"Оскар"-2016: Нормально, Лео! Отлично, Константин!

  • 26 февраля 2016
  • kомментарии
Кадр из фильма "Мы не можем жить без космоса" Правообладатель иллюстрации Melnitsa
Image caption Картина "Мы не можем жить без космоса" уже получила множество наград

В ночь на понедельник мы узнаем лауреатов главной кинопремии мира. Поклонники российской анимации и лично Константина Бронзита сожмут кулаки не за Ди Каприо, которому любой расклад лишь прибавит славы, то есть восторга и сочувствия, а за петербургского режиссера. Бронзит второй раз – нынче с 15-минутным шедевром "Мы не можем жить без космоса" - вошел в пятерку номинантов, что уже превосходная оценка его таланта и труда.

В прошлом январе я рекомендовала вам эту картину как событие года. Статус сохранился. Подтвержден дюжиной гран-при среди более 50 наград на главных анимационных смотрах мира и страны. И премией "Икар" - впервые отечественное анимационное сообщество провело в 2015-м смотр своих достижений в формате "наш аналог "Оскара". У Бронзита даже два "Икара" - за лучшие фильм и режиссуру.

Что значат "пряники" в судьбе фильма и автора? Вопрос на персональном уровне отнюдь не философский, не шуточный, не кокетливый - практический. По крайней мере, для произведений, взыскующих "Оскара" в номинации "Лучший короткометражный анимационный фильм". Дело в том, что они могут попасть на оскаровскую дорожку либо обладая международным гран-при, либо имея недельный прокат в кинотеатре округа Лос-Анджелес.

Картины Бронзита осыпаны призами, как елки игрушками, начиная со второй его работы, включенной самопридирчивым автором в фильмографию, - Switchcraft/"Свичкрафт"."На краю земли"", например, имеет больше 70 наград. Но только в 2009-м Константин вместе со своими продюсерами Сергеем Сельяновым и Александром Борским спохватились: а как авторская анимация попадает на стол Американской киноакадемии?

Выяснили: короткометражкам, в отличие от длинных картин, совершенно не нужен национальный Оскаровский комитет! А требуется лишь инициатива создателей. И упомянутые гран-при, конечно, поскольку для заокеанского кинотеатрального проката необходим американский дистрибьютор, а до таких высот нам еще далеко.

Так предыдущая работа Бронзита, "Уборная история — любовная история", полетела на "Оскар" и была номинирована.

Художник и минкульт

Правообладатель иллюстрации Olga Sherwood
Image caption Уже однажды оскаровский номинант, Бронзит лишь с четвертого раза получил часть финансирования на "Космос" от министерства культуры

Обидно, что не раньше. Ну кто ж знал… Госкино?

Так вопрос "Что значат награды в судьбе фильма и автора?" переходит на уровень государственный.

Ответ обычен: ничего. Ни в игровом кино, ни в документальном, ни в анимационном мировое фестивальное признание и прокатная успешность фильмов не дают преференций авторам.

Государство не гоняется с деньгами: возьми, сними шедевр! Работают исключительно личная близость к финансораспределителям, продюсерское "умение договориться" (читай: откат), конъюнктурно-спекулятивная тема. Нынче так называемая патриотическая, прежде всего – героически-военная, "православная", детская.

Поддерживаемый пьедесталами своих призов и миллионными интернет-просмотрами, уже однажды оскаровский номинант Бронзит вместе с продюсерами (тоже не самыми незаметными) лишь с четвертого раза получил часть финансирования на свой "Космос" от министерства культуры. Так что после известия о второй номинации на студии "Мельница" никто и не собирался ждать поздравительную телеграмму с красным грифом "правительственная". Чай, не Михалков.

Поразительна разница, с какой чиновники, непрофильная пресса, а за ними публика относятся к длинным фильмам "с актерами" – и всем остальным кинопроизведениям. Словно "высший сорт" - и что-то несерьезное: документалистика, анимация, короткометражное кино. Скажем, в Петербурге живет номинированная на "Оскар"-1985 (!) со своей превосходной картиной "Воспоминания о Павловске" Ирина Павловна Калинина, единственный в этой категории российский режиссер. Что, за ней увиваются телегруппы?

В авторской анимации чуть лучше. В 1999-м Александр Петров удостоен "Оскара" за фильм "Старик и море" по Хемингуэю. Того же автора "Корова" (1989) и "Русалка" (1997), а также каннский лауреат "Гагарин" Алексея Харитиди (1995) были номинированы, однако до статуэтки не дотянулись из-за отсутствия прессы, паблисити, рекламы. Харитиди в 1998-м уехал в Канаду, ярославец Петров именно там делал свою экранизацию. А потому, убежден Константин Бронзит, и победил.

За последние лет пять российская коммерческая анимация – экранные блокбастеры и тв/интернет сериалы – достигла впечатляющих результатов на внутреннем и мировом рынке. Но "лишних" денег для должной пиар-поддержки "Космоса", очевидно, не имеет. А минкульту анимация, тем более авторская, повторю, до лампочки. Никто не постарался, простите, вдолбить в головы академиков звонкое имя "Бронзит".

Вот почему он убежденно предостерегает своих поклонников от эйфории. "Нам не светит, - говорит во всех интервью. Оставьте наивность".

