску сначала на себя, а потом на ребенка, и это кажется понятным и логичным. Вот и Украина должна сегодня сначала позаботиться о себе, а потом начать думать о судьбе Крыма. Говоря это, я, конечно, отдаю себе отчет, насколько это сейчас психологически сложно сделать.

Цена украинской свободы

Смириться с потерей Крыма - это для Украины ее собственный "Брестский мир", нечестный и несправедливый. Но всегда требуется больше мужества и достоинства, чтобы смотреть правде в глаза и принять неизбежное, чем для того, чтобы сотрясать воздух невыполнимыми обещаниями, заводя общество все дальше и дальше в трясину "перманентной войны".

Крым - это цена украинской свободы, которую сегодня надо заплатить за возможность сосредоточиться на собирании и сохранении и развитии остальных территорий. Без этого сегодня невозможно сосредоточиться на переформатировании общества и реализации национальной мечты. По сути, Украине нужно обменять Крым на Донбасс, пожертвовать одной фигурой ради выигрыша всей партии. Это страшно произнести вслух, но это нужно научиться артикулировать.

Для любого правительства, не только в Украине, признание этой необходимости было бы отчаянно смелым шагом. Чтобы пойти на него, нужно немалое мужество и доверие общества, политическая гибкость и жизненная мудрость. Конечно, реализовать такой план "политического обмена" можно, только имея кредит доверия со стороны общества, в котором сложился национальный консенсус.

Возможно, руководству Украины для того, чтобы развязать "крымский узел", стоило бы пойти на общенациональный референдум. Это как раз одно из тех исторических решений, которые должны приниматься на площадях, а не в коридорах власти. За него или против него должны голосовать и в хижинах, и во дворцах.

Простить, чтобы забрать

Отпустив Крым, Украина должна любой ценой обеспечить восстановление контроля над своими внешними границами с Россией, без чего прекращение интервенции на востоке Украины практически невозможно. На это должны быть нацелены все дипломатические усилия. Это и есть ключевой элемент сделки с Россией, которую Украина должна "пробить".

Учитывая непростое положение Москвы в условиях нарастающего кризиса - это теоретически возможно. Но и это было бы всего лишь созданием внешних предпосылок для мирного процесса, а нужны еще и внутренние.

Донбасс нельзя просто вернуть, его надо принять. Принять таким, каков он есть, признать в нем часть себя, увидеть в нем свое искаженное отражение, снова рассмотреть в нем Украину.

После двух лет противостояния это сделать непросто. Но жизнь показывает, что нет ничего невозможного. Америка приняла Техас и весь Юг после гражданской войны, а Франция приняла Вандею. При этом принять - это совсем другое, чем раздавить. Это значит и понять, и пойти на компромисс, без которого дальнейшее общежитие невозможно, и, конечно, простить.

Дыхание контрреволюции

Гражданский мир нужен сегодня Украине позарез. Нет такой цены, которую было бы жалко за него заплатить. Война высасывает из общества последние соки. В стране исподволь складывается контрреволюционная ситуация.

Трудно предугадать, в какой форме эта контрреволюция себя проявит. Скорее всего, это будет какая-то совершеннейшая политическая экзотика. Но сути это не изменит - с целями "революции достоинства", с надеждой на какую-то другую Украину придется проститься надолго, может быть - навсегда.

Угроза распада Украины не миновала, она лишь на время спряталась. В юбилей Майдана надо, наконец, на что-то решаться. И не столько украинскому правительству, сколько украинскому обществу.

Новости по теме