Киноблог. Премия "Белый слон" и Никита Михалков

  • 30 марта 2016
  • kомментарии
Белые слоны Правообладатель иллюстрации Olga Sherwood
Image caption На фирменные, по рисунку знаменитого режиссера-мультипликатора Ивана Максимова, фигурки с хоботом и большими ушами мы просто скинулись

Весна – сезон раздачи пряников в российском кино по итогам года минувшего. Со своими "Белыми слонами" определилась Гильдия киноведов и кинокритиков. Это очень важные в киноиндустрии люди. Продюсеры и режиссеры создают фильмы, а пишущие о кино – авторы кинопроцесса.

Если вы не слышали о национальной премии кинокритики и кинопрессы "Белый слон", знайте: это гамбургский счет в российском кино. Критиков не любят – их премия желанна, поскольку "Белый слон" профессионален, независим, внекланов и честен.

История его прихотлива. 25 лет назад Марк Рудинштейн придумал для основанного им "Кинотавра" приз "Золотой овен", который вскоре переформатировал в награду семи лучшим профи "по выбору киножурналистов". Рудинштейна манила слава основателя российского аналога "Золотого глобуса", который в США присуждает Голливудская ассоциация прессы – правда, иностранной.

"Овен", скажу так, постепенно начал угрожать репутации критического сообщества, без которой мы – бумагомараки. Премию терять не хотелось, роптали в своем кругу. А в 1998-м Гильдия киноведов и кинокритиков учредила Национальную премию кинокритики и кинопрессы, которая в 2005-м стала называться "Белым слоном".

Он кормился на весьма скромной полянке, отведенной ему министерством культуры; министр Мединский в господдержке отказал. Два года помогал Союз кинематографистов: гильдия небогата из-за смехотворности заработков большинства киноведов и кинокритиков.

Идеологическое замуровывание страны и экономический кризис, уничтожив отделы культуры многих серьезных изданий или сами издания, оставили многих коллег без работы.

В гильдии свыше двухсот человек, еще сотня критиков состоит в Союзе кинематографистов помимо нее. А пишущих о кино в стране несчетно: критика, как и режиссура, депрофессионализируется - на радость управленцам в культуре и мнимым продюсерам?

Еле выжил

Правообладатель иллюстрации Ria Novosti
Image caption На недавнем своем "Золотом орле" Никита Михалков взял приз "За вклад в мировой кинематограф"

Нюансы жизни "Белого слона" привожу не случайно. В прошлом декабре он был в шаге от смерти.

Самый влиятельный человек российского кино, а то и всего культурного "департамента", Никита Михалков инициировал новую премию – не вместе, а вместо критической. Неудивительно. Почти 20 лет, с "Сибирского цирюльника", критики отказываются признавать его фильмы шедеврами. Так и пишут/пишем: ранний Михалков-режиссер прекрасен, а зрелый – увы. "Солнечный удар" (2014) подвергся тотальной критической обструкции.

Ситуация стала невыносимо грустна, когда Никита Сергеевич на недавнем своем "Золотом орле" взял приз "За вклад в мировой кинематограф". Бесцеремонный рунет издевается над всеми, как теперь говорят, активностями Михалкова – от "болваночных" поборов и "алмазных дел" до семейных пищепромовских бизнес-идей. А коллеги подозревают уловки, продлевающие власть Михалкова в Союзе кинематографистов, где Никита Сергеевич правит с 1998 года. Стиль напоминает авторитарный. К любой критике Михалков нетерпим, даже инициировал исключение из Союза кинематографистов тогдашнего президента Гильдии киноведов и кинокритиков Виктора Матизена. Скандал вышел знатный, его описали абсолютно все, прославив Матизена и саму гильдию.

