Блог Яны Литвиновой: преторианцы в исторической перспективе

  • 11 апреля 2016
  • kомментарии
Римский шлем Правообладатель иллюстрации istock
Image caption Почему мы не учим уроков истории, или Личная гвардия императора

Все-таки история штука забавная. Весьма.

Нет, я не про офшоры. Весь этот скандал оказался действенным только против тех стран, где электорат озабочен честностью народных избранников. Давайте лучше поговорим о национальной гвардии, а вернее о ее истоках.

Римская история меня всегда занимала. Главным образом, смесью актуальных для современности людей и событий. В сочетании с тем, что с моралью там дело обстояло исключительно на базовом общечеловеческом уровне, еще не замутненном христианскими ценностями.

О, этот дивный Древний Рим!

Правообладатель иллюстрации istock
Image caption Юлий Цезарь был, конечно, выдающимся человеком и имел личную охрану, но это ему мало помогло...

Да и рассказывать историкам было что: периоды относительного затишья в римской истории, конечно, были, но в целом постоянно шла нормальная борьба за власть: интриги, убийства, подкупы и войны, войны, войны.

Женщины, разумеется, находились в подчиненном положении, но при грамотном пользовании данным им природой шармом и, допустим, ядами, могли добиться многого. Да и характерами обладали железными.

Мама Юлия Цезаря, например, в молодости отличалась невероятной красотой, претендентов на ее руку было немеряно. Вышла же она замуж за молодого человека из обедневшей, хотя и патрицианской семьи Юлиев. Сама воспитывала и растила детей пока муж мотался с одной войны на другую. Обладала неплохой деловой сметкой, и, как утверждают некоторые источники, не брезговала временно вступать во взаимовыгодные союзы с представителями римского преступного мира, если это шло на благо бизнесу.

Всем нам прекрасно известно, что сын у нее удался на славу. Впрочем, закончил он, как водилось в Риме, не лучшим образом, и после него началась чехарда.

Октавиан, Ливия, инжир, преторианцы

Правообладатель иллюстрации istock
Image caption Преторианцев создал Октавиан. Вряд ли они выглядели точно так, но что-то общее, вероятно, есть

То есть сначала, после некоторых войн, в ходе которых трагически погибли Марк Антоний с Клеопатрой (чем дали поколениям драматургов, писателей и художников богатую почву для творчества), воцарился Октавиан, и все было как-то почти хорошо и довольно спокойно. Не слишком продолжительный, но, безусловно, золотой век.

Беда в том, что у Октавиана была жена Ливия. Женщина красивая, умная и очень-очень властная. Она для начала сделала все, чтобы между ее сыном от первого брака Тиберием и должностью императора никого не осталось, а потом извела и собственного мужа.

Говорят, что Октавиан что-то такое подозревал и старался от любящей жены держаться подальше, например, ел инжир, исключительно сорванный им собственной рукой. Заботливая подруга жизни отравила плоды прямо на дереве.

За Тиберием последовал Калигула (чем был знаменит этот красавец рассказывать не надо), потом Клавдий, Нерон, и, наконец, Веспасиан, после которого на какое-то время стало чуть потише.

Правообладатель иллюстрации Hulton Archive
Image caption Чем отличился Калигула, рассказывать не надо. Кадр из итальянского фильма "Quo Vadis"

Так вот, преторианцев создал именно Октавиан. Персональная охрана до него была и у Марка Антония, и у диктатора Корнелия Суллы, и даже у Юлия Цезаря, но специальные элитные войска, состоявшие из девяти когорт от 500 до 1000 человек в каждой, были именно его детищем. От жены это его, правда, не спасло, но от всего застраховаться ведь никак не получится…

И пожарный, и стукач, и охранник, и воин

Функции у преторианцев были достаточно разнообразные. Разумеется, охранять августейшее тело было главным. Но им вменялось в обязанность, например, помогать при тушении пожаров. А пожары в Риме случались довольно часто, и даже до того, как Нерон (если, конечно, город поджог как раз он, историки по этому поводу расходятся) устроил массовое всесожжение Великого города, преторианцы частенько выступали в роли пожарных.

Правообладатель иллюстрации istock
Image caption На всех крупных событиях, куда собирались толпы народа, преторианцы выступали в качестве ОМОНа

Есть мнение, что императоры отправляли свою личную гвардию на борьбу с катаклизмом не столько для того, чтобы помочь горожанам, сколько с целью показать подведомственному населению, что император о них думает, заботится, и что их боль – это и его боль. В наше время это бы назвали пиаром.

Во время особенно масштабных и значимых гладиаторских боев преторианцы выступали в роли ОМОНа и сдерживали толпу. А иногда непосредственно принимали участие в сражении, чтобы рабам-гладиаторам было некуда сбежать.

Император Клавдий как-то раз устроил массовое потешное морское сражение, в котором принимали участие 19 тысяч человек и около 100 лодок. Преторианцы, вооруженные катапультами и баллистами, окружили место баталии на плотах и занимались тем, что либо постреливали в самую гущу событий, либо отлавливали и приканчивали тех несчастных рабов, которые пытались от этого кошмара ускользнуть.

Личные императорские вояки не брезговали и шпионажем, силовым давлением, арестами и политическими убийствами, и все для того, чтобы сохранить власть патрона.