Конкуренты

Правообладатель иллюстрации Olga Sherwood
Image caption Четвертый год Константин Бронзит показывает номинированные на Оскар анимационные фильмы в кинотеатре"Англетер" со своим ироничным и свободным комментарием

И все-таки, я надеюсь. Фильмы-соперники мне кажутся на порядок ниже работы Бронзита. Я видела их на специальном сеансе, которые придумал Станислав Ершов в своем "Кино&Театр Англетер".

Четвертый год единственный член Американской киноакадемии, живущий в Петербурге, Константин Бронзит показывает там номинированные анимационные фильмы со своим ироничным и свободным комментарием. А зрители, играя в академиков, голосуют за лучший. Чтобы потом сравнить свое впечатление с итогами "Оскара".

Нынче сеанс получил формат "проводы Бронзита в Лос-Анджелес", а также - почетного гостя, генерального консула США Томаса Лири.

Предельно щепетильный интеллигент Бронзит, разумеется, исключил свою картину из голосования на спецсеансе. И очень деликатно отозвался о конкурентах: "Здесь нет идеальной работы, по-моему".

Слишком мягко сказано.

"Медвежья история" чилийцев Габриэля Осорио и Пато Эскала оказалась эдаким рассказом в дореволюционной "Ниве" - назидательно-детской архаикой, избыточной в своей технической изобретательности.

"Пролог" дважды оскароносца Ричарда Уильямса, известного создателя визуальных эффектов для "Кто подставил кролика Роджера?", и Имоджена Саттона (Канада/Великобритания) можно назвать графически изысканным, но более чем традиционным этюдом с неулавливаемым смыслом (потом я прочитала, что "Пролог" есть часть полнометражной экранизации "Лисистраты").

"Суперкоманда Санджая" американца индийского происхождения Санджая Пателя и Николь Гриндл рассказывает о мальчике, который "молится" супергероям по-индийски, и отце с его традиционным верованием: буйство красок из серии "не счесть алмазов в каменных пещерах…".

"Мир будущего" Дона Херцфельда (США; одну номинацию уже имеет) – закадровым монологом девочки из далекой робот-эпохи, не обещающей счастья; монолог иллюстрирован почти каляками-маляками, они при детском тембре голоса глазу уже не нужны.

Зрители в зале с огромным отрывом предпочли трогательную семью медвежаток. На аналогичном показе среди коллег, как рассказал Бронзит, победил "Мир будущего". Сам он категорически уверен в победе этой картины. Или "Суперкоманды Санджая": создана знаменитой Pixar, у которой вся мощь пиара и многие академики в сотрудничестве. И может сработать пресловутая политкорректность: на фоне нынешнего "цветного" скандала в Американской киноакадемии пожилые белые мужчины искренне поощрят молодого индийца.

Последний аргумент легко побивается прозвучавшим где-то толкованием "Мы не можем жить без космоса" как гей-трагедии. Что, безусловно, полный и неожиданный абсурд. Но вот поди ж ты…

Чудеса случаются

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Достанется ли Бронзиту статуэтка на этот раз?

Веселый сеанс в "Англетере" состоялся 31 января. В кулуарах вечеринки Бронзит, еще 15 лет назад, при знакомстве, сообщивший мне о своей "врожденной мрачности", грустно признался: "Оскар" - сплошная головная боль и страшенный урон семейному бюджету. Одни билеты на самолет для себя и жены огого нынче стоят.

А лететь надо: 8 февраля официальный Nominees Luncheon – встреча и обед номинантов в своем кругу, а за пару недель до церемонии один меценат устраивает для мультипликаторов профессиональный тур.

Так, в прошлый раз Константин побывал, в частности, на ранчо Джорджа Лукаса. А нынче, забегая вперед, на той же студии Pixar, в калифорнийском офисе Google, еще где-то. Это не ради детских мечтаний. Профессионалу необходимо ощущать себя на равных с коллегами и с индустрией. А еще в каждой "точке" гости показывают свои фильмы. Самопрезентация. Единственный способ.

Я посочувствовала Косте. Вот они, невидимые подводные камни.

А потом события приобрели волшебную стремительность, отчасти сказочность. В одном выступлении Бронзит констатировал равнодушие чиновников к его оскаровской номинации, о чем донесли министру культуры Мединскому. Тот возмутился: "Да мы ж поддержали фильм на 40 процентов!" - так и не поняв разницы между производством картины и помощью ей в оскаровском марафоне. Правда, Бронзиту позвонила Екатерина Мцитуридзе, глава "Роскино", призванного продвигать наших в мире, и обеспечила режиссеру билет от партнерской авиакомпании.

Медиа-отражение этих событий Бронзит саркастично комментировал в своем "фейсбуке", благодаря чему обнаружилась реально бешеная зрительская поддержка "Космоса" и его автора. Фотографии Константина рядом со Сталлоне, Спилбергом, Иньярриту и самим Ди Каприо, сделанные на обеде номинантов, перепечатали все, кто мог. Большего вклада режиссера-аниматора в священное, извините, дело патриотизма невозможно себе представить.

Теперь ждем церемонию "Оскара". Если Бронзит не получит статуэтку, я разочаруюсь в искренности шести тысяч киноакадемиков. В их кинематографическом чутье.

Сам Бронзит, измотанный работой длиной в четыре с половиной года и вроде бы разумно готовый к чужой победе, конечно, расстроится. Но катастрофы не произойдет. "Отлично, Константин!" - скажут автору зрители отечественных кинотеатров. Там с 25 февраля идет сборник "Oscar Shorts - Анимация". Почетное место в нем занимает 15-минутный шедевр "Мы не можем жить без космоса".

Новости по теме