Люди, оседлавшие бюрократически-мнимую власть, часто уповают на "правильные" слова. Нынешние критики оппозиционны, нужны лояльные. Они напишут что надо и поставят нужные оценки. Ясно же, что кучка столичных снобов не отражает мнение всероссийской киножурналистской общественности, которая одновременно рупор и воспитатель масс. Снобы прославляют исключительно артхаус, там умничанье, мрак-чернуха, права и свободы личности, вплоть до "не нашей" молитвы и "не нашей" любви. Все это подозрительно и чуждо российскому народу, которому нужно понятное патриотическое кино.

Союз решил прекратить финансировать главное детище гильдии - премию "Белый слон" - и основать свою. При этом забавно повторяют отсылку к "Золотому глобусу"... Так "Золотого орла" запустили в противовес "Нике": ее изгнали с главных телеканалов. Правда, лишить спонсоров не удалось.

Кому оно надо?

Правообладатель иллюстрации Olga Sherwood
Image caption Награды "Белый слон" образца 2006 года

Я не ерничаю, поверьте. Словесная шелуха маскирует желание власти заменить, как и повсюду, экспертизу пиаром.

Специалисты концентрируются в столицах, в других крупных городах их единицы. Региональные кинообозреватели в основном пересказывают рекламные анонсы и пресс-релизы, повторяют новости из федеральных источников. И главное: люди в провинции не видят большинства отечественных фильмов – даже до Петербурга доходит половина кинокартин, показываемых в Москве. В подобном контексте премиальная оценка российского кино неизбежно усугубит его провинциальность.

Гильдию уведомили о прекращении финансирования "Белого слона" в категоричной форме. Коллеги гневались и паниковали: без денег призовые статуэтки не заказать, церемонию не провести. Наша группа в "Фейсбуке" от слез по насильственной кончине дорогого "слона" едва не промокла…

Но не промокла. Гильдия, морально отвечающая за кинокритическое дело, предложила свои компетенции Союзу, отказавшись хоронить "Белого слона". Оргкомитет провел голосование.

На фирменные, по рисунку знаменитого режиссера-мультипликатора Ивана Максимова, фигурки с хоботом и большими ушами мы просто скинулись. Купили даже шампанского. Московский Дом кино бесплатно предоставил зал. 25 марта он был полон.

Нынешний президент гильдии Кирилл Разлогов вручил призовую статуэтку за лучший фильм Александру Миндадзе, автору картины "Милый Ханс, дорогой Петр" (Россия/Германия/Великобритания). Он получил еще четыре "слона": за сценарий, режиссуру, операторскую работу Олега Муту и главную мужскую роль Якоба Диля.

Также отмечены "Ангелы революции" Алексея Федорченко, "Страна ОЗ" Василия Сигарева, "Орлеан" Андрея Прошкина, "Пионеры-герои" Натальи Кудряшовой, "Брат Дэян" Бакура Бакурадзе, "Мы не можем жить без космоса" Константина Бронзита, "Событие" Сергея Лозницы. И Научный отдел Госфильмонда России.

Триумфатор Миндадзе благодарил критиков, в 2013-м защитивших – что теперь кажется чудом - "Милого Ханса…" от минкультовских обвинений в искажении истории.

Увы, я нынче пропустила церемонию. По рассказам друзей, она была по-прежнему гордой, хотя и очень бедной, отсюда накладки, которые гневят не участников процесса, а наблюдателей.

Союз Кинематографистов обещал "копеечку", да обманул. Поговаривают, ходокам от гильдии неофициально велели в прошении не упоминать "Белого слона": он "поперек горла".

Вручение первой национальной премии кинопрессы перенесено на осень. Первый зампредседателя Союза кинематографистов РФ Олег Иванов сказал ТАСС, что новая награда должна максимально отличаться от других премий: не совпадать по списку фильмов, попадающих в лонг-лист голосования. Оценивать будут картины, вышедшие с июля по июль. И от помощи гильдии, дошли слухи, отказались.

А "Белый слон" остался жив и чист. Как же иначе? Ведь священное критическое животное слон, согласно мифу, обнаруженному Виктором Матизеном, вытаптывает антихудожественные побеги, а также поливает и удобряет побеги художественные. У него зоркие глаза и чуткие уши…

Новости по теме