Одно из подразделений преторианцев, изначально создававшееся для военной разведки, занималось тем, что его члены переодевались в гражданское и смешивались с толпой во время гладиаторских игр, театральных представлений или каких-нибудь общественных протестов (римляне относились к своим гражданским правам очень серьезно).

Правообладатель иллюстрации istock
Image caption И мечом, и кнутом, главное, чтобы подведомственное население боялось

В толпе эти античные стукачи внимательно прислушивались к разговорам, и если какой-нибудь слишком ретивый горожанин начинал чересчур неуважительно говорить об императоре, быстренько его арестовывали.

Есть сведения, что в ряде случаев они по-тихому убивали каких-то либералов, если император считал, что те стали слишком уж шумными, возмущая его спокойствие.

Когда император становится заложником

Хотя главной задачей преторианцев была охрана императора, как вы понимаете, прошло не слишком много времени, прежде чем они сообразили, что он от них полностью и зависит.

За примером далеко ходить не надо. Недовольные преторианцы, например, организовали убийство Калигулы, после чего возвели на трон его дядю Клавдия. Бедный Клавдий думал, что его пришли убивать, а его вместо того, чтобы быстренько заколоть, позвали на трон.

Правообладатель иллюстрации istock
Image caption Подобными орудиями осуществлялась смена римской власти

Случай этот был далеко не единственным. Личная гвардия императора убила следующих правителей Рима: Коммода в 192 году, Каракаллу в 217, Гелиогабала в 222, Пупиена и Бальбина в 238. И что особенно интересно, в ряде случаев преторианцы сначала возводили императора на престол, а потом, если их что-то не устраивало, его же и убивали.

Печальна, например, была судьба Сервия Сульпиция Гальбы, которого преторианцы сделали императором в 68 году, и, не слишком заморачиваясь вопросами лояльности и совести, убили в 69. А все из-за того, что ставши императором, Гальба решил, что ему теперь все дозволено и не удосужился достойным образом вознаградить тех, кто поднял его на самую вершину власти.

Еще пример: Пертинакс (кстати, выдающаяся личность, первый император, который происходил из вольноотпущенников) принял власть после убийства Коммода, процарствовал всего три месяца, после чего преторианцы, недовольные тем, что он попытался их как-то приструнить, его прикончили.

Дальше преторианцы устраивали такие безобразия, что римляне, наверное, просто мечтали, чтобы они провалились куда подальше.

Правообладатель иллюстрации istock
Image caption Вроде бы их распустили еще в IV веке...

Историк Кассий Дион утверждал, что убивши Пертинакса, преторианцы призадумались, что делать дальше: императора не было, охранять было некого, в общем, образовалось то, что называется вакуумом власти.

Достойные воины решили устроить аукцион: кто больше заплатит, тот и император.

В финансовую борьбу за трон вступили консул Дидий Юлиан и тесть убиенного Пертинакса Тит Флавий Сульпиций. В финансовом противостоянии победил Юлиан, пообещав каждому преторианцу колоссальную сумму в 25 тысяч римских сестерциев.

Впрочем, некоторые историки не согласны с такой трактовкой событий, полагая, что деньги деньгами, но преторианцы совершенно справедливо полагали, что Сульпиций, получив императорскую власть, отомстит им за смерть зятя.

Не на того поставили

Правообладатель иллюстрации istock
Image caption А если бы преторианцы поставили на Константина, все могло бы пойти совсем иначе

В таком духе преторианцы просуществовали вплоть до начала IV века, когда совершили последнюю крупную ошибку, решив в очередной раз сыграть решающую роль в том, кто будет императором, они поддержали не того кандидата. Судьба, наконец-то, решила, что с нее хватит, и император Константин на голову разбил войска претендента Максенция, вместе с элитной охраной.

После победы Константин справедливо рассудил, что преторианцам больше веры нет (удивляет, что до него многочисленные императоры не сумели додуматься до этой простой мысли), распустил гвардию, отправил уцелевших вояк служить на задворки империи и даже их бараки в Риме сравнял с землей.

После трех с половиной столетий славной истории, страницы которой включали в себя предательства, убийства, жадность, стукачество и прочие высоконравственные деяния, элитная охрана императоров наконец-то перестала существовать.

Невыученные уроки?

Правообладатель иллюстрации istock
Image caption "Мы, оглядываясь, видим лишь руины..." Интересно, почему история остается невыученной?

Радует в этой ситуации то, что жернова современной истории вертятся все-таки быстрее. Пугает – что ни у одного римского императора, даже самого кровожадного, не было чемоданчика с ядерной кнопкой

Хотя успокаивает тот момент, что даже самые что ни на есть элитные преторианцы - тоже люди, а значит хотят жить и жить хорошо, и им вовсе не улыбается погибнуть в ядерном апокалипсисе.

И, кстати, еще одна простая, как мычание, истина: никогда не заводите себе ирландского волкодава, если вы не уверены, что сможете его контролировать. Даже если в вашем окружении нет никого, кто мог бы хитроумно отравить инжир прямо на дереве, найдется тот, кто недрогнувшей рукой воткнет вам острое лезвие прямо в жизненно важный орган.

Как там говорил Цицерон? Historia est magistra vitae – История учит жизни.

Одно удивляет: человечество существует уже не первое тысячелетие, а по этому предмету опять двойка...

Новости по теме